Владимир Макей: Я не знаю, достигли ли мы дна в наших отношениях с ЕС


Владимир Макей: Я не знаю, достигли ли мы дна в наших отношениях с ЕС

Министр иностранных дел Владимир Макей рассказал об отношениях Беларуси с европейскими странами.

— Можно ли ожидать подписание топливного баланса в ближайшее время между Белоруссией и Россией? На ваш взгляд, в этом вопросе больше политики или все-таки это спор хозяйствующих субъектов?

— Я бы не видел в этом какой-то серьезной проблемы. Действительно, балансы спроса и предложения по различным видам продукции формируются ежегодно в рамках Союзного государства. Я был бы неискренен, если бы сказал, что все там проходит без сучка и задоринки. Бывают иногда и трения, но они носят эпизодический и незначительный характер. О том, что мы можем решать эти вопросы в конструктивной манере говорит тот факт, что мы, например, на этот год согласовали балансы по мясо-молочной продукции, сахару, газу, по поставкам электроэнергии, по углю и по другим видам продукции.

Сейчас ведутся переговоры о согласовании топливного баланса на 2013 год. Как вы знаете, на первые два квартала мы согласовали объемы поставок нефти в размере 5,75 миллиона тонн. И я бы не хотел видеть в этом какой-то политический подтекст, как это пытаются утверждать некоторые оппозиционные СМИ в России и Беларуси. Скорее всего, идет обыкновенный нормальный рабочий процесс. Как нам кажется, задача каждой стороны в том, чтобы получить, естественно, выгоду от принятого решения и в конечном итоге выгоду в целом для Союзного государства.

Мы настроены на спокойную и конструктивную работу, исходя из того, что решение должно быть выгодно для обоих государств. И если необходимо, то надо идти и на соответствующие компромиссы.

— Как вы могли бы охарактеризовать современные отношения Белоруссии и ЕС?

— Непростой вопрос… Я не знаю, достигли ли мы дна в наших отношениях с ЕС, но я своим европейским партнерам или оппонентам говорил, что мы сейчас действительно достигли того уровня отношений, когда дальнейшие какие-то ужесточающие шаги со стороны Евросоюза не приведут к существенному изменению статус кво в наших отношениях.

Ситуация очень интересная. С нами граничит несколько стран ЕС, с которыми мы готовы жить в мире, дружбе и согласии, но мы хотим, чтобы и к нам относились порядочно, уважительно, без всякого давления и санкций. Мы готовы поддерживать дружеские отношения на равноправной основе.

Но что происходит сейчас? Некоторые нюансы, скажем, касающиеся уровня демократии в Беларуси, характерны и для ряда других стран — членов Совета Европы. Но с ними у Евросоюза нормальные отношения. И когда мы спрашиваем наших европейских партнеров, почем к нам подходят с одной меркой, а к ним с другой, нам отвечают, что Беларусь более европейская страна, чем "некоторые другие страны", и поэтому к нам подходят с более жесткой меркой. На мой взгляд, это некая современная форма расизма, когда одинаковые демократические ценности существуют для всех, но к некоторым странам подходят по-разному.

Мне кажется, что в сфере международных отношений такие подходы неприемлемы. Это то, что мы называем абсолютно явными двойными стандартами. Мы готовы к нормальному развитию отношений как с отдельными членами ЕС, так и с Евросоюзом в целом. Мы готовы к диалогу, но он должен вестись между теми, кто разрабатывает, принимает и реализует решения, а именно между Евросоюзом и властями. И мы готовы к тому, чтобы этот диалог проводился на уважительной равноправной основе.

— Вы включены в "черный список" для въезда в страны ЕС и США…

— Недавно с визитом в Беларуси побывал президент Сербии Томислав Николич. И когда в ходе его беседы с президентом Беларуси обсуждалась в том числе взаимоотношения наших стран с Европейским союзом, он сказал: "Я пятнадцать лет был включен в подобные списки, но голова у меня на месте, руки на месте. В общем, я жив и продолжаю работать".

Вспомните, что произошло с Сербией. Ее разбомбили, за бесценок растащили. Фактически, можно сказать, распяли. Сейчас по крохам нынешнее руководство Сербии пытается восстанавливать страну и сделать ее эффективно функционирующим государством. Не хотелось бы, чтобы такое происходило в отношении Беларуси. Наша задача — сделать все для того, чтобы Беларусь сохранила государственность, суверенитет, независимость, чтобы она была процветающим государством и каждый гражданин чувствовал себя в нашей стране комфортно. Каким образом мы эту задачу решим, это уже другой вопрос. А в списках ты или не в списках, это имеет абсолютно вторичное значение.

Но раз уж зашел об этом разговор, то хочу сказать, что эти списки сами по себе абсурдны. Ладно бы туда включили чиновников, которые исполняют свои обязанности и в какой-то мере, по мнению Евросоюза, могут отвечать за те или иные шаги властей. Но при чем здесь журналисты, которые выполняли свою миссию и поступали так, как велит им их совесть? Почему оппозиционный журналист, который поливает грязью власть, считается апологетом свободы слова?

А журналист государственного издания, который тоже высказывает свою точку зрения, но которая может быть неприятной кому-то, считается сторонником режима, и поэтому его надо включать в соответствующие списки? Ведь он делает свое дело. Где тогда эта демократическая ценность в виде свободы слова, свободы выражения мнений?
Точно так же выглядит ситуация относительно включения в эти списки представителей избирательных комиссий всех уровней, судей. Судебная и избирательная системы в Беларуси независимы. Непонятно, как можно наказывать людей, выполнявших свой профессиональный долг.
Короче говоря, эти списки в моем понимании — абсолютная смесь абсурда и измышлений. Понятно, что без устранения этой проблемы с повестки дня в наших отношений с Европейским союзом, наверное, движения вперед не будет.

— Какими бы вы хотели видеть идеальные отношения Белоруссии с ЕС?

— Вы знаете, не мной изобретена фраза "вы или удаляйтесь от России и приближайтесь к Евросоюзу, или удаляйтесь от Европейского Союза и приближайтесь к России". Мы не хотели бы ни от кого удаляться. Мы хотели бы иметь равноприближенные отношения со всеми нашими партнерами, кто окружает нашу страну, неважно, Восток, Запад, Север, Юг. Но хотели бы, чтобы нас уважали, а не демонизировали, как это происходит сейчас. За малейшее какое-то прегрешение нас буквально втаптывают в грязь.

Повторю, что мы выступаем за то, чтобы у нас с Евросоюзом был нормальный взаимоуважительный диалог. Мы готовы к этому диалогу. Мы считаем, что Беларусь уже сейчас вносит свой вклад в обеспечение стабильности и безопасности в регионе. Это борьба с торговлей людьми, борьба с трансграничной преступностью, с наркотрафиком и многое другое. Мы считаем, что нормальные отношения с Евросоюзом способствовали бы тому, чтобы Беларусь оставалась островком стабильности в Европе и чтобы она никому не доставляла никаких проблем.

— У лидеров Белоруссии и Венесуэлы были особые личные отношения, которые проецировались на политическое и экономическое взаимодействие между странами. Изменилось ли что-то после ухода из жизни Уго Чавеса и как будут выстраиваться отношения с новым руководством Венесуэлы?

— Президент Беларуси участвовал в церемонии прощания с Уго Чавесом. Естественно, у него были разговоры с теми, кто сейчас возглавляет Венесуэлу.

Конечно, Чавес был великой фигурой, он, наверное, был немножко идеалистом, потому что верил, что превратит Венесуэлу в социально справедливое государство. Да, наверное, не только Венесуэлу, но и всю Латинскую Америку. Он много делал для этого, и жизнь в Венесуэле за годы его правления серьезным образом изменилась. С уходом Чавеса, я думаю, Латинская Америка и весь мир немножко осиротели.

Но я убежден, что те наработки, которые у нас существуют с Венесуэлой, позволят сохранить высокий уровень сотрудничества во всех областях. Речь идет не просто о товарообороте, между нашими странами существует очень тесное взаимодействие в таких отраслях, как промышленность, сельское хозяйство, совместная нефтедобыча, а также газификация. Здесь мы достигли действительно очень высокого уровня взаимодействия.

Мы искренне надеемся, что последователи Чавеса, которые сейчас продолжают его дело, победят на предстоящих выборах. Мы искренне желаем им успеха. Уход Беларуси из Венесуэлы повлечет для нашего дружественного партнера в Латинской Америке существенные негативные последствия.

Мы создали там совместные предприятия по производству тракторов, автомобилей, строительных материалов. Мы по просьбе венесуэльской стороны активно работаем над строительством агрогородков, а также над реализацией ряда проектов, которые ориентированы на будущее.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров