Подпишет ли Лукашенко смертный приговор частной медицине?

Павел Дядин, UDF.BY

Смерть 23-летней девушки, решившей перед свадьбой сделать себе ринопластику в престижной столичной клинике, всколыхнула сперва интернет-сообщество, затем волна докатилась официальных СМИ, и вот в эту историю вмешался президент Беларуси Александр Лукашенко.

Как писал UDF.BY гродненчанка Юлия Кубарева после операции не смогла выйти из комы. Так и не придя в сознание, девушка скончалась 23 апреля в 4-й клинической больнице Минска, а родители обвинили в ее смерти врачей клиники "Экомедсервис".

"Я понимаю, бывают случаи, когда даже медицина бессильна, а тут просто "сволочизм". Они хотели сделать хорошую мину при плохой игре. Мы сначала, в первый день, грешили на анестезиолога, думали, что он дозу не рассчитал. Потом думали, может, организм Юли не выдержал. Но когда узнали, что это почти как убийство... , - заявил отец Юли в интервью порталу Onliner.by.

Мужчина обвиняет в смерти дочери всех четверых медиков, которые проводили операцию, — хирурга, анестезиолога, медсестру и медсестру-анестезиолога.

"Был бы среди них хотя бы один нормальный человек, сказал бы: "Ребята, что-то мы тут пытаемся скрыть", позвонил бы в "скорую"... А выйти — и тут же сбежать? Я даже лиц не помню этих сестер. Они сбежали моментально в прямом смысле слова. Анестезиолог еще был там пару часов, но ведь он ничего не делал. Операция вместо полутора часов растянулась на три часа, и, я так понимаю, люди просто хотели домой. Им было наплевать, что будет с пациентом. Они не вызвали "скорую" ни до, ни после... Мы говорим: "Почему наша дочь так дышит?" А нам в ответ: "А как она еще будет дышать, если у нее нос заложен?" А это была, по сути, агония...", - рассказывает отец погибшей девушки.

Руководство "Экомедсервиса" заявило, что не будет давать официальный комментарий по поводу трагического случая, произошедшего с пациенткой Юлией Кубаревой, пока не станут известны окончательные результаты экспертизы.

Однако журналисты "Нашай Нiвы" раскопали, что впасть в кому девушка могла из-за сбоя в работе аппарата искуственного дыхания. По информации издания клиника просто решила "сэкономить" на сервисном обслуживании оборудования.

"В "Экомедсервисе" девушке ввели внутривенный наркоз — там только такой и делают. Однако при этом ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ) с закрытым контуром, т.е. воздух в нем циркулирует по кругу. Хотя обычно ИВЛ с закрытым контуром применяют при газовом наркозе: чтобы дорогой наркотический препарат не улетучивался в воздух и чтобы им не дышали врачи, - сообщил "Нашай Нiве" источник знакомый с ходом ведения проверки. - В аппарате ИВЛ с закрытым контуром есть абсорбер — простыми словами, фильтр для удаления избытка углекислого газа из воздуха, которым дышит человек. В "Экомедсервисе" в аппарате ИВЛ этот абсорбер был уже ни на что не годен, его должны были заменить еще в 2010 году. И не было у них газового монитора, позволяющего следить за концентрацией газов, а стоит он, кстати, совсем недорого. Поэтому во время операции девушка попросту отравилась СО2 и впала в кому, из которой так и не вышла — для того, чтобы наступила смерть мозга, много времени не нужно..."

Впрочем, эксперт издания, пластический хирург Олег Стасевич утверждает, что любая операция может закончится летальным исходом, правда, вероятность этого крайне мала. Что касается конкретного случая, то, по словам специалиста, выводы можно будет делать только после завершения работы проверяющей комиссии.

"В таких ситуациях — неважно где случается такое, в государственной или коммерческой клинике, — создается комиссия. Потом созывается конференция, анализируется ситуация: что за пациент, как его готовили к операции, что делали во время операции — именно так, пошагово. И только потом — заключение, а пока что есть только эмоции. Конечно, жаль родственников", — добавляет Стасевич.

Адвокат, специализируюящаяся на медицинских конфликтах в интервью информационному агентству БЕЛТА Ксения Кобаса заявила, что судебные перспективы этого громкого дела очень туманны.

"Первоначально проводится служебное расследование, чтобы определить, насколько действия врачей соответствовали имеющимся инструкциям, нормативно-правовым документам, протоколам. После этого для доказательства вины врача нужно проводить специальную экспертизу, чтобы установить наличие причинно-следственной связи между наступившими последствиями и действием или бездействием врачей. Это самое сложное", - поясняет Кобаса.

При этом адвокат отмечает, что вопросы, которые ставятся перед экспертизой, очень конкретные, а вот ответы, которые дают эксперты, зачастую содержат несколько причин наступления последствий, в том числе и связанные с имеющимися у пациента сопутствующими заболеваниями.

"Поэтому установить причинную связь между наступлением смерти и действием или бездействием медицинского работника - очень сложно", - утверждает адвокат.

Эта история и на самом деле, возможно, закончилась бы именно так, как описывает Кобаса. Но тут в дело погибшей в "Экомедцентре" Юлии Кубаревой произошел крутой поворот. О нем узнал президент Александр Лукашенко, который тут же поручил министру здравоохранения "в рамках закона" разобраться с провинившимся медцентром.

Глава государства потребовал освободить от занимаемых должностей всех виновных медработников и административный персонал центра и взять под государственный контроль управление "Экомедсервисом".

"Будущее этой коммерческой организации будет определено в ближайшее время", - цитирует "Интерфакс-Запад" президентскую пресс-службу.

Кроме того, Лукашенко поручил Комитету госконтроля проверить финансово-хозяйственную деятельность центра, а Следственному комитету – "обеспечить принятие самых жестких мер наказания к виновным".


Произошло то, о чем предупреждали некоторые эксперты: частный случай, в котором еще предстоит разобраться специальной медицинской комиссии, может стать почвой для начала кампании шельмования всей платной медицины.

Об этом, в частности, в своем блоге на сайте "Белорусские новости" предупреждал руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

"Выстраивать стратегию развития целой отрасли экономики, в том числе медицины, на частных случаях и несчастьях, неправильно. Так беды не оберёшься гораздо больших масштабов. Каждый человек может ошибиться, в том числе человек в белом халате", - пишет эксперт.

Как отмечает Романчук, "трудно посчитать, сколько десятков тысяч белорусов умерло из-за ошибок врачей, медицинского персонала в государственных больницах и клиниках". "Нет открытой статистики, сколько десятков тысяч белорусов можно было бы спасти, если бы у нас был доступ к современным лекарствам, новейшей медицинской технике и приборам, - продолжает руководитель центра Мизеса. - Министерство здравоохранения не извещает нас о том, сколько необязательных смертей в год случается в нашей стране в рамках государственной монопольной медицинской системы. Эта трагическая статистика скрыта от общественности. Врачей в рамках выполнения прогнозных показателей от больших начальников сверху «убеждают» ставить политически корректные диагнозы и заявлять о неизбежности смерти".

По словам Романчука, "на малых и больших трагедиях надо учиться". "Жизнь Юли Кубаревой должна стать катализатором серьезного диалога общества и власти на предмет полноценной рыночной реформы медицины", - заключает руководитель центра Мизеса.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров