Престолонаследие: Виктор, побеждающий Александра

Игорь Драко, специально для "Белорусского партизана"

Будь я на месте Виктора Лукашенко, я бы непременно "сковырнул" папашу с трона.

Нормальная месть взрослого человека, которого лишили права распоряжаться собственной жизнью.

Вот куда было деваться Вите, когда его отец решил оставаться правителем Беларуси до самой смерти?

У него было три выхода.

История вообще-то известная. В жизни такое бывает не редко, а в кино и литературе встречается еще чаще. Отец, финансовый или промышленный магнат, принуждает сына стать продолжателем своего дела. Как ведет себя сын?

Он превращается в бледную копию отца и смиренно ждет, когда родитель по причине старости признает за ним право быть главным в семье и деле.

В лет двадцать пять или еще раньше сообщает отцу, что ему плевать на семейный бизнес и далее он сам ответственен за свою судьбу.

Терпит до поры до времени авторитарного отца, а потом на совете директоров или как-то иначе ставит отца перед фактом: "Все, папа, теперь я тут главный, а ты давай-ка на покой".

Первый вариант Виктору не подходит, потому что страну отец ему не передаст, не монархия все-таки, придется пройти через выборы, и кто знает, какой реальной властью к тому моменту будет обладать отец: вдруг в "вертикали" уже перестанут воспринимать его всерьез.

Второй вариант невозможен, как говорится, по определению. Уходить Виктору некуда. Один раз назвался "молодым волком", накуролесил (обыски, аресты и прочие прелести не только по отношению к оппозиционерам, но и многим "вертикальщикам"), теперь либо за спиной папы отсиживаться (а тот тоже не вечный), либо занимать место папы.

Таким образом, мы переходим к третьему варианту.

Отважится ли Виктор на символическое "отцеубийство"? Я бы, повторюсь, отважился. Но мне, в отличие от Виктора, повезло.

Мой отец почти всю жизнь был простым водителем автобуса (уволился из разваливавшегося ПМК в год прихода Александра Лукашенко к власти), до пенсии дорабатывал оператором в водоканале. Я вышел из-под родительской опеки в семнадцать лет, все профессии получил без отцовской поддержки, занимался бизнесом и нанимался на службу без его участия. Даже на покупку квартиры я не взял у отца безвозмездно или в долг и полтысячи долларов, потому что в далеком 99-м таких денег у него не было (он тогда жил в пока еще не процветающей Беларуси, а я в переживавшей последствия дефолта России).

Мне моего отца побеждать было не нужно. И я не был его бледной копией – просто не мог ею быть, так как наши жизненные миры едва пересекались.

Но миры Виктора Лукашенко и Александра Лукашенко настолько взаимосвязаны, что первый, дабы не быть бледной копией второго, может (и, по моему разумению, должен) посягнуть на трон, который никогда не перейдет ему по наследству. Ну хорошо, не сам лично, так через своего надежного соратника (найти достойного претендента на пост президента в "вертикали" не сложно: папа многим надоел до невозможности).

Если же Виктор и Ко окажутся неспособными для такого действия, это будет означать, что журналисты напрасно окрестили их "молодыми волками". "Щенками" были в двадцать, "щенками" останутся и в сорок, и в пятьдесят.

А что касается президентства Александра Лукашенко, то оно закончится либо смертью бессменного правителя Беларуси (все умирают, таков закон жизни), либо «насильственным» отстранением его от власти.

Почему "насильственным", почему в кавычках? Потому что я не убийство и не государственный переворот имею в виду, а настойчивую просьбу "уйти", произнесенную тем (теми), перечить кому Александр Лукашенко не посмеет… уже не посмеет.

А как считаете Вы, сможет ли Виктор Лукашенко стать новым президентом Беларуси?
Всего проголосовало: 686

Новости по теме

Новости других СМИ