Что понаписали русские журналисты после лукашенковского пресс-тура?

Кирилл Хилько, "Наша Ніва"

Гродно – жемчужина российско-европейской архитектуры, а Батько должен стать президентом объединенной Руси – и это еще далеко не все выводы россиян, сделанные ими по факту поездки в Беларусь.

11 октября состоялась рекордная 5,5-часовая пресс-конференция Лукашенко для представителей российских региональных СМИ, ставшая заключительным этапом 6-дневного пресс-тура.

Российские журналисты приезжают посмотреть на "белорусское чудо" уже 11-й год подряд. В этом году настала очередь показать им Гродненскую область. Около 80 медиасотрудников посетили несколько агроусадеб, молочно-товарный комплекс, фирму "Конте-Спа" – производителя чулочно-носочных изделий.

Сообщалось, что примерная суммарная аудитория всех СМИ, принимавших участие в пресс-туре, составляет три миллиона. Большинство СМИ ограничилось перепечаткой цитат Лукашенко. Однако в российской региональной прессе появились статьи, в которых журналисты делились пропущенными через себя впечатлениями. "НН" выбрала из них наиболее примечательные моменты.


Гродно, жемчужина российско-европейской архитектуры

По старой доброй традиции, статьи российских журналистов пропитаны нежностью и, иногда, беспричинно-идиотическим любованием.

Мое путешествие по союзной республике началось, как ни странно, с изменения имени. По-белорусски оно звучит Вольга, почти как великая русская река. Первым пунктом программы стал город Гродно, куда армия российских журналистов прибыла в теплое осеннее утро понедельника. Глаз сибирского жителя не мог не радоваться пышной яркой осени, которую нам в таком картинном виде у себя дома наблюдать не приходится. Красоты Гродно открывались постепенно, город оказался наполненным смесью российской и европейской архитектуры. Первая представлена в основном жилыми многоэтажками, вторая – замками различных эпох, старинными костелами и усадьбами

– пишет журналистка газеты "Новости Югры" Ольга Холявина в статье "Западная Беларусь: от католиков до колготок, или Как Батько Лукашенко удивлял российских журналистов". В заголовке Лукашенко назван не иначе как "Батько" – это слово особенно нравится российским журналистам и они пользуются им часто, правда каждый – на свой лад: "батька", "бацько", "бацька".

"Здесь же сосредоточено большинство белорусских католиков. Любопытно было нам, русским, воспитанным на православии, наблюдать в стране братьев-славян масштабные католические службы. Представьте, поздний вечер, на улицах небольшого городка Лида темно и малолюдно, но возле одного из небольших костелов толпился народ: идет служба. В стены католической обители все желающие просто не вошли, поэтому многие стояли на улице. У каждого в руках свечка с надетой сверху затейливой конструкцией из пластиковых бутылок, чтобы пламя не погасло. Обычные бабушки, которые четко ассоциируются у нас с православием, на самом деле католички. Служба, кстати, велась на белорусском языке", – продолжает она.

"Правильность" белорусского языка авторша определяла, сравнивая его с русским, и белорусский язык напомнил ей тетрадь безграмотного ребенка: "Если украинский язык называют смешным русским, то белорусский можно назвать свободным в грамматическом смысле. Когда ударение не падает на букву "О", смело пиши "А". Названия здешних улиц будто писали первоклассники, например, улица Камсамольская".

Не обошла автор и темы чистых улиц: "Белорусы традиционно пытались показать все лучшие стороны жизни региона: от промышленных лидеров до социальных новостроек. Хотя сегодня трудно удивить отдельными современными объектами, спортивным комплексами или дворцами молодежи, но общая картина вкупе с чистыми улицами, которые очищаются от листьев машинами, напоминающими пылесосы, создает позитивное впечатление".


Неудавшийся ловелас

Спецкор газеты "Вечерняя Москва" Алексей Белянчев избрал более инновационный подход к описанию своей поездки в Беларусь и сделал это в виде дорожного дневника. Причем первое из двух опубликованных на данный момент сообщений в "Белорусском дневнике" напоминает описание неудачной попытки завязать отношения с "проводницей по имени Инна из поезда две семерки".

"Ее огненная грива начинает свою бешеную пляску только на ветру. Когда куда-то в неизвестность начинает суетливую и бессмысленную для непосвященного пляску белый огонек сигнального фонарика в ее руке. Когда открывается дверь ее первого по нумерации вагона, который по иронии железнодорожной судьбы из Москвы в Гродно идет последним. Когда в запотевший от первых баек и споров вагон врывается глоток свежего воздуха, и даже убеждено непьющие бегут прочь, на незнакомые платформы и полустанки. Когда…" – пишет автор.

Во время 23-минутной стоянки поезда в Вязьме спецкор выкуривает три сигареты и ведет философскую беседу с проводницей БЖД Инной Николаевной Леоновой.

– Инна, а вам не страшно свою жизнь променять на эту мглу? На этот ничего не сулящий монотонный заговор колес. На этот, не оставляющий никаких воспоминаний перрон. На полупьяных и сильно поглупевших всего за полторы сотни километров пути людей? - влезаю я нагло и бесцеремонно в голубое море ее глаз, которые не сереют даже в свете перронных огней. – Вам не страшно так прожить???

– Прожить? – Инна на долю секунды съеживается. То ли от ветра. То ли от моей философской глупости. - Да нет. Не страшно. Ведь это – работа. Это моя работа…

Она, конечно, растеряна. Точнее - обескуражена.

– Вы сколько живете "на выезде"? – не унимаюсь я. И лезу вглубь… – У Вас же наверняка сейчас дома муж. Дети. …

– Уже четвертый день. У нас такой график: четверо суток в вагоне, потом четверо – дома. – Инна пытается выстроить хоть какую-то линию обороны. – А еще кошка… Она, знаете, когда приезжаю, мчится ко мне и радуется всякой ерунде, которую я могу бросить в ее миску. Она, это точно, любит меня. И муж тоже. И сын…

– А что, любовь вечна? – я иду ва-банк, уже выведав, что проводником поезда она работает десять лет.

– Не знаю. Нет, не вечна. Она просто переменчива. Она просто другая… – Инна теряется, но стоит на своем. – Она просто, как огонь сигнального фонарика: то вспыхивает, то гаснет. То вспыхивает, то гаснет… В ее глазах – слезы.


Белорусская проводница Инна все же выдержала натиск романтичного москвича и уехала домой. А спецкор без приключений добрался до Гродненской области, откуда сообщил читателям более прозаические факты: люди приветливые, улицы и дороги идеально чистые, таджиков-дворников и бомжей не видно, женщины красивые и воспитанные, еда вкусная, цены низкие, а коров доят роботы.

Также журналист рассказал, что "брошенные окурки белорусские дворники собирают вручную, чтобы не шуметь метлой под окнами в 6 утра. Начнут шуметь – на них нажалуются. Могут сразу Батьке. И тут такое может начаться… "Батьку", то есть Александра Лукашенко, уважают не только чиновники. Последние за "Грыгорыча" пьют стоя и с троекратным "ура!"


Александра Лукашенко – в президенты Объединенной Руси!

Эмоциональный след оставили пять с половиной часов выступления Лукашенко в сердце автора российской газеты "Завтра" Максима Калашникова.

"Он стал на сторону Калининградской области , назвал область "нашей землей", чем прозрачно обозначил себя сторонником единства русских земель и подтвердил свой прежний постулат о том, что русские (великороссы, уж если точнее) и белорусы – один народ. (То есть, русский народ). Более того, он предложил передать ответственность за Калининградский регион Белой Руси, где белорусы все распашут и приведут в порядок, сделав область прибыльной конфеткой.

Уверен, что очень многие в РФ согласились бы на то, что не только Калининградщину, но и еще 80 регионов стоило бы так же передать Батьке. Ибо в РФ эти "двое из ларца" (но не шибко одинаковых с лица) довели все до разрухи. А Батька, при всех его недостатках, реальный сектор в Беларуси сохранил"
, – пишет Калашников.

Журналист уверен, что заявления Лукашенко на пресс-конференции – открытый вызов Кремлю и лично Путину (или "ВВП", как называет его автор). Он хвалит Лукашенко за сохранение экономики Беларуси, но все же уверен, что она обречена на коллапс – маленький белорусский рынок не может скупить все, поэтому белорусской экономике жизненно важно выйти на "общерусский" рынок.

"Выход у Лукашенко остается один – стать президентом объединенной страны. Тогда все проблемы экономики Белой Руси будут решены. Уж не для этого ли он впрыгнул во внутриполитическую сферу РФ и не побоялся показать себя общерусским лидером посильнее Путина?" – задается вопросом Калашников.

Следует заметить, что автор "Завтра" не ограничивается одной лишь похвалой, но и выдвигает конкретные предложения.

Но шанс на вхождение в историю в роли объединителя у него еще есть. В случае, если в Москве разразится "шляхетский рокош" и Путина свалят.

Вот тогда бросок на вертолетах к Москве и объявление того, что он, А.Г., берет на себя ответственность за Союзное государство и за Россию в частности – уместны вполне. Тут его с цветами в провинции встретят и, если надо, вместе с ним Москву пойдут занимать.

Два момента тут важны: надо загодя и тайно сформировать то правительство в РФ, что призовет на помощь. А, во-вторых, заручиться поддержкой Пекина. Ибо иначе окажешься один на один со всем Западом и "мировой демократией".

Неплохо было бы сделать заявления, рассчитанные на несырьевых промышленников РФ и на ее аграриев, уничтожаемых после вступления в ВТО. Это и их могло бы потянуть в сторону Минска. Вместе с их рабочими коллективами.


– поделился своим видением белорусско-российских отношений Калашников.

А самым скромным, и в то же время решительным, вероятно, оказался директор издательского дома "Липецкая газета" Петр Игнатов. После пресс-тура в Беларусь он не делал громких заявлений, но занялся сразу расширением и углублением двустороннего союза: "прикупил добротные осенние башмаки" в фирменном магазине BELWEST в Липецке. "Ради укрепления дружбы с братьями? Да хотя бы и так. К тому же не мне одному известно, что качество у белорусских товаров и продуктов питания – ГОСТовское. А, значит, отменное".

Новости по теме

Новости других СМИ