Валюту ввозят, чтобы вывезти

Максим Равский, БДГ

В октябре произошло ожидаемое – ЧИА банковской системы стали отрицательной величиной. Потеря за месяц составила $798 млн, и теперь их величина $-721 млн. Это шестой подряд месяц с резким ухудшением данного показателя. За это время ЧИА сократились на $4,179 млрд.

Сегодняшние экономические условия как раз и способствуют такой динамике. Дефицит иностранной валюты, создаваемый отрицательным торговым балансом (и в целом общим минусовым сальдо внешних платежей), когда из страны уходит валюты больше, чем приходит, и следуемые за ним девальвационные ожидания, которые "добавляют масла в огонь" стремлением хранить сбережения в иностранной, а не в национальной валюте, вынуждает Национальный Банк проводить "жесточайшую" (с) денежно-кредитную политику. Ее цель – сохранение стабильного курса белорусского рубля. Задача, планы и обещания не допустить значительной, а тем более резкой, девальвации национальной валюты озвучиваются высшим руководством страны регулярно. И стоит это очень дорого.

Сегодняшние действия денежных властей направлены на недопущение роста национальной денежной массы, то есть, общего внутреннего спроса, в том числе на импорт, а, значит, и на иностранную валюту. В рамках такой денежно-кредитной политики ограничивается объем поддержки банков рублевой ликвидностью, что повышает спрос на национальную валюту. А та, что и выделяется, идет с ценой 45% годовых. В результате стоимость отечественных денег для банков огромна, но им, для своевременного выполнения своих обязательств, приходится занимать так дорого. И повышать процентные ставки по депонированию у себя чужих денег. С одной стороны, это усиливает привлекательность рублевых сбережений, что, в свою очередь, уменьшает спрос на иностранную валюту и давление на курс белорусского рубля. С другой – вынуждает банки повышать процентные ставки и по кредитам, что не выгодно используемому их реальному сектору экономики, который задыхается от дефицита оборотных средств в условиях взаимных неплатежей (дебиторско-кредиторская задолженность в Беларуси растет).

В настоящее время стоимость рублевого кредитования в стране - запредельна, учитывая относительно низкую инфляцию и медленную динамику курса рубля. Поэтому на первый план выходит кредитование в иностранной валюте, где проценты низки. Кроме того, превышение импорта над экспортом создает естественный инвалютный дефицит. Все это требует наличия в банковской системе дополнительных ресурсов в иностранной валюте. Дела с привлечением внешних займов по государственной линии плохи – больших денег не дают, в том числе по политическим причинам. Реальный сектор – государственный и не рыночный, поэтому самостоятельно занять за границей значимую сумму он тоже не в состоянии. Межфирменное кредитование весьма мало: в страну не стремятся иностранные инвесторы. На население тоже надежды уже нет: все желающие хранить свои сбережения на инвалютных депозитах, уже сделали это. Теперь прирост сумм на таких депозитах минимальный и исключительно валютой, приобретенной в самой же банковской системе за белорусские рубли, что является лишь перекладыванием из одного кармана в другой. А еще проценты по вкладам платить надо.

Поэтому система коммерческих банков не в состоянии удовлетворять кредитные запросы клиентов исключительно валютой других своих клиентов, средства которых размещены в самой же системе на инвалютных депозитах. Кроме того, иностранная валюта, выданная в кредит во внутреннюю экономику, хоть и размещается первоначально на счетах снова в самой же банковской системе, в конечном итоге все же уходит за границу для оплаты импорта. Для восполнения дефицита иностранной валюты в целях даже не только удовлетворить спрос на инвалютные кредиты, а чтобы своевременно и в полном объеме выполнять собственные инвалютные обязательства, коммерческие банки вынуждены занимать средства за рубежом.
Во многом это идет по линии материнских банков, дочерние банковские структуры которых имеются в Беларуси. И вообще именно по банковским каналам в настоящее время идет основной приток иностранной валюты из-за рубежа. Это увеличивает внешний долг банковской системы больше, чем каких-либо других секторов экономики в Беларуси.

Еще во II квартале текущего года, когда вопрос с иностранной валютой не стоял так остро, как сейчас, прирост внешнего долга банковского сектора Беларуси оказался наибольшим. Во втором квартале внешний долг банковского сектора увеличился на $436 млн, когда как долг государственных органов (Правительства и Национального Банка) – на $428 млн, а реального сектора (с межфирменным кредитованием) – на $302 млн. Общая же задолженность системы коммерческих банков перед нерезидентами в этом квартале увеличилась на $517 млн (с $6,495 млрд до $7,158 млрд).
Данных по внешнему долгу за III квартал еще нет, но судя по тому, как изменилась сумма обязательств коммерческих банков перед нерезидентами (увеличились за третий квартал на $1,111 млрд, то есть приток денег из-за рубежа, по сравнению со II кварталом, усилился более чем вдвое), валовый внешний долг Беларуси вырос очень сильно, намного больше, чем в предыдущем квартале.

За октябрь обязательств банков перед нерезидентами стало больше еще на $313 млн. Таким образом, начиная с июля, когда резко усилились негативные моменты в валютно-финансовой сфере страны, коммерческие банки дополнительно привлекли в страну (на чистой основе) $1,423 млрд. Сумма иностранных пассивов (обязательств коммерческих банков перед нерезидентами) теперь - $8,210 млрд. И это исторически максимальное значение. За это же время (за 4 месяца) сумма иностранных активов (иностранной валюты и различных требований к нерезидентам) увеличилась лишь на $6 млн (но за октябрь – на $82 млн, в августе и сентябре - уменьшались), до $1,278 млрд. Остальные деньги не просто выданы в виде инвалютных кредитов во внутреннюю экономику, превратившись во внутренние инвалютные требования коммерческих банков, а даже выведены из системы (в том числе вывезены из страны), поскольку их нет в наличии, ибо в таком случае они были бы учтены как находящиеся в банках иностранные активы.

В итоге чистые иностранные активы (ЧИА) системы коммерческих банков, представляющие собой разницу между объемом находящихся в системе иностранных активов (инвалюта, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам, иностранные ценные бумаги и проч.) и совокупными обязательствами банков перед нерезидентами, за 4 месяца уменьшились на $1,417 млрд (в том числе за октябрь – на $230 млн) и составляют сейчас $-6,932 млрд. Это также исторический минимум этого показателя.

Рис.1. Иностранные активы, обязательства перед нерезидентами и ЧИА коммерческих банков Беларуси, помесячно

Валюту ввозят, чтобы вывезти

Потеря за месяц составила $798 млн, и теперь их величина $-721 млн. Это шестой подряд месяц с резким ухудшением этого показателя. За это время ЧИА сократились на $4,179 млрд.

Как видно из графика (рис.1), коммерческие банки Беларуси активно наращивали свои ресурсы привлечением денег из-за границы с осени 2010-ого до весны 2011-го года (до апреля): сверхвысокий спрос на иностранную валюту в этот период требовал соответствующего предложения. Затем система, в условиях сильного посткризисного инвалютного притока и особенностей нефтяного бизнеса, а также в результате продажи Газпрому оставшейся половины Белтрансгаза за $2,5 млрд, возвращала долги нерезидентам, вплоть до сентября 2012-го. С октября же, с момента первого миникризиса осени того года, с резким увеличением спроса на иностранную валюту, коммерческие банки снова стали одалживать деньги за рубежом.

При этом соответствующей зеркальной динамики иностранных активов, находящихся в системе никогда не наблюдается – привлеченные средства вложены в экономику и вывезены из страны для оплаты импорта. Если бы они остались в стране на депозитных счетах, инвалютный баланс сохранился бы и ЧИА не изменились бы. А так они являются лишь инвалютными обязательствами экономики перед банками. Кроме того, некоторая сумма привлеченной из-за рубежа инвалюты перетекла через обменные пункты в карманы населения и находится там (как говорится, «под подушкой») в виде наличной валюты.

Часть привлеченной коммерческими банками из-за рубежа инвалюты поступает через различные схемы, в Национальный Банк, участвуя в формировании золотовалютных резервов (ЗВР). Но он использует иностранную валюту для поддержания курса белорусского рубля, восполняя ею недостающий объем предложения. Поскольку в последнее время расход инвалюты Нацбанком превышает ее поступление к нему, запасы тают. За октябрь объем имеющихся в наличии иностранных активов Национального Банка (это - золото, иностранная валюта, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам и иностранные ценные бумаги и прочее, то есть основная часть золотовалютных резервов в национальном определении), уменьшился на $568 млн до $6,936 млрд. За 4 месяца снижение составило $1,168 млрд (рис.2).

Учитывая сумму обязательств Национального Банка перед нерезидентами, ЧИА Нацбанка на конец октября сложились в размере $6,211 млрд. За октябрь они уменьшились на $568 млн (сумма обязательств перед нерезидентами за месяц почти не изменилась), а за 4 последних месяца – на $1,523 млрд. Последний раз такое снижение происходило, как и у коммерческих банков, в предкризисный период. Тогда Национальный Банк за 6-месячный период (октябрь 10-го – март 11-го) потратил на чистой основе $2,529 млрд своих иностранных активов (размер сокращения ЧИА). Сейчас за последние 6 месяцев (за апрель-октябрь) ушло $2,299 млрд ЧИА.

Рис.2. Иностранные активы, обязательства перед нерезидентами и ЧИА Национального Банка Беларуси, помесячно

Валюту ввозят, чтобы вывезти

В целом по банковской системе (коммерческие банки плюс Национальный Банк) общие чистые иностранные активы (ЧИА БС) за октябрь уменьшились на $798 млн и теперь составляют отрицательную величину: $-721 млн. То есть имеющихся в наличии сумма ликвидных иностранных активов уже меньше суммы обязательств перед нерезидентами. Теперь ситуация до боли напоминает конец декабря 2010-го года, когда ЧИА БС упали, также перейдя минусовую черту, до $-696 млн. Три года назад за 6 месяцев (за июль-декабрь 2010-го) они сократились на $3,326 млн, за такой же 6-месячный срок, но непосредственно перед кризисом (за октябрь 10-го – март 12-го), на $3,946 млрд. Сейчас же за последние 6 месяцев – на $4,179 млрд. График (рис.3) динамики ЧИА БС этого года идентичен таковой предкризисного периода.

Рис.3. Иностранные активы, обязательства перед нерезидентами и ЧИА банковской системы Беларуси, помесячно

Валюту ввозят, чтобы вывезти

Плюсовые ЧИА Нацбанка компенсируют минусовые ЧИА коммерческих банков на 89,6%.

Рис.4. Чистые иностранные активы в разрезе секторов банковской системы

Валюту ввозят, чтобы вывезти

Сколько валюты осталось в банках и сколько они должны


На конец октября сумма находящихся в банковской системе ликвидных (без внутренних инвалютных требований) иностранных активов - $8,214 млрд. За месяц их стало меньше на $486 млн. Максимальный объем был в конце июля прошлого года - $13,290 млрд, и за 14 месяцев снизился на $5,076 млрд. Это самое сильное снижение в истории банковской системы Беларуси. Инвалютный прошлогодний притоки деньги от продажи БТГ – "проедены".

Рис.5. Динамика ликвидных иностранных активов (ЛИА) банковской системы по секторам

Валюту ввозят, чтобы вывезти

Объем обязательств банковской системы перед нерезидентами увеличился за октябрь на $312 млн, до $8,935 млрд. Но кроме заграничных обязательств, банковская система имеет инвалютные обязательства перед собственной экономикой и гражданами, которые размещают собственные иностранные активы на депозитных счетах в коммерческих банках. На конец октября сумма инвалютных депозитов в банках – экв. $11,816 млрд (рост за октябрь - $322 млн). И с учетом этого, суммарные инвалютные обязательства банковской системы составляют $20,751 млрд.

Рис.6. Динамика суммарных инвалютных обязательств банковской системы по секторам

Валюту ввозят, чтобы вывезти

Отношение объема ликвидных иностранных активов банковской системы (ЛИА БС) к объему совокупных ее же инвалютных обязательств (СИО БС) перед нерезидентами, собственной экономикой и населением – показатель способности банковской системы оперативно отвечать по собственным инвалютным обязательствам и удовлетворять различные инвалютные требования, в том числе по конвертации белорусских рублей в иностранную валюту.

Рис.7. Отношение инвалютных активов (с золотом в ЗВР и без него) к совокупным инвалютным обязательствам перед нерезидентами, экономикой и населением, %

Валюту ввозят, чтобы вывезти

Как видим, соотношение ликвидных иностранных активов к совокупным инвалютным обязательствам достигло уровня марта-апреля 2011-го года. В условиях перманентного дефицита внешних платежей (особенно торгового баланса) кардинального улучшения быть не может: дефицит иностранной валюты сохранится. Для удовлетворения спроса на нее, для оплаты импорта (вывоза валюты за рубеж) и одновременно удержания курса белорусского рубля придется продолжить практику внешнего заимствования. Как и сейчас – по банковским каналам. А это - дальнейшее снижение ЧИА (то есть, увеличение минусового их значения). А при нехватке этих объемов – использовать ЗВР Национального Банка, то есть сокращать объем ликвидных иностранных активов. Однако этому есть предел – золото вряд ли будет использовано для удовлетворения импорта. Да и у остатка непосредственно иностранной валюты есть минимум. Исходя из имеющихся на данный момент сумм иностранных активов в Национальном и коммерческих банках, возможности и размеру притока иностранной валюты извне, а также размеру дефицита текущего счета платежного баланса (в том числе торгового баланса), до конца года возможно удерживать курс белорусского рубля стабильным. Но малейший испуг валютных и рублевых вкладчиков (достаточно только населения, без юридических лиц) впоследствии приведет к невозможности банковской системы оперативно и в срок ответить на резко появившиеся огромные (по отношению к оставшимся после расходов на удержание курса иностранным активам) инвалютные требования. Такие как массовое закрытие депозитов и такая же массовая конвертация белорусского рубля в иностранную валюту. И тогда единственным вариантом удержания ситуации (не допустить дефолт) окажется замораживание депозитных счетов (мораторий на закрытие и частичное снятие, и по рублевым и по инвалютным счетам) и обвальная девальвация. А основными инвалютными активами банковской системы окажутся инвалютные обязательства (долги) кредитополучателей – белорусских предприятий. И золото. "На случай войны" (с).

Новости по теме

Новости других СМИ