Беларусь не исчерпала лимит революций

Сергей Николюк, Naviny.by

Реакция Александра Лукашенко на события в Украине была предсказуемой. "Для нас Майдан не то что неприемлем — Майдана в Беларуси не будет", — заявил он в Минске 23 февраля. Почему не будет? Это Лукашенко объяснял ранее: потому что в Беларуси "лимит революций и потрясений исчерпан еще в прошлом столетии".

Глава белорусского государства имеет два высших образования — историка и экономиста. Ему, наверное, виднее. К тому же гарантией против революций в Беларуси служат не только люди в погонах, но и, как было сказано в 2006 году, последовательное "восхождение к благополучной и достойной жизни".

Тогда, на третьем Всебелорусском народном собрании, такое заявление звучало весьма органично. Однако после 2011 года с его катастрофической девальвацией национальной валюты восхождение сменилось спуском. Отсюда рост напряженности в обществе. Сегодня его фиксируют не только независимые социологи, но и сам Лукашенко:

Даже в нашем обществе, как я заметил, наметились некие напряжения, опасения за безопасность и стабильность нашего государства.


Тут автор высказывания немного лукавит. Опасения по поводу потери стабильности "нашего государства" возникают у него лично. Возможно, у его ближайшего окружения. Общество же озабочено ростом цен, курсом рубля и прочими приземленными вещами.


Что гарантирует гарант?

Каждое государство уникально. Беларусь в этом смысле не является исключением. В XXI век она вошла, не решив основных задач буржуазных революций. Власть не отделена от собственности, а закон так и не стал универсальным регулятором экономических, политических и социальных отношений.

Принятие Конституции ничего в этом плане не изменило. Как и во времена Киевской Руси, власть в современной Беларуси стоит над законом. Александр Лукашенко в своих публичных выступлениях постоянно нам об этом напоминает.

Подкреплю сказанное свежим примером. "Давайте договоримся без всяких там наскоков. Если вы (предприниматели) после сегодняшнего разговора попробуете где-то устроить забастовку, не будете работать на своем рабочем месте, вы больше туда не придете. Я приму решение: тот, кто демонстративно закрыл свои квадратные метры, окошко или ларек, он больше там не появится. Просто вам нигде в Минске и в стране не дадут арендовать площади", — заявил президент 18 февраля на совещании по проекту указа "О некоторых вопросах реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами".

А теперь откроем Конституцию:

Граждане имеют право на защиту своих экономических и социальных интересов, включая право на объединение в профессиональные союзы, заключение коллективных договоров (соглашений) и право на забастовку (статья 41).


Причем слова с корнем "гарант" встречаются в Конституции 24 раза!


Беларусь как напряженная социальная система

Не решив основных задач буржуазных революций, то есть не устранив препятствий для развития рыночной экономики, главный архитектор уникальной белорусской модели пытается при этом отвечать на внешние вызовы мирового рынка. Что у него получается — наглядно продемонстрировали скудные экономические итоги 2013 года. В частности, отрицательное сальдо внешней торговли товарами и услугами составило 1,723 млрд. долларов.

Но кроме внешних вызовов существуют и вызовы внутренние. На языке, привычном для обладателя дипломов двух советских вузов, эти вызовы порождены конфликтом между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями.

В то время как производительные силы в Беларуси сформированы в своей основе индустриальной экономикой (частично постиндустриальной), производственные отношения сохраняют свою добуржуазную (феодальную) природу. Способ разрешения подобных несоответствий — революция. Профессиональные историки не могут об этом не знать.

Поэтому я бы не спешил ссылками на переизбыток революций в прошлом столетии объяснять исчерпание их лимита в Беларуси. Количество тут не при чем. Уникальный человек Виктор Янукович умудрился лично на протяжении десяти лет (в 2004 и 2014 годах) спровоцировать две революции! И если вторая потерпит неудачу, то за ней последует третья. И так будет продолжаться до тех пор, пока основные задачи буржуазной революции в Украине не будут решены.

Стабильность любой социальной системы в режиме "здесь и сейчас" обеспечивается не за счет отсутствия противоборствующих внутренних сил, а за счет их взаимного уравновешивания. Иначе не бывает. В этом смысле любая социальная система является "напряженной социальной системой" (по Ли Россу и Ричарду Нисбетту).

Огромную роль в поддержании стабильности социальной системы по имени Беларусь играют российские дотации. Стоит их только убрать, и силы дестабилизации выскочат как черт из табакерки.

Важная деталь. Эти силы не возникнут из ничего. Нет, они уже имеются в нашей социальной системе, и в первую очередь на ее верхних иерархических уровнях. Просто российские дотации их уравновешивают и тем скрывают от стороннего наблюдателя.


Лукашенко так и не создал институтов развития

О наличии напряженности внутри социальной системы по имени Беларусь постоянно подает сигналы и сам Александр Лукашенко. Большая часть этих сигналов не кодируется и потому доступна любому телезрителю и читателю государственных газет.

Когда на двадцатом году строительства белорусской модели регулярно пополняется список отраслей, в которых необходимо "навести элементарный порядок", то рост напряжения в обществе возникает и без дополнительных усилий со стороны оппозиции.

В качестве иллюстрации этого утверждения приведу таблицу с сайта НИСЭПИ. В год с несчастливым номером доля белорусов-пессимистов устойчиво превышала долю белорусов-оптимистов. До повторения абсолютного рекорда сентября 2011 года дело не дошло, но кто даст гарантию, что рекорд не будет перекрыт в ближайшее время?

Беларусь не исчерпала лимит революций

Для поиска и расшифровки кодированных сигналов набираю в Google "Лукашенко именем революции". Через 0,35 секунды поисковая система откликается двумя миллионами ссылок. Богатый урожай, согласитесь. Противник революции, активный глашатай эволюционного пути развития неожиданно предстает перед нами этаким белорусским Че Геварой.

Не так-то просто выделить год, когда Лукашенко не наводил порядок в стране "именем революции". Еще сложнее определить сферу деятельности, не затронутую вихрем революционного менеджмента.

Начну с цен в школьных столовых. В октябре 2004 года президент объяснил участникам республиканского совещания по социальным вопросам, каким образом эти цены были установлены в первые годы его президентства:

Пошли в одну школу, во вторую, посчитали и установили «именем революции», решением исполкома цену завтрака, обеда и полдника. И пусть укладываются в эту цену!


В те же годы и по той же технологии налаживалась в Беларуси торговля калийными удобрениями:

Правительство новое пришло, они уже сообразили, что надо схватить это, продать там по демпинговым ценам, где-то в Польше или еще где-то. А когда их много — конкуренция — наперебой продают, цены самые низкие. Я тогда, именем революции, без всяких: "Всё, больше никому не давай, сам (директор "Беларуськалия". — С.Н.) продавай! До свидания. Проверю.


"Именем революции" была остановлена в Беларуси "бандитская приватизация". "Именем революции" после распада СССР государство организовывало помощь своим (государственным) предприятиям.

Годы были трудные, и такая помощь была оправдана. Но и в условиях современной стабильности многие решения по-прежнему принимаются привычным способом. Принимаются не только главой государства, но и главой правительства. Привожу рецепт Михаила Мясниковича по спасению кожевенной и обувной промышленности, озвученный 8 ноября 2012 года:

Считаю, что нужно пойти на эти холдинги. Там, где мы имеем контрольный пакет, заставить именем революции пойти в холдинг.


Не могу себе отказать в удовольствии процитировать фрагмент президентского послания народу и парламенту 2010 года:

Вместо 20 сантиметров стенку внутри помещения строители предлагают: "Александр Григорьевич, давайте сделаем 5 сантиметров. Здесь же достаточно. Это в два раза дешевле". Надо решение президента. Принял решение "именем революции", без всяких нормативных актов разрешил. Построили. Ходят и ахают: как красиво, хорошо и удобно.

Я вынужден был принять опять "именем революции" решение — перейти на европейский стандарт (там, где у нас хуже, а где лучше — оставить лучшее). И что мы потеряли? Ничего.


Я не соединил искусственно два абзаца вместе. Они рядом стоят в оригинале. В первом глава государства "именем революции" приказывает нарушить строительные нормы, во втором — обязывает их выполнять!

***

Любая социальная система является напряженной. Ее стабильность есть следствие компромисса между центробежными и центростремительными силами. Одним из генераторов центробежных сил в Беларуси выступает сам Александр Лукашенко.

Печальный итог его полной неспособности решать задачи развития "именем революции" был убедительно продемонстрирован в 2013 году с его падением экспорта товаров и провалом модернизации. Что касается институтов развития, то к их созданию за два десятилетия нахождения у власти белорусский Че Гевара так и не приступил.

Маркс был прав: всякая революция начинается "сверху". Ее провоцирует неспособность власти управлять старыми методами в новых условиях.


Об авторе

Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов "Левада-центра".

Новости по теме

Новости других СМИ