В 1944 году белорус закопал трофейные мины, а теперь ищет их в поле, чтобы никто не подорвался

Елена Жук, "Вечерний Брест"

Будучи мальцом, в 1944-м ныне 83-летний Николай Грабинский из деревни Дрогичинского района недалеко от старой березы закопал три «оброненные» фрицем мины. Спустя десятилетия дед Николай услышал то ли по телевизору, то ли по радио о трагедии: тракторист подорвался в поле на мине времен Великой Отечественной. Брать грех на душу ветеран не хотел. «Надо найти, пока я живой», — сказал он. Но оказалось, не такое это простое дело.

— Немцы бежали, не оглядываясь. Делились на группы и в разные стороны подавались. На лошадях, с подводами… Но стрелять — стреляли. То ли от страха, то ли от растерянности. Направились и в нашу сторону, тут хутор был, а сразу за нашими домами — болото. Они не знали, думали здесь прорваться, — неспешно рассказывает Николай Павлович.

В 1944 году белорус закопал трофейные мины, а теперь ищет их в поле, чтобы никто не подорвался


Наблюдая из-за кустов, парнишка увидел, как перевернулась подвода, а с нее упал какой-то ящик. Почему-то немцы его не подняли, так и оставили на земле. Ящик был добротный. И когда солдаты исчезли из поля зрения, тринадцатилетний Коля кинулся к нему. В ящике лежали три мины.

Тара пошла на хозяйственные нужды, а мины батька приказал сыну закопать. Место для своего трофея Коля быстро нашел: недалеко от колодца, там, где практически никто не ходит. Выкопал яму глубиной чуть больше метра, в рядочек выложил мины и закидал все это землей.

Через пару дней до хутора дошла весть из соседней деревни. Двое пацанов подобрали такие же мины и доигрались — разнесло обоих в клочки. Вот тогда Коле стало страшно.
Не то чтобы Николай Павлович прежде не вспоминал об этом необычном «захоронении». Рассказывал многим и не единожды.

— Надо найти, пока я живой. Выкопать эти мины нужно, — решил Николай Павлович.

В 1944 году белорус закопал трофейные мины, а теперь ищет их в поле, чтобы никто не подорвался


Но оказалось, не такое это простое дело. Самим копать наугад чревато, вызвать саперов человек гражданский не может.

На месте хутора сейчас поле. По словам заместителя дрогичинского военкома подполковника Владимира Леончика-Мельничука, когда представители военкомата вместе с саперами прибыли к месту предполагаемого минного «клада», на поле рос рапс.

— Понимаете, у них с собой не было оборудования для поиска. Военные готовы были копать, а оказалось, что Николай Павлович может указать лишь приблизительное местонахождение мин. К тому же поле засеяно, — объясняет ситуацию военный.

Время пришло, поле убрано. Пенсионер пришел в редакцию газеты.



Думаю, что не только коллеги-журналисты, но и наши читатели правильно поймут: нам очень хотелось самим найти трофейные мины. И в деревенскую командировку мы собирались отправиться, основательно «вооружившись». В наше время металлоискатель не такая уж секретная штука, может, кладоискатели помогут с аппаратурой? Но, узнав причину нашего интереса, поисковики-любители ответили однозначно: нет и точка. Сведущие люди разъяснили: это не только опасно, но и… незаконно. Одно дело пускаться на поиски старинных монет и прочей «мелочи», совсем другое — иметь дело со взрывоопасными предметами.

Наш новый знакомый очень надеется дождаться того часа, когда из земли достанут частицу его памяти о военном детстве.

— Не сомневайтесь, все на контроле, — утверждает Владимир Леончик-Мельничук. — Подана вторая заявка саперам. Говорите, поле уже чистое? Значит, все скоро будет сделано. Никто не забыл об этой истории.

Новости по теме

Новости других СМИ