"Простите" в предсмертной записке: преподаватель вуза, покончившая с собой, была в депрессии

Наталья Пригодич / фото автора, TUT.BY

14 апреля в Гомеле нашли повешенной преподавателя университета – обнаружили женщину на лестничной площадке в подъезде дома на улице Советской, где она жила. Предполагается, что это самоубийство.

По одной из версий, озвученных в СМИ, причиной могло стать нервное перенапряжение из-за страха потерять квартиру, приватизировать которую не представлялось возможным. По другой – у 45-летней женщины были проблемы со здоровьем. TUT.BY узнал подробности произошедшего.

Проверку по факту смерти проводит Гомельский городской отдел Следственного комитета. Основная версия – суицид. Назначена судебно-медицинская экспертиза, которая позволит установить точную причину.

– Женщина была разведена, но с мужем поддерживала отношения. Без матери остались двое взрослых детей, – рассказала TUT.BY официальный представитель УСК по Гомельской области Мария Кривоногова. – Висящую в петле женщину обнаружил 14 апреля ее сосед, который выходил утром из своей квартиры. Вскоре на месте происшествия собрались и другие жильцы подъезда, в том числе и муж погибшей. Несмотря на развод, он нередко навещал бывшую жену и помогал ей. Установлено, что у женщины была длительная депрессия. Она и ранее высказывала намерения о самоубийстве. В квартире умершей была обнаружена предсмертная записка, текст которой пока не разглашается.

Жильцы дома говорят, что преподаватель, которая предположительно свела счеты с жизнью, была "тихим, светлым человеком". Родом она из Могилевской области. Была кандидатом филологических наук, преподавала белорусский язык. Ни с кем из соседей не делилась своей личной жизнью – "скрытной была в этом плане".

Года два или три назад развелась с мужем, который также преподает в университете. По рассказам жильцов дома, он построил однокомнатную квартиру в другом районе города и переехал туда жить. Женщина осталась в "трешке" с двумя детьми-студентами. В этом доме семья живет давно, около 20 лет. Бывший муж поддерживает контакт с детьми, но в доме экс-супруги бывал не так уж и часто, хотя он находится в нескольких шагах от университета.

– В тот день я рано утром собиралась на дачу, смотрю, бывший муж Светочки (так звали погибшую) пробежал под окнами, – рассказывает жительница дома. – Когда вечером вернулась домой, соседи рассказали о том, что произошло. Весь наш дом в шоке: 45 лет человеку, двое детей – такая трагедия!

Удалось также узнать, что гомельчанка, которая пришла утром к своей подруге в этот дом, услышала крики, доносившиеся с верхних этажей. Она сразу же бросилась туда. На лестничной площадке 7-го этажа бывший муж и соседка Светланы пытались снять повесившуюся. Женщина стала помогать им освобождать Светлану из петли – разрезала ножом веревку. Потом они вместе отнесли ее в квартиру, где пытались сделать искусственное дыхание, но было поздно...

– У нас выход на чердак закрыт на замок и решетка чугунная приварена, – рассказали жильцы дома. – Вот на этой решетке она и повесилась. Сын в это время дома был, спал. Светлана оборвала в квартире телефонные провода, взяла табуреточку и пошла. Записку предсмертную оставила, в которой одно-единственное слово – "простите". Может, следователи еще что-то найдут…

По слухам, Светлана звонила в то утро бывшему мужу, который должен был отвезти ее в поликлинику. Потому он так быстро и бежал к дому, высказывают предположение жильцы. Еще говорят, что по больницам Светлана не любила ходить, хотя чувствовала себя в последнее время неважно.

– В последнее время она прибегала к соседке то давление измерить (оно у нее всегда низкое было), то валерьянки попросить. Плохо чувствовала себя, – рассказали собеседники. – Последние ночи она совершенно не спала: на работе очень уставала, возвращалась домой никакая. Вроде подходили сроки конкурса, на котором должна была решаться ее судьба. У нас каждые пять лет преподаватель должен пройти конкурс – это как подтверждение квалификации. Комиссия решает, оставлять ли его в университете.

Другие, наоборот, уверяют, что контракт с университетом у Светланы продлен на максимальный срок.

Но, тем не менее, преподаватели университета, которые живут в доме №106 по улице Советской, не берутся утверждать с уверенностью в сто процентов, что возможный суицид связан именно с жилищным вопросом. Хотя уверены в том, что детей умершей теперь попросят выселиться из квартиры.

Еще прошлой осенью в редакцию TUT.BY с просьбой о помощи обратились жильцы дома № 106 по улице Советской в Гомеле. "115 семей профессорско-преподавательского состава и сотрудников университета, проживающих в этом доме, завтра могут оказаться на улице. 10 лет мы пытались самостоятельно решить эту проблему. Руководство ГГУ им. Ф. Скорины грозит нам, людям, прожившим в этом доме по 30-40 лет, переселением в квартиры меньшей площади и тем, что будет подселять к нам студентов. Мы устали от этого прессинга…"

В августе 2014 года ГГУ им. Ф. Скорины подал иск в экономический суд на Гомельское агентство по госрегистрации и земельному кадастру с требованием изменить назначение дома на "общежитие". Суд пришел к выводу, что агентством была допущена ошибка "нетехнического характера", и вынес решение внести изменения в назначение дома, сменив его с "жилой дом" на "общежитие". А это значит, что преподаватели, прожившие здесь не один десяток лет, не имеют права на приватизацию своих квартир. Жильцы дома писали жалобы в разные инстанции – в прокуратуру, Комитет госконтроля, Совет министров и даже в Администрацию президента. Но это не принесло никаких результатов.

"Простите" в предсмертной записке: преподаватель вуза, покончившая с собой, была в депрессии

Одна из активисток этого дома, которая собирала подписи под обращениями, рассказала TUT.BY:

– Светлана говорила мне, что с тех пор, как ее муж построил себе квартиру, администрация университета настойчиво предлагала ей подписывать договор на временное проживание. В нем оговаривалось, что она будет занимать эту квартиру до тех пор, пока будет работать в университете. В противном случае должна освободить ее. Мы уговорили Светлану не подписывать этот договор. Она говорила постоянно: "Если я не освобожу квартиру, меня по конкурсу не проведут". Последний раз, помню, я пришла к ней, она вышла на лестничную площадку и, когда подписывала обращение, у нее руки дрожали. "А дети подпишут?" – спросила я, потому что они уже совершеннолетние. "Дети – нет, я боюсь за них очень", – ответила она.

Жильцы дома также рассказали, что сейчас университет судится с несколькими жильцами "дома-общежития", которым предложено переселиться в однокомнатные квартиры. Говорят, в связи с этим жильцам присылают квитанции на оплату двух квартир – той, в которой они проживают, и той, в которую их намерены переселить.

– А Светочке, если что, куда идти с двумя взрослыми детьми? – рассуждают они. – У нас ведь ничего нет за душой, при такой зарплате разве можно делать какие-то сбережения? Когда нам говорят "стройте свое жилье", это звучит как издевательство.

На прощание жильцы дома рассказали еще одну, по их словам, "безрадостную новость":

– Представляете, теперь по документам наш дом значится как "секция (жилая ячейка) общежития". Оказывается, 3 апреля этого года появилось новое свидетельство о регистрации здания, и теперь у него такой странный статус. То есть наш дом вдруг стал ячейкой. Получается, мы в ячейке живем, хотя плохо представляем себе, что это такое.

"Простите" в предсмертной записке: преподаватель вуза, покончившая с собой, была в депрессии

"Получается, мы сейчас не в доме живем, а в ячейке, - говорят преподаватели университета. - Хотя плохо представляем себе, что это такое"

* * *

Журналист TUT.BY задал несколько вопросов начальнику юридического отдела ГГУ им. Ф. Скорины Валерию Недоступу.

– В СМИ прошла информация о том, что одной из возможных версий причины суицида преподавателя вашего университета может быть квартирный вопрос. Собирались ли ее выселять из общежития?

– Никто не собирался этого делать.

– То есть квартиру у нее никто не собирался отнимать, да?

– Да.

– Кто кроме вас может прокомментировать эту ситуацию?

– Я вам сказал уже, этих вопросов не возникало.

– Дети покойной останутся жить в этом доме?

– Ну откуда же известно? Останутся, поедут к папе или еще куда-то – кто может сейчас сказать?

– Но сам университет не будет инициировать их выселение?

– Жизнь не стоит на месте, дальше будет видно. В любом случае, все будет делаться согласно законодательству.

Новости по теме

Новости других СМИ