Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Адарья Гуштын, Naviny.by

Участок № 48 Центрального района, конечно, отличается от других. Во-первых, он размещен не в школе, как это обычно бывает, а на первом этаже современного бизнес-центра, через дорогу от «Минск-Арены».

Во-вторых, именно здесь голосуют представители высшего эшелона власти — министры, которые живут в Дроздах и Веснинке, а также бизнесмены, которые построили рядом коттеджи или купили квартиры на самой дорогой в столице улице Пионерской.

Именно здесь свой голос досрочно отдала председатель Центризбиркома Лидия Ермошина. Корреспондент Naviny.by решила посмотреть, как считают голоса на «родном» участке Ермошиной. Скажем сразу — председателю ЦИК здесь понравилось бы всё.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"


Отборный мат от председателя комиссии — такого я не слышала еще никогда

На участок приезжаю ближе к вечеру в основной день голосования. Писали, что когда голосовала Ермошина, на участке не работал буфет, но к 11 октября организаторы исправились — бутерброды, булочки и напитки по социальным ценам — всё было.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"


А музыкальное сопровождение предоставил коллектив департамента охраны МВД. Музыкантов, кстати, было больше, чем слушателей. Репертуар обычный для выборов — начали с патриотизма про «Белую, Белую Русь», закончили цыганскими романсами.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Самая юная член комиссии регистрирует мое удостоверение, а председатель с самого начала пытается выстроить диалог так, что всё в этой жизни, ну или хотя бы на этом участке, будет зависеть только от него.

Председатель — это 64-летний Николай Сергиенко, известный как бывший депутат парламента, а также как замдиректора «Минск-Арены». На выборах он от Белорусского союза офицеров.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Свои военные заслуги старался подчеркнуть при каждом удобном случае: «Я — генерал» (на сайте Палаты представителей в его биографии значится, что он полковник), «Я оттрубил и в Афганистане, и в Чернобыле». Уйти на заслуженный покой — это точно не про него.

«Ты что, по-белорусски говоришь? — уточняет он у меня еще в начале знакомства. — А по-русски не можешь? Я на белорусском не могу. Я родился в Украине, жил в России. Я уникальный человек. Я был депутатом».

Депутат белорусского парламента, который не говорит на белорусском. Действительно, трудно себе представить нечто подобное в другой стране.

Кроме того, Николай Васильевич — любитель пошутить. Выборы в Беларуси проходят весело — известный факт, но матерные истории в разгар голосования — такого я еще никогда не слышала.

Чтобы «разрядить обстановку», как выразился сам Сергиенко, он решил рассказать случай из жизни, причем рассказать громко, по-генеральски, всему участку.

«Были мы как-то в Италии. Проходим, а там галстуки продаются. У меня же коллекция желтых галстуков. Решил купить еще один. Ну, вот, и мы этой продавальщице (именно так. — А.Г.) и по-английски, и по-немецки, и по-итальянски пытаемся объяснить. А она нам: «Хорош п****ть, я из Осиповичей!»

Никаких звездочек, конечно, в речи генерала не было. Отборный русский мат звучал на весь избирательный участок. Коллеги Сергиенко пытались прошипеть, указывая в мою сторону, но он только отмахнулся: «Что тут такого! Ну это же жизнь!»

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Настроение Николая Васильевича все время менялось: то он с открытой душой был готов рассказать, сколько человек проголосовало досрочно, то категорично запрещал подходить к своим коллегам.

«Я подумаю еще, показать тебе или нет списки членов комиссии. Конечно, это информация открытая, в газетах печатали, но я все равно подумаю».

За этот вечер обращаться ко мне на «вы» он так и не научился. Впрочем, к другими журналистам, наблюдателям и членам комиссии у него такое же фривольное отношение.

«Серега, помоги мне стенд оттащить», — обращается он к сотруднику МЧС. «Люда, что у нас там по явке на 16.00? Назови цифры», — это уже к секретарю комиссии. «Маруся у нас такая любознательная. На следующих выборах пойдет председателем», — характеризует он одного из наблюдателей.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"


Наблюдатели ушли с участка еще до оглашения результатов голосования


Кстати, о наблюдателях. На участке № 48 их было десять человек: БРСМ, Федерация профсоюзов Беларуси, Белорусский союз женщин, Белорусский союз ветеранов, средняя школа № 32, «Минск-Арена» и Белорусская социально-спортивная партия, активность которой проявляется только на выборах — отправить на участки наблюдателей или членов комиссий. Кстати, единственный мужчина среди наблюдателей был именно от этой партии.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Фиксировали ли наблюдатели нарушения во время выборов? Вопрос, конечно, риторический, но я его все-таки задала. «Нет-нет, у нас всё тихо и спокойно», — почти в один голос заявили наблюдатели.

За время, пока я была на участке, они успели несколько раз сходить в буфет, почитать новости в интернете и обсудить их. У многих с собой даже не было блокнота и ручки, чтобы, к примеру, вести подсчет явки.

Или поинтересоваться, почему избирателю, которая зарегистрирована в Жодино, выдали бюллетень в Минске. Хватило всего одного звонка по мобильному телефону, чтобы члены комиссии сняли ограничение. В дополнительный список, кстати, эту гражданку не внесли. А когда я поинтересовалась у председателя, является ли это нарушением, он заявил, что на участке не было никакой женщины из Жодино и мне показалось, что она здесь голосовала.

Отношения между наблюдателями и членами комиссии сложились, прямо скажем, дружеские — и в буфет вместе, и новости обсудить тоже вместе. Оно и логично — и те, и другие работают в одних и тех же организациях. Так, среди членов комиссии были сотрудники «Минск-Арены», члены БРСМ, БСЖ и социально-спортивной партии.

Поэтому неудивительно, что наблюдатель от союза молодежи, прежде чем покинуть участок, решил отпроситься у председателя комиссии. Результаты голосования еще оглашены не были. Но какое это имеет значение, если заявления о том, что нарушений нет, некоторые наблюдатели начали составлять, когда урны еще были опечатаны?

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

«Они имеют право уходить, когда хотят, — будто оправдываясь, объяснял мне Сергиенко. — Я вообще не понимаю, почему она у меня отпрашивается».

Вслед за активисткой БРСМ с участка ушла учительница СШ № 32 и представитель Белорусского союза женщин.


Детям — конфеты, женщинам — бонусы

Но больше всех домой рвался, кажется, зампредседателя комиссии Владимир Маркович, также от «Минск-Арены». Пока он сидел на избирательном участке, минское «Динамо» проигрывало ЦСКА.

«Мне жена звонит, докладывает, что там происходит, какой счет, — переживал он. — А у нас же играть некому: один травмировался, у другого ребенок родился, он уехал».

Но без Владимира Ивановича выборы на участке № 48 прошли бы совсем иначе. У него была своя особая роль. Каждого избирателя, который приходил на выборы с ребенком, он поджидал с конфетой. Так Владимир Иванович вроде как благодарил детей за гражданский долг — ведь они привели на участок родителей. Он даже был готов покачать малыша в коляске, пока его мама ставит галочку в бюллетене за шторой.

Когда голосовать пришла многодетная семья, Маркович сначала даже растерялся, но все-таки отыскал три конфеты. А когда мать семейства бросила бюллетень в урну, он, кажется, решил отдать последнее — накопительную карту магазина «Соседи».

«Пожалуйста, пользуйтесь всей семьей!» — и это было, правда, от души.

В магазине такая карта стоит 10 тысяч рублей.

«Да, всем детям мы даем конфеты, — с гордостью говорил председатель комиссии. — Накопительные карты раздавал магазин, не мы. Ну, если мой заместитель кому-то дал, это уже его личная инициатива».

Надо ли говорить, что эта инициатива осталась безнаказанной? Наблюдатели, кстати, нарушения тоже не заметили.


«Сердечко за Лукашенко»

Голоса избирателей на 48-м участке посчитали примерно за час. Чувствовалось, что работают профессионалы.

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Во-первых, подходить к столу во время подсчета бюллетеней запретили и журналистам, и наблюдателям. «Вы не должны видеть, какие отметки на бюллетенях. Это может видеть только член комиссии, иначе будет анархия, — всерьез утверждал председатель комиссии. — Это просто некорректно. И не по нашему Избирательному кодексу».

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

«По-нашему», если исходить из логики Сергиенко, это наблюдать издалека и полностью положиться на мнение комиссии. Ее члены, кстати, после подсчета шепотом передавали секретарю финальную цифру, а та, в свою очередь, сводила цифры для протокола. «Фиксируйте все знаки в бюллетенях. Вот за Лукашенко поставили сердечко — это тоже значит, что проголосовали», — наставляла она.


Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Нам не озвучили, какие результаты были за каждого из кандидатов во время досрочного голосования и в основной день выборов. «Зачем? — искренне удивился председатель комиссии. — Сейчас мы все вместе посчитаем, и вы будете знать окончательный результат».

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"


Итог голосования: 68,1% за Лукашенко, 19,9% против всех, 5,2% за Короткевич, 3,2% за Гайдукевича, 2,3% за Улаховича.

Явка избирателей составила 75,9%. Досрочно проголосовало 39,3% граждан (362), в основной день — 36,5% (336).

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

Элитный участок № 48. "Если вам показать бюллетени, будет анархия"

И вот когда бюллетени были практически упакованы для Центризбиркома, Николай Сергиенко решил поделиться своим мнением по поводу выборов в Беларуси. Честно говоря, его об этом никто не просил, да и в полномочия председателя комиссии это не входит, но чувствовалось, что человеку хочется выговориться.

«Почему так проголосовали люди? Потому что нет другого лидера. Не появился он, что поделаешь. Я так и думал, что у Лукашенко будет 88%, ну, может 75%. А на втором месте — Короткевич, потому что она женщина, у нее спокойная риторика. Все эти разговоры, что Лукашенко не подготовил себе смену… Не надо никого готовить. Сам появится такой человек. Кто им будет? Я не знаю. Из сегодняшних чиновников кто? Точно не Макей. Сидорский, может быть, Кобяков. Но точно не Макей!»

Кстати, минское «Динамо» проиграло ЦСКА со счетом 1:2. Но у членов комиссии все равно был повод для радости. «Разве ж это горе? — задавался вопросом зампредседателя Владимир Маркович. — Горе — это когда кто-то умер. А у нас народ так проголосовал!»

Новости по теме

Новости других СМИ