Работник "Белоруснефти": Трудно поверить, что в современном обществе возможен такой произвол

Российский инженер заключил с "Белоруснефтью" многообещающий контракт для работы в международном проекте в Венесуэле, а оказался на низкооплачиваемой должности в Гомеле.

Еще недавно российскому инженеру Раилю Закирову будущее виделось в радужных тонах. В 2013 году он заключил многообещающий контракт для работы в международном проекте в солнечной Венесуэле, но уже в январе 2016 он с женой оказался на заснеженном вокзале Гомеля, без теплых вещей и практически без средств на существование.

"Мой контракт до сентября 2016 года, но руководство «Белоруснефти» внимание на сроки контракта и на другие его основные условия (такие как место работы и заработная плата) не обращает. У них сложившаяся практика перевода своих сотрудников из Венесуэлы в Беларусь", - рассказал "Белорусскому партизану" Раиль Закиров.

Работник "Белоруснефти": Трудно поверить, что в современном обществе возможен такой произвол

Раиль Закиров с женой в Венесуэле"

"Независимо от сроков контракта заставляют работника писать заявление на расторжение действующего контракта по соглашению сторон, и заключают с ним новый контракт уже на работу в других подразделениях компании в Беларуси. Никто из сотрудников ничего возразить не может, они живут в Беларуси, и если не будут принимать условия "Белоруснефти", то просто потеряют возможность работать по специальности в своей стране" - рассказывает Раиль. – "Но я гражданин России и работа в Беларуси не входила в мои планы, потому что у меня ничего здесь нет, ни жилья, ни вещей, ничего. И если уж возвращаться из Венесуэлы, то только в Россию, в свой родной город. Поэтому я отказался расторгнуть контракт по соглашению сторон и попросил, если это необходимо, расторгнуть со мной контракт согласно закону Республики Беларусь".

Дело в том, что по трудовому кодексу РБ при расторжении контракта по требованию работника в связи с нарушением нанимателем трудового договора работнику выплачивается минимальная компенсация в размере 3 среднемесячных заработных плат.

"Но тут выяснилось, что для "Белоруснефти", как говорится, "закон не писан"! Они в приказном порядке, под угрозой увольнения, перевели меня в Гомель. Зимой, без тёплых вещей мы с женой оказались на вокзале Гомеля. В офисе компании мне дали стол, работу на основе данных десятилетний давности и приказ о том, что через 2 месяца мою должность в Венесуэле сократят. Но эти 2 месяца работать я буду в Беларуси, с зарплатой в несколько раз меньше, чем по контракту. Руководство все время моего нахождения в Гомеле оказывает на меня давление, угрожает испортить мне карьеру своими негативными характеристиками, ограничивает передвижение по офису, вынуждает уволиться по собственному желанию", - рассказывает Раиль.

Закиров обратился в Инспекцию по труду. На словах там подтвердили, что действия работодателя незаконны, но дали заключение, что ничего сделать не могут и нужно обращаться в суд.

В суде же "Белоруснефть" затягивает сроки, потому что очевидно, что доказать правомерностью своих действий в суде они не смогут.

"Им выгоднее дотянуть до апреля и сократить меня согласно приказу с минимальным выходным пособием", - уверен Закиров.

"Сейчас мы с женой живём в Беларуси как заложники. А ведь право на выбор места пребывание важное личное право человека, которое закреплено в Конституции каждой страны. Возникает ощущение, что "Белоруснефть" своим влиянием поглотила все административные и правовые структуры этой страны. Трудно поверить, что в современном цивилизованном обществе возможен такой произвол", – сокрушается инженер.

Новости по теме

Новости других СМИ