Мать Тараса Аватарова: следователь сказал, что я должна отказаться от сына

Адарья Гуштын, Naviny.by

5 мая суд Фрунзенского района приговорил Тараса Аватарова к пяти годам лишения свободы за незаконный оборот и контрабанду взрывного устройства.

Его мать Людмила Поспих впервые рассказала прессе, почему ее сын в 2011 году сменил фамилию, как поехал в Украину и что правоохранители говорили семье о «боевых заслугах» Тараса.

Мать Тараса Аватарова: следователь сказал, что я должна отказаться от сына

Фото со страницы Людмилы Поспих в «Одноклассниках»

— Людмила Александровна, несмотря на то, что судебное разбирательство по делу завершено, о личности вашего сына мало что известно. Расскажите, чем он занимался?

— Мой сын два года находился дома и работал на компьютере. Какие он там писал статьи, мне неизвестно. Но то, что он не был преступником и не может им быть, я даю стопроцентную гарантию. В интернете он общался с народом, не принимал то, что творится в Украине. И это можно понять. Для всех нас это тоже неприемлемо. Мы — украинцы, мои родители из Донецкой и Сумской областей, сестра живет в Одессе.

— Почему в 2011 году он сменил фамилию?

— Он сначала хотел поменять имя. Еще в детстве одноклассники рифмовали его имя с неприличным словом. Я и подумать об этом не могла, когда мы решали, как его назвать, ведь Тарас — нормальное украинское имя. Но его убедили, что можно поменять и имя, и фамилию. Так он стал Аватаровым. Имя сменить просто не успел.

— А как он попал в Украину?

— Ну как? Сел и поехал!

— Вы знали, куда именно он отправился и с какой целью?

— Нет, об этом мы уже узнали из СМИ и от наших органов, которые рассказали нам такое, что глаза из орбит вылезли.

— Что вы имеете в виду?

— Сначала они говорили, что сын воевал в Чечне. Но когда я пояснила, что это невозможно, Тарасу на тот момент было всего 6 лет, мне показали видео, где четырехлетний мальчишка ползет под растяжкой и кричит: «Аллах Акбар!» Говорили, мол, я тоже могла так своего ребенка отправить в Чечню, представляете?

Потом тоже самое говорили про Украину, мол, воевал и там. Но мой сын находился в Украине в октябре и ноябре 2015 года, когда там было перемирие и не было никаких боевых действий. Представители ОБСЕ подтверждают, что ни один белорус не принимал участия в военных действиях в данный осенний период. Это только Беларусь рассказывает про нашего сына такое, что весь мир поверил, что он главный террорист в мире.
Правоохранительные органы заявляют, что задержали то ли 130, то ли 150 добровольцев. Вопрос: а хоть про одного из них, кроме моего сына, показывали в интернете, что прошел суд? Нет!

— Вы сказали, что Тарас два месяца был в Украине. Вы в это время пытались с ним связаться? Или он вышел из дома и направился в неизвестном направлении?

— Мой сын — взрослый человек. Он не говорил, куда именно едет. Сказал только, что позвонит, когда устроится. Он и раньше уезжал — в Россию, на заработки. Прошло не так много времени, мы думали, он не выходит на связь, потому что решает свои вопросы.

— Почему ваш сын не служил в армии?

— Он много лет состоит на учете в кожном диспансере, у него атопический дерматит. Именно по этой причине он не служил в армии. Что касается неадекватности, как писали о нем в интернете, то это ложь.

Сначала ведь запустили информацию, что задержали психа. Это было спущено сверху. В Следственном комитете подымали голову к верху и говорили: «Как ОН решит, что ОН скажет». Следователь не постеснялся спросить: «Какое ваше отношение к сыну?» Я сначала даже не поняла вопрос. «Я думаю, вы теперь обязаны отказаться от него», — заявил он мне. На что я ему ответила: я мать троих сыновей. И сразу допрос закончился.

В интернете можно найти два фильма о событиях в Украине, на кадрах есть и мой сын. Я не думаю, что это случайно. Человек полтора месяца там находится, а о нем уже фильмы снимают. Он что, герой какой-нибудь? Нет, конечно. Командир его части говорил, что Тарас работал только на кухне. Он ведь даже в армии не служил. Просто хотел помогать.

— Каким образом? Собирать деньги на нужды добровольцев?

— Получается, что так.

— Один из свидетелей в суде заявил, что в сентябре 2015 года ваш сын был ранен. Вы можете подтвердить этот факт?

— Нет, у него были растянуты связки на ноге. Лечение он проходил в Новополоцке. Здесь ему наложили лангет. Никакого ранения не было. Это рассказывают люди, которые ничего не знают о моем сыне.

— Этот же свидетель заявлял, что в переписке с ним Тарас рассказывал, что работал в государственных структурах, в том числе в ОАЦ. Вам что-нибудь известно об этом?

— Этого я не знаю, поэтому ничего говорить не буду.

— А чем он зарабатывал на жизнь?

— Не знаю.

— Вы сами понимаете, зачем он прибыл в Беларусь с оружием?

— Кто сказал, что он прибыл с оружием? Он признал вину в хранении боеприпасов, потому что сразу не сдал милиции гранату. Но ему подложили ее! Я спрашивала, почему он сразу же ее не выбросил. Он говорил, что испугался, не знал, что делать, ведь на гранате уже остались его отпечатки пальцев.

Мать Тараса Аватарова: следователь сказал, что я должна отказаться от сына

Вещи, обнаруженные у Аватарова при задержании. Фото: пресс-служба СК

— А в бронежилете зачем он расхаживал?

— Начнем с того, что бронежилет не является вооружением. Любой человек имеет право его надеть и так ходить. Эта такая теория: любой может напасть, и не дай бог, ножом зарежет.

— Вам известно, какие у него были дальнейшие планы в Беларуси?

— Он планировал получить гражданство Украины. Для этого он и приехал в Беларусь — чтобы собрать все нужные документы.

— Вы согласны с выводами психолого-психиатрической экспертизы, что у вашего сына «есть потребность в привлечении внимания, обидчивость, готовность к активному проявлению агрессии»?

— Я могу такое сказать про всех нас. Покажите мне человека, у которого не будет агрессии, когда его обижают. Есть такие люди? Нет!

— В суде Тарас заявлял, что показания он давал под давлением. Он обращался по этому поводу в прокуратуру?

— В суде зачитали только, что в январе у него был ушиб плеча, ему дали диклофенак, после чего он подписал бумагу, что находится в нормальном состоянии. На этом всё.

Хочу обратить внимание, что мы были фактически лишены права на переписку. Все мои письма были пришиты к делу, письма сына я так и не увидела. Свидания тоже давали с трудом. 29 февраля я приехала в Минск. Потом от Тараса узнала, что в тот же день ему дали материалы дела для ознакомления. На пять томов выделили четыре часа. И сказали, подписывай, что ознакомился. Здесь стоят твои родители, иначе ты их не увидишь.

Мать Тараса Аватарова: следователь сказал, что я должна отказаться от сына

Тарас Аватаров в зоне АТО в составе добровольческого отряда

— На процессе ваш сын заявил, что ему стыдно быть гражданином Республики Беларусь. Почему?

— Эта мысль у него появилась только в суде. Тарас имел в виду, что если бы он не был гражданином Беларуси, его бы никто не задержал и ничего ему не подкинул. Я убеждена, что всё это дело — обыкновенная провокация. Чтобы показать народу, что будет с теми, кто якобы воюет в Украине.

Новости по теме

Новости других СМИ