Под "колпаком" КГБ. Репортаж с процесса над экс-судьей Экономического суда Минска

Виктор Федорович, БелГазета

В Верховном суде продолжается процесс по резонансному уголовному делу, главными фигурантами которого стали экс-судьи Экономического суда Минска 38-летний Юрий Грушецкий и 54-летняя Елена Мельникова. Они находятся под стражей и обвиняются в неоднократном получении взяток. Репортаж «Белгазеты» из зала суда.

Всего же в этом деле 6 обвиняемых. А могло быть и намного больше. Некоторые взяткодатели после ареста судей 2 февраля 2015 г. успели оперативно сориентироваться и нашли способ сохранить свободу. Каким образом им удалось избежать уголовной ответственности, выяснилось в ходе допроса в качестве свидетеля 31-летнего минчанина Антона Радько.

Радько влип в эту неприятную историю, будучи антикризисным управляющим, когда занимался вопросами банкротства ЧУП «Служба 77». На вопросы гособвинителя Николая Жечко и судьи Алексея Тетюхина мужчина отвечал неуверенно и неконкретно, поясняя, что «много времени прошло, подробности не помню». Он сообщил, что в один из дней июля 2014 г. передал судье Грушецкому в его кабинете $ 2500. Слово «взятка» свидетель избегал упоминать, пояснив, что деньги находились в папке-скоросшивателе между документами по делу о банкротстве.

«За что деньги дали?» — поинтересовался судья Тетюхин. «За получение дополнительного вознаграждения», — сказал свидетель. Речь в данном случае идет о своеобразной премии для антикризисного управляющего, которая может выплачиваться за счет реализованного имущества предприятия-банкрота. А выписывается такое вознаграждение лишь по решению судьи.

На вопрос прокурора, от кого исходила идея его премировать, Радько покачал головой и ответил: «Не помню».

«Как распределяли вознаграждение, обсуждали вопрос, в каком соотношении кто получит?», — пытался Жечко разговорить свидетеля. А тот после небольшой паузы произнес: «Ну, я думаю, 50% мне, 50% судье. Я могу ошибаться, не помню точно».

«Вы понимали, что делаете?», — пытался прокурор вызвать Радько на откровенность. «На тот момент не знал, оценивал как благодарность за новое дело, потом осознал, что это противоправное дело», — ответил свидетель. Гособвинитель, сославшись на то, что в показаниях свидетеля имеются противоречия, заявил ходатайство об оглашении явки с повинной Радько и протоколов его допросов в ходе предварительного расследования. Председательствующий ходатайство удовлетворил.


Покаянное письмо взяткодателя

Явку с повинной Антон Радько написал 4 февраля 2015 года на имя председателя КГБ. То есть через два дня после ареста судьи Грушецкого. Вот что он написал в своем покаянном письме: «Добровольно хочу сообщить о факте передачи мной денежных средств судье Экономического суда г. Минска Грушецкому летом 2014 г. Весной 2014 г. я был назначен управляющим ЧУП „Служба 77“. Для завершения ликвидационного производства я должен был передать часть вознаграждения курирующему судье. Размер данного вознаграждения не помню, после вынесения определения о дополнительном вознаграждении перечисление средств было осуществлено на расчетный счет. Часть вознаграждения была передана судье в его кабинете согласно достигнутой ранее договоренности. В содеянном раскаиваюсь. Других фактов передачи денежных средств и ценностей я не помню, если вспомню, сообщу об этом дополнительно».

Сам ли Радько додумался сделать явку с повинной или ему кто подсказал, пояснений в суде не прозвучало. На вопрос гособвинителя: «Вами составлена, добровольно, без принуждения?», свидетель ответил коротко: «Да». В тот же день, сразу после явки с повинной, антикризисный управляющий был допрошен в качестве свидетеля.

Из протокола допроса Радько: «В один из дней июля 2014 г., более точную дату не помню, Грушецкий заявил мне, что в случае реализации имущества должника он мне установит дополнительное вознаграждение. При этом процент от этого вознаграждения я должен буду передать ему. Какую часть я должен передать, Грушецкий не говорил. Для себя я понимал, что в случае если я не передам ему деньги, у меня возникнут проблемы с завершением процедуры банкротства… Хочу сказать, что в ходе обсуждения вопроса Грушецкий сказал, что вознаграждение, которое я получу, должно быть разделено на три части. Одна часть останется мне, одна треть ему — Грушецкому — и одна треть Винцкевичу».(Виктор Винцкевич, бывший директор ЧУП «Управляющая антикризисная компания», также находится в числе обвиняемых. Свою вину он признал частично, пособничество и дачу взяток признает, а вот получение взяток отрицает. Его свобода ограничена подпиской о невыезде.)

На первом допросе в КГБ Радько сообщил, что деньги, более Br47 млн, он снял со счета, отсчитал две трети от суммы вознаграждения с учетом уплаты им налогов, упаковал в прозрачную папку-файл, поместил их в скоросшиватель с документами ЧУП «Служба 77», затем отправился к судье Грушецкому и в его служебном кабинете оставил папку на столе.

Нестыковка вышла с вопросом, какими деньгами Радько взятку давал: белорусскими рублями или долларами. Свидетель путался в этой части показаний. Общими усилиями с участием судьи и прокурора удалось выяснить, что взятка была в долларах. В материалах дела есть банковские документы, подтверждающие, что антикризисный управляющий приобрел $ 4590. А в протоколах последующих допросов Радько указывал, что из них $ 2770 были переданы Грушецкому. Ни точную дату, ни время он назвать не смог. Запамятовал. Однако с точностью до минуты все было зафиксировано спецтехникой КГБ.


Черно-белое кино чекистов

После допроса Антона Радько судебное следствие вышло на этап исследования материалов уголовного дела. По инициативе гособвинителя эта часть разбирательства началась с оглашения протоколов оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), к которым прилагаются видео- и ­аудиофайлы. Проще говоря, основные фигуранты этого уголовного дела находились под «колпаком» КГБ, на них завели дело оперативного учета с прослушиванием телефонов, наблюдением, в т.ч. с использованием скрытых видеокамер.

Что или кто послужил основанием для проведения в отношении судей ОРМ, тайна оперативников. Но нет никаких сомнений, что служебный кабинет судьи Юрия Грушецкого инкогнито посещали гости из технического отдела КГБ. После их ухода объектив установленной ими камеры фиксировал все происходящее в кабинете N502.

Были зафиксированы и все визиты Радько к Грушецкому, в т.ч. с оставлением на столе судьи папки с документами и пачкой долларов. Случилось это утром 29 июля 2014 г.

Сперва прокурор Жечко зачитывает протокол ОРМ, а затем предлагает просмотреть видеофайл события.

На большом экране высвечивается черно-белое изображение. Судя по нему, скрытая камера установлена под потолком, предположительно в светильнике или люстре. Судья находится за столом, работает за компьютером, в это время заходит Радько. Идет обмен фразами, потом посетитель оставляет папку на столе судьи, который обещает ее посмотреть позже, и уходит. Грушецкий встает, делает шаг к краю стола, берет папку, листает ее, достает небольшой пакет прямоугольной формы (предположительно с деньгами), кладет его на стол, потом берет в руку, отходит в угол кабинета (камера его не видит), затем слышится звук захлопывающейся металлической дверцы, очевидно, сейфа.

В ходе допроса свидетеля и оглашения протоколов Грушецкий в металлической клетке на скамье подсудимых находился с безучастным видом. А вот во время демонстрации кино от чекистов с ним в главной роли его лицо оживилось и он подался вперед, чтобы лучше разглядеть себя еще на свободе.

Под "колпаком" КГБ. Репортаж с процесса над экс-судьей Экономического суда Минска

Юрий Грушецкий. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После того как экран погас, гособвинитель спросил у обвиняемого: «Вы подтверждаете все увиденное и услышанное?». Кроме «да» Грушецкий ничего не мог сказать. При таких убойных доказательствах глупо отрицать очевидное. Так что не удивительно, что Грушецкий вину свою полностью признал. Одна надежда, что этот факт зачтется и найдет отражение в приговоре не максимальными 15 годами, а чуток меньшими.

Судя по оглашенным в суде документам, за Юрием Грушецким чекисты присматривали около года. Не исключено, что в поле зрения скрытых видеокамер попали и другие судьи Экономического суда. Нет никаких сомнений, что Грушецкого легко могли взять с поличным, и не раз. В обвинительном заключении отмечается, что из десятка эпизодов получения денег в шести случаях они передавались в кабинете судьи. Но, видимо, были у оперативников КГБ основания не торопиться и послать технарей с заданием в другие кабинеты. Отсюда и последствия, скажем так, не уголовного характера.

В июле 2015 года Александр Лукашенко уволил из этого суда сразу четверых судей: председателя Игоря Ждановича, его заместителя Сергея Кулаковского, Олега Клюйко и Андрея Рыбалкина. Официально сообщалось, что мантии с них сняли «за совершение проступка, несовместимого с нахождением на государственной службе». Позже пресс-служба Верховного суда уточнила, что «в ходе проверки подтверждено внепроцессуальное общение указанных лиц с представителями сторон до вынесения решения по делу в угоду личным интересам». Каким образом «внепроцессуальное общение» было зафиксировано, объяснять не стоит.

Новости по теме

Новости других СМИ