Почему сельчан часть зарплаты заставляют брать продуктами?


Фото: svaboda.org
Ситуация в аграрном секторе катастрофическая. Пока город отчаянно цепляется за президентское обещание «500 долларов - в одни рабочие руки», деревня окончательно капитулировала перед реалиями, передает «Радыё Свабода».


Пищевое принуждение: колбаса без выбора

Александр из села Радюки Миорского района - по местным меркам чуть ли не «буржуй». Работает трактористом ПМК сельскохозяйственного кооператива «Марково», получает на выходе где-то 150 рублей новыми - 75 долларов в эквиваленте. Это много, ведь зарплаты по хозяйству, если отбросить администрацию, существенно меньше - у животноводов, доярок, подвозчиков. Единственное, сетует, мало дают на руки, большая часть переводится ... на магазин:

«Вряд ли кто-то в колхозе скажет точный заработок, вплоть до копейки - всем работникам деньги перечисляют напрямую на магазин. Видно, нечем платить, так придумали, чтобы выбирали продуктами».


Какую часть заработка переводить на натуральный обмен - определяет руководство хозяйства. Где-то это треть, где-то половина, а где-то - сто процентов.

Кроме того, это едва ли не единственная возможность удержать «сельпо» на плаву - по собственной воле люди в магазин давно не ходят, разве по хлеб и соль. А как расписывается «продовольственная корзина»?

«Как кому, в зависимости от того, на что наработали, - говорит Александр. - За всех не могу говорить, но в любом случае это мизер - кому 20 рублей, кому 25, а кто-то наработал аж на 50! Что написали в ведомости, то и перечисляют».

При этом молодой тракторист уточняет, что нельзя прийти в магазин и выбрать на собственный вкус - дают то, за что колхоз заранее проплатил производителю. И не позавидуешь тому, кто зарабатывает не 150 рублей, как он, а раз в пять меньше:

«Колбасу можно взять, но не любую. Я так понимаю, что колхоз напрямую работает с определенной организацией - например, с мясоперерабатывающим заводом. И, чтобы не платить людям живые деньги на руки, выдают их колбасами. На пару раз хватает затариться, колбасы же дорогие...»



Аграрный апокалипсис: выжить без денег

Сельчане говорят, что наличных почти не видят - у многих так и не было случая привыкнуть к купюрам нового образца. И это при том, что на некоторых «висят» долги, кредиты, не говоря про обязательные платежи - за садик, школьное питание, коммунальные услуги. Хорошо тем, у кого в семье пенсионер или кто-то из домашних работает в городе - по крайней мере, есть хоть какие запасы:

«В колхозе работает знакомый, не хочу его называть, так перед Новым годом ему перечислили на карточку 7 рублей, - говорит тракторист Александр. - То есть это остаток его зарплаты, остальное бросили в магазин. Ну, а что сделаешь? Везде сейчас так, только никто не говорит... »

Другой житель Миорщины, господин Богуслав, говорит, что принудительное отоваривание в магазинах - еще полбеды. Многие из колхозников перевалили в новый год вообще без зарплат:

«В некоторых колхозах ждут заработка еще за прошлогодний октябрь. Например, в Падъельцах рядом с Миорами за октябрь дали только 30%, и все. Какие там деньги, и то только треть закрыли. И, как по мне, то ожидания напрасны - откуда вдруг деньги возьмутся? Знаю, что в «успешных» хозяйствах на руки дают миллион старыми, а еще полмиллиона бросают на магазин, там уже высчитывают за товар. Но большинство таких, где стабильно 300-500 тысяч рублей, больше не бывает».

Кинорежиссер Алексей Турович родом из Глубоччины, как раз на днях побывал на родине. От увиденного в шоке - никогда еще регион не оставлял впечатления такой бесперспективности. Говорит, готовы декорации, чтобы хоть сегодня снимать фильм о «аграрном апокалипсисе»:

«Проехал Глубокое, Миорщину, Браславщину - поверьте, это дно, дальше уже некуда. В колхозах зарабатывают по 30-50 рублей, а некоторым вообще ничего не платят. И люди молчат, представляете? Даже те копейки перебрасывают на магазины, наличными не дают. Понятно, что заботятся прежде всего о магазинах, чтобы те, извините, окончательно не сдохли. Так зачастую колхозы средства не могут даже перечислить, так как их нет, бюджет дырявый. Тогда договариваются с каким-нибудь мясокомбинатом, чтобы тот в счет будущих поставок дал колбасы - как правило, не лучшего качества, что называется, с душком. И так по всей области, нищета полная...»


Заложники выручки: работаешь, а не зарабатываешь

Месяц назад мы рассказывали историю доярки ОАО «Сельцы» на Глубоччине Жанны Рудак. Женщина стала известна после того, как 19-летний сын Александр Рудак выложила в сети расчетный счет матери - 32 рубля 26 копеек на руки из начисленных 82 рублей. При том, что - как утверждает Национальный статистический комитет - номинальная зарплата в конце прошлого года в животноводстве превысила 480 рублей.

Попутно Александр пожаловался в администрацию. Как водится, жалобу переадресовали местной вертикали. С учетом статуса ведомства, откуда письмо было спущено на дальнейшее реагирование, ответ семья доярки получила достаточно быстро.

В письме из комитета сельского хозяйства и продовольствия Витебского облисполкома объясняется, что основной источник средств для выплаты зарплат работникам ОАО «Сельцы» - выручка от реализации продукции, то есть молока. Однако ухудшение производственных показателей, снижение объемов и, соответственно, выручки, а также рост кредиторской задолженности перед Глубокским молочно-консервным комбинатом (в эквиваленте 2 года и 4 месяца ежедневного расчета сдачи молока) стали причиной снижения зарплаты и просрочки выплаты.

Фактически это может быть дежурным и универсальным ответом всем, кто недоволен своими доходами - сегодня в плюс не срабатывает практически ни один колхоз Беларуси.

Также в письме признается, что в связи с недостатком денежных средств осуществляется частичная замена денежной формы оплаты труда естественной - продуктами питания. По мнению первого заместителя председателя профильного комитета облисполкома Машерова, который оставил подпись под письмом к Жанне Рудак, это не нарушает действующее законодательство.

При том, что коллективная форма хозяйствования продемонстрировала свою неэффективность и от нее отказались во всех постсоветских странах, Беларусь продолжает держать людей в государственных сельскохозяйственных обществах, которые изменили вывески, но сущностно остались все теми же колхозами.

Новости по теме

Новости других СМИ