Судьба Байковой может решиться уже 24 ноября

Naviny.by

Уголовное дело по обвинению в должностных преступлениях старшего следователя по особо важным делам Светланы Байковой покинуло здание КГБ и поступило в Генеральную прокуратуру. Произошло это в минувшую пятницу, 19 ноября, за сутки до истечения срока нахождения Байковой под домашним арестом.

В Генпрокуратуре этот факт корреспонденту Naviny.by пока отказываются подтвердить. К месту заметить, на вечер пятницы в полном неведении о местонахождении более двух десятков томов уголовного дела пребывал и защитник Светланы Михаил Волчек. Однако из достоверных источников стало известно, что все материалы с постановлением следователя КГБ о направлении дела в суд находятся в Генпрокуратуре. Ожидается, что решение будет принято не ранее 24 ноября.

Напомним, первые три уголовных дела (всего их насчитывается полтора десятка) в отношении Светланы Байковой были возбуждены председателем КГБ Вадимом Зайцевым 24 февраля текущего года по признакам составов преступлений, предусмотренных статьями 399 (Незаконное освобождение от уголовной ответственности) и 426 (Превышение власти или служебных полномочий). Утром 25 февраля следователя Генпрокуратуры чекисты задержали прямо на ее рабочем месте. В тот же день к ней применили меру пресечения в виде заключения под стражу. В следственном изоляторе КГБ Байкова провела полгода. Под домашним арестом она находится с 24 августа.

В окончательном постановлении о привлечении Байковой в качестве обвиняемой ей инкриминируются следующие статьи Уголовного кодекса:

- ст. 393 (Привлечение в качестве обвиняемого заведомо невиновного);
- ст. 394 (Принуждение к даче показаний);
- ст. 397 (Заведомо незаконные задержание или заключение под стражу);
- ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями);
- ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий).

В общей сложности речь идет примерно о пятнадцати эпизодах "преступной деятельности" Светланы Байковой, совершенных ею в 2006-2007 годах, когда она возглавляла группу по расследованию громких коррупционных преступлений на таможенной границе Беларуси.

Уголовно-процессуальный кодекс обязывает прокурора или его заместителя принять решение по поступившему к ним уголовному делу в срок не более пяти суток. За вычетом выходных у Генерального прокурора Григория Василевича (либо его заместителя) на определение судьбы своей подчиненной времени осталось - до 25 ноября. Решение должно быть одно из трех возможных:

1. Прокурор соглашается с постановлением следователя КГБ и направляет дело в суд.

2. Прокурор прекращает предварительное расследование уголовного дела в отношении обвиняемой Байковой, не найдя, например, в ее действиях состава преступления или посчитав вину недоказанной.

3. Прокурор возвращает дело следователю для производства дополнительного предварительного расследования.

Идеальный вариант для "дуэта" КГБ-Гепрокуратура — переложить все, мягко говоря, с "больных голов на здоровую", то бишь - как суд решит. Однако на текущий момент в "деле Байковой" последнее слово остается за Григорием Василевичем. Ему и оценивать качество работы чекистского следствия, которое, в свою очередь, обвиняя старшего следователя по особо важным делам Генпрокуратуры в должностных преступлениях, тем самым "намекает" на низкий уровень профессионализма подчиненных Григория Василевича. Да и не только его.

Касается это и судебной ветви власти. Ведь эпизоды, по которым обвиняется Байкова, фигурируют в материалах уже рассмотренных либо еще не прошедших через суд уголовных дел. В одних случаях приговоры давно уже вступили в законную силу, в других - еще не вынесены. Выходит, чекисты и опытным судьям нос утерли?

По сведениям интернет-газеты Naviny.by, в течение ближайших дней Генпрокуратуре придется принять еще два непростых решения, напрямую связанных с "делом Байковой".

Во-первых, дать ответ адвокату Михаилу Волчеку по его жалобе "на бездействие органа, ведущего уголовный процесс в отношении его подзащитной".

Защитник просил Генпрокуратуру возбудить уголовные дела по части 2 статьи 407 (Разглашение данных дознания, предварительного следствия или закрытого судебного заседания) и части 3 статьи 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями) в отношении следователя МВД, который входил в состав группы Байковой. Подполковник милиции, что называется, "сливал" информацию одному из фигурантов громкого уголовного дела, которое расследовала Светлана Байкова.

Об этом стало известно из протоколов прослушивания чекистами телефонных переговоров офицера и обвиняемого в создании преступной организации гражданина ФРГ Павла Молочко. Этот компромат находится в материалах уголовного дела Байковой, но "ходу" ему в КГБ не дали.

Жалобу адвокат отправил еще 26 октября, но только после появления на сайте Naviny.by статьи "Материалы "прослушки" КГБ из "дела Байковой" Михаила Валентиновича пригласили в Генпрокуратуру, где с него взяли объяснение.

Во-вторых, КГБ не остался в долгу и обратился в Генпрокуратуру с аналогичной просьбой, но уже в отношении адвоката Волчека.

В своем обращении чекисты ссылаются на статью 174 Уголовно-процессуального кодекса (Решения, принимаемые по заявлениям или сообщениям о преступлении), чем, по сути, инициируют возбуждение против защитника Байковой уголовного дела за "несанкционированное разглашение данных предварительного расследования". Правда, ответный ход КГБ на рискованный поступок Михаила Валентиновича и нашу публикацию явно с двойным смыслом.

Сегодня у этой спецслужбы полномочий не меньше, чем у прокуратуры. Комитетчикам никто не может помешать самостоятельно разобраться с адвокатом. Но они почему-то решили это сделать прокурорскими руками. Генпрокуратура в данном случае обязана отреагировать и дать ответ заявителю.

Проверку поручили провести следователю Владимиру Шишко, который связался по телефону с автором этих строк, предложил встретиться в его кабинете и поговорить "на тему одной из публикаций".

Разговор шел "под протокол" с предупреждением об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Владимир Витальевич оказался не простым следователем, а по особо важным делам. Более того, он - коллега Светланы Байковой по совместной работе в отделе по расследованию коррупционных дел. Официально меня не допрашивали, ибо уголовного дела пока нет, с меня брали объяснение, но в протоколе журналист фигурировал в качестве свидетеля.

Следователь Шишко свою работу выполнял дотошно. Его интересовало буквально все: где, что, во сколько…

При каких обстоятельствах я встретился с адвокатом Волчеком, когда и где он передал мне копию своей жалобы в Генпрокуратуру, на скольких листах? Какого числа и каким образом статья была отправлена в редакцию, кто ее редактировал, какие были варианты заголовков? Почему защитник решился обнародовать сведения, находящиеся в уголовном деле?

С моих слов следователь Шишко в протоколе записал, что адвокат Волчек, как гражданин Республики Беларусь, выполнил свой конституционный долг: узнав, что совершено серьезное преступление, которое по непонятным причинам не пресечено, он сообщил об этом в соответствующие органы. Когда никакой реакции не последовало, юрист по предложению журналиста согласился сей грустный факт из биографии отечественного правосудия обнародовать. (Так что если Волчек совершил преступления, то надо и корреспондента Федоровича привлекать - за соучастие).

А сколько еще таких фактов в «деле Байковой»?

…Михаил Волчек прекрасно понимал, чем может для него обернуться дерзость уличать в сокрытии преступления "всемогущий КГБ". Михаил Валентинович не исключал, что спецслужба, как минимум, обратится в Минюст с требованием лишить его адвокатской лицензии, а то и сама заведет на него уголовное дело. Да, видно, своих забот полон рот, а прокурорским следователям по делам коррупционным, мол, особо и заняться нечем…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров