Что делать, если на папу наехало государство

Ева Некляева, "Новая газета"

Если вашего отца государство избило до бессознательного состояния, а потом бросило в тюрьму, лучше всего, если вам на этот момент больше трех лет от роду. Потому что если вам три года — вы вообще ничего не сможете сделать. Вы будете сидеть молча в углу, пока в вашей детской комнате будет проходить обыск. Какие-то люди вам будут говорить, что папа и мама "уехали, но обязательно вернутся". А когда за вами придут, чтобы взять в заложники и использовать против ваших же родителей — вы даже вряд ли поймете, что произошло. Единственная возможность высказать позицию в вашей ситуации — это не реветь. Что и делает Даник, сын Андрея Санникова и Ирины Халип. Берите с Даника пример. Даник — настоящий сын победителей.

Все чаще в том, что нашим родителям делают очень-очень больно, виноваты не подвыпившие уголовники с района, а государство.

Посмотрите на ваших родителей и проведите небольшой тест. У вашего отца болит сердце за страну? Это минус 1. Он нормальный человек и хочет что-то изменить? Минус 1. Участвует в общественных или политических движениях? Точно минус 1. При этом, он известный и уважаемый человек? Еще минус 1.

При наборе от минус двух баллов начинайте готовиться. Рано или поздно, за папой придут.

Моего отца били по голове и оставили лежать без сознания в снегу. Потом его тащили по полу с койки в реанимации, а его жену держали, пока она кричала о помощи. Вот уже месяц его, избитого, держат в тюрьме и не допускают к нему даже адвоката. Я им очень горжусь. Так же, как горжусь Санниковым и Халип и всеми теми, чьи имена составляют длинный список людей, напугавших государство. Это как же надо перепугаться, чтобы вот так трусливо напасть на них из-за спины.

Удивительно, что до сих пор не было издано краткого пособия о том, что делать, когда твой отец становится узником совести. Оно бы сейчас многим пригодилось. Наше поколение, несомненно, исправит это ошибку - я только надеюсь, что следующему поколению оно уже не понадобится.

Две недели назад, я обратилась к Европейскому парламенту с требованием жесткой позиции в отношении белорусского режима. Я говорила со многими политиками о том, что необходима четкая и адекватная реакция со стороны Европы на террор, устроенный белорусскими властями. Если честно, я сначала не верила в результат этих разговоров, мне всегда казалось что политика — это прожженный цинизм и преследование личных интересов. Но принятая резолюция Европарламента показывает, что простые ценности, как ценность человеческой жизни и свободы, все-таки имеют место в политике. Это важно знать всем, кто чувствует бессилие что-либо изменить. Солидарность — это не пустое слово. Волна давления на режим будет все время нарастать, пока не будут выпущены все политзаключенные, пока я, наконец, не обниму папу.

Несомненно, есть разница между политическими заявлениями и конкретными действиями. Я разговаривала со многими министрами иностранных дел европейских стран, которые будут 31-го января принимать решение о том, какие из предложенных Европарламентом санкций в отношении Беларуси нужно применять. Решение Совета министров будет опираться на беспрецендентно жесткую резолюцию Европарламента. Но волна солидарности (еще до принятия решения) начала приносить результаты. Вчера финская пресса написала об отмене поездки крупнейших финских инвесторов в Беларусь — и это еще до официального введения санкций.

Как человеку без стремлений к политической карьере мне кажется очевидным, что запрет на въезд в Евросоюз — это на самом деле даже не санкции, а естественная защитная реакция. Вы, например, хотите, чтобы по вашим улицам ходили люди, которые избивали моего папу дубинками? Или те, которые им отдавали приказы? Прекращение связей на высоком уровне — это тоже естественно. Ну, кто с белорусскими властями захочет после всего этого разговаривать? Неприятно же, чисто по-человечески. Поэтому будет принято положительное решение по обоим пунктам, до освобождения заключенных.

Кроме политиков, очень важно мнение гражданского общества — политики прислушиваются к общественному мнению. Волна солидарности все время увеличивается, все больше разных людей подключаются к кампании против репрессий. На днях друзья моего отца в Финляндии начали широкую гражданскую инициативу по борьбе за освобождение всех политзаключенных в Беларуси, и назвали ее его именем. В какую страну я не приезжаю, я обязательно натыкаюсь на пикет напротив белорусского посольства. Руководители белорусского свободного театра Николай Халезин и Наталья Коляда развернули кампанию артистической солидарности с Беларусью, в рамках которой мировые знаменитости - такие как Джуд Лоу и Кевин Спейси - выучили фразу "Жыве Беларусь!" Я получаю десятки сообщений в день от незнакомых людей, которые просто хотят выразить свою поддержку.

Только солидарность, бескомпромиссная и до конца, может сейчас переломить ситуацию и спасти людей от государства. Пожалуй, с этого будет начинаться пособие для детей репрессированных.

Ева Некляева – дочь известного белорусского поэта и общественного деятеля Владимира Некляева. Напомним, что Некляев, один из кандидатов в президенты, в день выборов 19 декабря был жестоко избит силовиками, в тот же вечер был арестован и 29 декабря 2010 года обвинён в организации массовых беспорядков. Сейчас находится в следственной тюрьме КГБ Беларуси.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров