Как живут в изгнании активисты избирательных штабов?

"Салідарнасць"

Как живут в изгнании доверенные лица экс-кандидатов в президенты и когда планируют вернуться на родину? Корреспондент "Салідарнасці" встретилась с членами команд Владимира Некляева и Андрея Санникова. Местом встречи стал Дом прав человека в Вильнюсе, приютивший на несколько недель 15 белорусов, вынужденных покинуть страну.

Причины, заставившие ближайшее окружение экс-кандидатов бежать из Беларуси, – стандартный набор репрессий, последовавших после 19 декабря.

"Чекисты шли по моим следам"

Председатель оргкомитета по созданию ОО "За свободное развитие" Виктор Горбачёв был доверенным лицом кандидата Владимира Некляева. После Площади на Горбачева открылась настоящая охота. Он вынужден был залечь на дно: отключить телефоны и скрываться. Представители спецслужб не дремали, пытаясь контролировать перемещение Горбачева по стране.

– Вот я побуду где-то дня четыре, и после моего отъезда являются чекисты, – улыбается собеседник. – Они на день опаздывали.

Виктор детально вспоминает события, которые последовали сразу после "кровавого воскресенья":

– В 3 часа ночи 20 декабря в Борисове ко мне домой пришли представители правоохранительных органов. Двери им не открыли. Днём они отправились в школу к 16-летнему сыну, сняли его с урока, отобрали сотовый телефон, попытались вызвать на откровенный разговор. Ребёнок отказался. Радует, что учителя не позволили сотрудникам КГБ забрать его из школы. Потом они подъехали к дому в сопровождении пожарной машины… Не застав меня дома, комитетчики направились к моей старенькой матери. Провели обыск у неё. Вызывали на допрос мою дочь. Правда, она им сразу заявила, что не собирается свидетельствовать против себя и своих близких. Далее последовали ежедневные звонки на мобильные родных, на домашний телефон.

Как живут в изгнании активисты избирательных штабов?

Горбачев подытоживает, что после всего этого ему "не оставалось ничего другого, как покинуть территорию страны, для того, чтобы сохранить себе жизнь и остаться на свободе".

"Родственники узников сказали нам: "Уезжайте!"

Для Андрея Бабицкого, координатора гражданской кампании "Европейская Беларусь", доверенного лица экс-кандидата Андрея Санникова, последней каплей для отъезда из страны стала встреча с родственниками узников.

Как живут в изгнании активисты избирательных штабов?

– После волны обысков и серии арестов они нам сказали: "Уезжайте!". Мне самому было сложно принять такое решение. Но объективно здесь мы можем принести больше пользы, чем сидя в тюрьме. Мои близкие знают, что я не преступник. Знают, в какой стране мы все живём.

"Хлопцы, не надо жетонов, бегите вниз!"

Олег Метелица – заместитель начальника штаба Некляева и доверенное лицо экс-кандидата – приехал в Вильнюс, но до сих пор не может смириться с мыслью, что, вероятно, придётся здесь задержаться. О том, чтобы побывать на Площади, активист мечтал с 2001 года. Но каждый раз накануне выборов его нейтрализовывали, запирая на сутки в СИЗО. Отсидев трижды, Метелица не считает себя героем. Наоборот – плохо поступил, рассуждает он, дав возможность себя задержать: "Ты сидишь 15 суток, а пользы не приносишь никакой".

Как живут в изгнании активисты избирательных штабов?

На этот раз Метелица предпринял все меры безопасности, чтобы не пропустить эти события. На площади Независимости замначальника штаба не задержали по счастливой случайности. Ему и некоторым другим активистам удалось пробиться через кордон и попасть в метро.

– Нам повезло. Помню, как сотрудница метрополитена, оценив ситуацию, закричала: "Хлопцы, не надо жетонов, бегите вниз!", – вспоминает Олег.

Метелица добрался до "незасвеченной" квартиры, снятой заранее, выключил телефон. Он вспоминает, что включал модем на несколько минут, и в полной мере ощутил, что такое жить без связи с миром. Затем пришлось покинуть Беларусь.

"Вернемся на родину, когда прекратится уголовное преследование"

По словам Олега Метелицы, его целью был именно Вильнюс.

– Все люди, которые хотят что-то делать для Беларуси, едут в литовскую столицу, или в Варшаву, или Киев – ближе к родине, – считает он. – Те, кто хочет воспользоваться ситуацией и попросить политического убежища, – а таких, я думаю, будет немало, – едут в Бельгию, Францию, Чехию или скандинавские страны. Там лучше социальные условия.

Ни один из собеседников не высказал намерения просить политического убежища в Литве.

– Мы уже договорились, чтобы в случае необходимости продлить визу, – говорят они.

На риторический вопрос, когда планируют возвращаться домой, ответ у всех один: "Для нас сигналом будет прекращение уголовных дел в отношении активистов демсил".

Членам команд экс-кандидатов советовали, чтобы их родственники подали запросы в РОВД и выяснили, не проходят ли они по уголовным делам.

– Но даже если они и получат ответы, что мы не являемся подозреваемыми, это не является гарантией, что по приезду мы не окажемся за решёткой, – рассуждает Олег Метелица. – Зачем предупреждать заранее человека, которого ты хочешь арестовать? И практика такая: сначала посадят на сутки, а потом раскручивают уголовное дело, предъявляют обвинение.

"Мы не просто сидим здесь и чего-то ждём"

Находясь в Вильнюсе, активисты оппозиции заявляют, что не просто "сидят и чего-то ждут". По словам Андрея Бабицкого, они поддерживают контакты со своими соратниками в Беларуси и создают площадку, которая будет представлять демократические силы и доводить позицию до партнёров в Евросоюзе.

– Мы делаем это для того, чтобы мировое сообщество обращало больше внимания на проблемы Беларуси, а информация не доходила искажённой, как это зачастую происходит, – поясняет он.

В то же время каждый из них понимает, что их активность за рубежом ещё более отдаляет от возможности вернуться в Беларусь. Метелицу и Горбачёва дома ждут жёны и дети, Бабицкого – родители и любимая девушка.

– Разлука ещё больше укрепит наши семьи, – уверен Виктор Горбачёв. – Жёны нас однозначно не бросят.

И подкалывают холостого Бабицкого, что тот, мол, уже разместил анкету на сайте знакомств.

– Да твоя девушка переживает, что ты тут кого-нибудь найдёшь, – хохочут коллеги по несчастью.

"Всё пошло по другому сценарию после избиения Некляева"

На протяжении всего разговора мы то и дело возвращались к событиям 19 декабря. Для всех неожиданностью стало битьё стёкол в Доме правительства.

– Сейчас, анализируя ситуацию, кажется, что мы могли сделать простую вещь: быстро выстроиться, оттолкнуть всех этих людей от дверей, – рассуждает Олег Метелица. – Хотя бы картинка была на видео, что это не наш план, что мы делаем всё возможное, чтобы остановить этих людей. Кажется, что это было просто взять и сделать. Но в той напряжённой ситуации мы не смогли организоваться, хотя все штабы кандидатов были связаны между собой. К сожалению, у нас не было времени осознать, что происходит, когда начался жёсткий разгон, эти щиты, ОМОН…

Андрей Бабицкий понял, что всё пошло по другому сценарию, после избиения Некляева.

– И каков был сценарий? – спрашиваю.

Собеседники поясняют, что варианты развития события и тактика действий были согласованы между штабами.

– Основной план был собраться на Площади и принять конкретное решение там. О захвате дома правительства речи не было, – добавляет Бабицкий.

Тем не менее, 19 декабря все собеседники считают шагом к переменам, которые приведут к смене власти.

– Я хотел бы сказать нашим политикам: ребята, прекратите ругаться. Прекратите показывать, кто лидер. Попытайтесь объединиться и донести народу в глухих посёлках правдивую ситуацию, – подытожил Горбачёв.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров