17 лет назад в Беларуси могли быть разрешены однополые браки

"Комсомольская правда в Белоруссии"

15 марта исполняется 17 лет главному белорусскому закону. О том, как готовилась Конституция, "Комсомолка" расспросила генерального прокурора Беларуси Григория Алексеевича Василевича. В далеком 1990 году он был заместителем рабочей группы, которая готовила проект главного закона страны.

- Григорий Алексеевич, над созданием Конституции работали две комиссии: официальная и оппозиционная. Это изначально так задумывалось, или из-за противоречий пришлось разделиться?

- Не совсем верно. 20 июля 1990 года был сформирован состав Конституционной комиссии: в нее вошли 61 депутат и 13 специалистов в области права. Под эгидой этой комиссии работали две рабочие группы. Никто их не делил на официальную и оппозиционную. Безусловно, между группами была конкуренция, практически сразу появился дух соревнования. При этом никто не стремился заполучить текст своих конкурентов, все работали самостоятельно. Повторю, никакого деления не было, хотя в рабочие группы входили представители оппозиции. Идея разделиться на группы возникла не из-за противоречий, а лишь потому, что дух соревнований помогает добиться лучших результатов.

- Вы обращались за помощью к зарубежным экспертам?

- Лично мы - нет, но со стороны американской ассоциации адвокатов были предложения нам помочь. Дело в том, что у них Конституция не менялась с 1787 года, и им, конечно, было интересно поучаствовать в процессе демократизации. Они несколько месяцев жили у нас в стране, вели себя достаточно корректно, не навязывали свою точку зрения и никакого давления на нас не оказывали. Хочу отметить, что Василий Иванович Шолодонов (в 1990 году возглавлял рабочую группу по созданию Конституции. - Ред.) сразу заявил, что Конституцию мы пишем для нашей страны, учитывая свою историю, традиции, менталитет белорусского народа. Взять и переписать американскую Конституцию было бы неправильно. Знаю, что в одной из африканских стран попытались переписать ее практически дословно, но реализовать ее не получилось.

- Так неужели работали самостоятельно и не воспользовались опытом других стран?

- Конечно, воспользовались. К примеру, в Конституции Италии нас интересовало правило о том, как корректируется Конституция, в России - система органов власти. Помимо этого изучали проекты Конституций Казахстана, Эстонии, ряда других стран. Что касается раздела, который посвящен личности, обществу, государству, то он писался на основе международных документов: Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах.

- А сколько вы работали над Конституцией?

- С середины 1990 года и до 15 марта 1994 года. По сути, почти четыре года, хотя текст Конституции был готов к концу 1991 года. Журналисты еще тогда заметили, что работа над Конституцией ведется по принципу древнегреческого мифа про Пенелопу, когда днем она ткала, а ночью расплетала сделанное. В СМИ обсуждалось, что текст при желании можно было принять в 1991 году, но Верховный Совет не торопился этого делать, и такое топтание на месте было заметно. Во время первого обсуждения 17 депутатов поддержали проект, а один - нет. Наверное, Верховный Совет понимал, что если сейчас принять Конституцию, то придется перестраивать свою работу. К тому же он перестанет быть высшим и единственным законодательным органом, и нужно поступиться своей властью.

- Где писали текст Конституции?

- В основном в здании Верховного Совета, но когда появилась основа, то стали на две-три недели выезжать в резиденцию «Заславль». Там мы с утра до вечера готовили текст Конституции.

- Какие статьи вызвали самые жаркие дебаты?

- Долгое время не могли определиться, какой по форме правления должна быть республика - парламентарной или президентской, кто должен избирать президента, какие полномочия у главы государства? Кто-то предлагал, чтобы президент выполнял только представительские функции, другие выступали за то, чтобы наделить его исполнительной властью. Еще один из спорных пунктов - парламент. Должен ли он быть профессиональным, либо депутаты могут совмещать какие-либо функции? Также спорили о том, насколько численность депутатов должна сократиться. К примеру, в 1990 году их было 485, позднее - 360, 260, сейчас - 174. В той же Европе от одного миллиона жителей в парламенте представлено до 17 депутатов. Помимо этого, не могли договориться о территориальном делении. Спорили, нужно ли сохранять области, исполкомы в них, как разделить их полномочия. Значительное внимание было уделено безъядерному статусу Республики Беларусь!

- А с государственным языком сразу определились?

- Нет, но в ходе споров пришли к выводу, что государственным языком должен быть белорусский. В те времена многие законопроекты, которые выносились на рассмотрение Верховного Совета, были на белорусском. Замечу, что по всем спорным вопросам решение не принималось до конца 1993 года. Например, в последний день принятия Конституции была проголосована статья, посвященная праву на образование. Некоторые выступали за платное образование, но благодаря мудрости депутатов от ветеранских организаций, у нас теперь есть право на бесплатное образование.

- Можете вспомнить самые необычные предложения, которые поступали вам во время работы?

- Сейчас в третьей статье Конституции написано, что мужчина и женщина могут вступать в брак. А тогда предлагали вместо этого написать граждане.

- И получилось бы, что в Беларуси разрешены однополые браки... А еще какие предложения запомнились?

- Относительно смертной казни. Считаю, что нашли приемлемую формулировку в ст. 24 Конституции. Она может применяться как исключительная мера наказания за особо тяжкие преступления. Некоторые радикальные рыночники отрицали необходимость закрепления в Конституции социально-экономических прав (по примеру Конституции США) - права на труд, на отдых и другое.

- Насколько тяжело было сводить проекты двух групп?

- За основу был взят проект, который подготовила наша рабочая группа. Без преувеличения могу сказать, что он оказался более подготовленным, нам не пришлось ничего заимствовать у конкурентов. Интересно и то, как переводилась Конституция на белорусский язык. Белорусскоязычный вариант мы согласовывали с переводчиками. Например, как перевести сочетание "родственники и свойственники". Сначала охватили эти два слова одним белорусским - "родныя", но потом стали вникать в толкование этого слова и пришли к тому, что более точным будет перевод "родныя i сваякi".

- Удалось ли чиновникам сразу же подстроиться под новую Конституцию?

- Оказалось, что не только чиновникам, но и депутатам было сложно отказаться от старых стереотипов. К сожалению, парламент совсем по-другому воспринимал нормы, которые были закреплены в Конституции. Хотя мы в них вкладывали совершенно иной смысл. К примеру, почти полтора года после принятия Конституции и избрания президента Верховный Совет пытался удержать за собой власть: принимал постановления о введении законов в действие, ратифицировал международные договоры своими постановлениями. Но этим грубо нарушалась Конституция. Тем самым Верховный Совет ограничивал конституционные права главы государства. Такие действия только подстегивали конфликт.

Удивили и некоторые должностные лица судебной власти, которые не могли постичь, как это в Конституции закреплено право на судебную защиту, и его можно реализовывать гражданину даже при отсутствии соответствующей нормы в обыкновенном законе. В этом плане очень много сделал Конституционный суд, который принял ряд решений, направленных на реализацию конституционных норм.


- В последнее время у нас не вносятся поправки в Конституцию. Это говорит о том, что она настолько безупречна?

- По своему объему Конституция решает все вопросы: определяет систему власти, ее функционирование, статус личности. Несколько конституционных позиций нужно еще реализовать. Например, право на альтернативную службу. В статье 57 Конституции записано это право. Еще Конституционный Суд в 2000 году обратил внимание на то, что нельзя привлекать к уголовной ответственности людей, которые отказываются служить в армии по религиозным мотивам. Но в тоже время вряд ли мы с нашим менталитетом сейчас готовы к тому, чтобы освобождать от призыва по той причине, что молодой человек - пацифист, т.е. борец за мир. Если бы не Беларусь, где в годы войны было сильно партизанское движение, Россия, другие республики СССР, то пацифисты Европы жили бы в условиях фашизма.

- Григорий Алексеевич, как вы думаете, насколько хорошо белорусы знают Конституцию?

- Основное ее содержание граждане знают: текст Конституции изучается и в школах, и в вузах. В той мере, в которой она затрагивает интерес человека, ее знают.

- Вы сами отмечаете День Конституции?

- Да, своей работой. Со многими коллегами, с которыми мы работали над текстом Конституции, у меня остались очень хорошие отношения. Конечно, хотелось бы, чтобы и гражданами, и должностными лицами Конституция исполнялась безукоризненно.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров