Правозащитник: Реакция властей Беларуси предсказуемо истерична

"Немецкая волна"

По мнению члена правления российского правозащитного общества "Мемориал" Александра Черкасова, в Беларуси сложилась ситуация, когда власть не желает слушать представителей оппозиции и гражданского общества, а у общества нет ресурсов обратной связи с властью. Возможность диалога может появиться, когда его будут желать обе стороны, полагает правозащитник.

- Насколько адекватна реакция властей на ситуацию вокруг взрыва? Судя по риторике властей, вал репрессий может накрыть не только политическую оппозицию, но и все белорусское общество.

- Реакция предсказуемо истерична. Потому что дальше закручивать гайки некуда, оппозиция вроде бы уже вся сидит, и сажать особенно больше некого. В этих условиях со стороны властей может быть единственный ответ – полицейский. Это не призыв к консолидации общества. Это не апелляция к обществу, это апелляция к полицейской дубинке. Но чего мы собственно ждали, когда общества нет.

- После взрыва в минском метро, когда суд еще не определил виновных, белорусские власти нагнетают истерию вокруг оппозиции и называют оппозиционеров "пятой колонной", "пособниками преступников", "мразью", "подонками", "негодяями". Как можно оценить лексику такого рода, применяемую руководством Беларуси в адрес политических оппонентов?

- Лексика белорусской власти вполне предсказуемая. Чего еще мы могли ждать? Перехода на "золотую латынь", или язык французского политеса? Ведь Александр Лукашенко каким был, таким и остался. Здесь как раз ничего неожиданного нет.

А вот то, что случилось в Минске, не только страшно, но и странно. Потому что этот взрыв, казалось бы, не был нужен никому. Ни оппозиции, которая сейчас слишком раздроблена и дезориентирована, чтобы еще давать власти повод без всяких расследований зажать себя в тиски. Ни власти, у которой единственный козырь - это стабильность.

Теперь же и власть, и оппозиция оказались в ситуации цугцванга, когда их действия предопределены. Очевидно, что после этого взрыва Лукашенко произнесет те слова, которые он произнес. Очевидно, что для него это резко снимает пространство для маневра. Если он раньше мог торговаться с Европой, выпуская из тюрем оппозиционеров и переводя их на другой режим содержания, то сейчас он предсказуемо начинает затягивать гайки.

И никакой относительной нормализации после президентских выборов у Лукашенко не получается. Надо это ему? Наверное, нет, равно как и оппозиции не надо получить вал репрессий, когда она и без того не может справиться с последствиями декабрьских событий.

Взрыв в Минске - это пока загадочное и страшное событие, которое ждет своего объяснения, и оно не похоже, по-моему, на то, что мы видели в других республиках.


- Некоторые оппоненты белорусской власти считают, что ситуация противостояния доведена до абсурда, и в стране назрела необходимость внутреннего диалога.

- Диалог возможен там, где у людей есть не только языки, но и уши. В том числе, и у самого главного человека в стране, который произносит разные нехорошие слова. Захочет он слушать оппозицию, или его можно принудить к тому, чтобы слушать, как это было в Польше в период борьбы "Солидарности" в 80-х годах? Похоже, что это не тот, и не другой вариант.

Власть не хочет слышать представителей общества, потому что она их таковыми не считает. И принудить власть к этому невозможно, потому что нет такой силы внутри страны. Похоже, что и извне все резервы внешнего давления словом и убеждением также исчерпаны. Так что сейчас разговоры о внутреннем диалоге кажутся благим пожеланием.


- Что, на ваш взгляд, должно было бы сделать белорусское государство, чтобы снять напряжение в обществе?

- В Беларуси сейчас нет ничего, что позволило бы обществу и государству пережить такие потрясения. Нет никаких ресурсов обратной связи между властью и обществом. Да и само общество атомизировано и не может артикулировать свои пожелания к власти. Нужно восстанавливать все, разрушенное почти до основания.

Обществу нужно восстанавливать те институты, которые обычно служат для формулирования и высказывания своего мнения – это общественные организации, и партии, и средства массовой информации. Но кто ж им даст? А властям нужно восстанавливать институт выборов, прекращать политические репрессии. Но захотят или они?

Такая ситуация, в которой у народа не только отобраны все рычаги влияния, но и сам народ, таким образом, лишен ответственности за происходящее, эта ситуация не проходит бесследно. Потому что во многих странах мы наблюдали, как после диктатуры отнюдь не приходят сразу же демократия и благолепие. Люди должны почувствовать свою ответственность за происходящее. Тогда, может быть, что- то и изменится. Но это точно зависит не от государства.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров