Белорусские зубры — под прицелами иностранцев

"Белорусские новости"

В Беларуси продолжают обсуждать правомерность и моральную приемлемость охоты на зубров. Государственные органы уже устали объяснять, что охота вполне законна, а экологи и простые граждане по-прежнему не могут понять, как можно убивать символ Беларуси.

Скандальный охотничий аукцион

Наибольшее возмущение охватило Байнет в феврале этого года, когда на охотничий аукцион была выставлена жизнь зубра. Целый месяц шли торги, а народ все возмущался и пытался спасти жизнь невинного животного.

На сайте аукциона торги останавливались несколько раз после того, как "щедрые" интернет-пользователи предлагали за зубра блиц-цену. Анонимные "покупатели", видимо, надеялись на то, что пока их будут искать сотрудники проводящей аукцион фирмы, жизнь зубру будет продлена еще как минимум на сутки.

Когда же организаторам надоело гоняться за лжеохотниками, они ужесточили правила регистрации на сайте и обязали участников указывать не только адреса электронной почты, но и действующий номер мобильного телефона, по которому администратор сайта связывался с регистрируемым человеком и выяснял "серьезность его намерений".

Как рассказал Naviny.by заместитель начальника туристического отдела ГУ "ЦентрКурорт" Сергей Сосункевич, всего на сайте пытались зарегистрироваться около 7 тысяч пользователей, но реальных желающих поохотиться на крупного зверя оказалось всего четверо, остальные — отчаянные спасатели зубриной жизни.

"Серьезность намерений", кстати, проверяли очень просто: желающим задавали вопросы, на которые сможет ответить только опытный охотник, например, какое оружие подходит для охоты на зубра.

В конце месяца торги завершились, и лот должен был достаться пользователю под ником Mehmed, предложившему за скандальную "голову" 40 500 евро. Однако организаторы так и не смогли обменять жизнь животного на деньги — после двухнедельного молчания охотник отказался от покупки.

Сотрудники турагентсва предложили охоту другим участникам аукциона, но они тоже передумали. К слову, среди изъявивших желание поохотиться на символ Беларуси не было ни одного белоруса…

Белорусские зубры — под прицелами иностранцев

Прейскурант на зубриные головы

В ходе исследования этой темы Naviny.by заметили интересную вещь — охота на зубра в охотохозяйствах при национальных парках и в хозяйствах попроще существенно отличается по цене.

К примеру, в нацпарках, где организует охотничьи туры "ЦентрКурорт", трофей на золотую медаль стоит 40 тысяч евро. А в турагентстве "BelForest-Centre LTD", которое продает охоту в менее знатных местах, трофей такой же ценности можно купить за 16 тысяч евро, а самый дешевый (бронзовый) — за 10 тысяч. Правда, еще тысячу евро придется заплатить за тур и четырехдневное проживание в охотничьем домике.

"Насколько я знаю, зубры живут в Осиповичском лесхозе, охотохозяйстве "Белая тропа". И если Осиповичский лесхоз подчиняется Министерству лесного хозяйства, то оно и устанавливает цены на трофей. А если зубры живут в каком-нибудь частном охотохозяйстве, там цена вообще не регулируется. Но это единичные случаи", — пояснил Сергей Сосункевич.

В BelForest-Centre дешевизну охотничьего тура объяснили тем, что охота организуется не в национальных парках.

В Государственной инспекции охраны растительного и животного мира при президенте рассказали, что Совет министров устанавливает только минимальную стоимость трофея, а реальную цену формируют охотохозяйства с учетом конъюнктуры рынка.

"Кому-то выгодно за 16 тысяч продать, кому-то за 40. Важным показателем является еще и окупаемость охотничьих хозяйств", — отметил начальник управления анализа и контроля за охраной и использованием объектов животного и растительного мира Михаил Губич.

Согласно постановлению Совета министров № 466 от 6 апреля 2006 г., предельная минимальная стоимость охотничьих трофеев зубров (череп с рогами и шкура в сыром виде) для иностранных граждан составляет от 2,6 до 14,3 млн. рублей:

до 129,99 балла — 2,6 млн. рублей;
от 130 до 149,99 балла — 3,9 млн. рублей;
от 150 до 169,99 балла — 9,1 млн. рублей;
170 и более баллов — 14,3 млн. рублей.


Белорусские зубры — под прицелами иностранцев

Еще раз о законности

Тему законности охоты на зубров развивали многие СМИ, некоторые давали и моральную оценку правилам селекционного отбора.

Напомним, по закону охота на зубров разрешена, но только на тех особей, которые не участвуют в размножении и принадлежат к резервному генофонду. Как правило, к ним относятся самки старше 18 лет и самцы старше 14 лет, молодые самцы, изгнанные из стада во время яра, мигрировавшие на расстояние более 50 километров и не вернувшиеся обратно в течение трех месяцев, животные с длительным истощением, смертельно больные или травмированные зубры, особи, рожденные с отклонениями в физическом развитии.

Однако общественность и экологи в шоке от того, что зубров — вымирающий вид — разрешают отстреливать на коммерческой основе. Кроме того, защитники природы возмущены в принципе делением зубров на основной и резервный генофонд, ведь ни один другой вид животных в Беларуси такого деления не имеет.

Защитить зубров пытается общественная организация "Ахова птушак Бацькаўшчыны", которая отправила запросы в Минприроды, Минлесхоз и Государственную инспекцию охраны растительного и животного мира при президенте для выяснения правомерности проведения аукциона.

По словам директора организации Виктора Фенчука, ответы на запросы они получили: "В Минлесхозе написали, что это не в их компетенции, Минприроды и Госинспекция ответили, что все законно".

Кроме того, Госинспекция предоставила копию акта "отбраковки" зубров и копию страницы из книги зубров резервного генофонда, в которой ведется учет зубров, отнесенных к изъятию.

Как заметил Виктор Фенчук, наблюдается странная тенденция отнесения к резервному генофонду здоровых самцов с рогами в хорошем состоянии, т.е. животных, имеющих трофейную ценность.

Согласно документам, предоставленным Госинспекцией, в Беловежской пуще за менее чем годовой период из пяти зубров, отнесенных к резервному генофонду, все пять были взрослыми самцами с рогами без отклонений. Официальные причины — дерматиты, хромота, старость и т.п. "Данные косвенно подтверждают опасения общественности, что под видом селекционного отстрела под разными предлогами добывают в первую очередь трофейных животных", — отмечает В.Фенчук.

Именно эти животные наиболее привлекательны для охотников. Цены на убийство зубрят и зубриц в интернете найти намного сложнее. К тому же, охотникам важнее убить именно элитного зверя и получить красивый трофей, а не пристрелить хромое животное, которое просто не в состоянии защититься.

По словам Сергея Сосункевича, "ЦентрКурорт" пока не продавал охотничьи туры на самок зубров.

Белорусские зубры — под прицелами иностранцев

Вместо лечения зубрам предлагают смерть?

Председатель центрального совета АПБ Александр Винчевский считает, что самцов относят к резервному генофонду после 14 лет, чтобы их можно было продать до того, как у животного обломаются или повредятся рога.

"Это дикая природа. У нас не ходят за кабанами и оленями и не смотрят, где у них что болит, и не отстреливают их за это. Почему такая забота только о зубрах? И почему только о самцах? Только самцы болеют и в 14 лет все резко стареют?", — возмущается эколог.

Кроме того, отмечает он, стрелять в хромое животное для охотника "то же самое, что застрелить корову". "Но когда у него в доме висит голова, никто не видит, был этот зубр хромым, больным или здоровым", — говорит Александр Винчевский.

"Зубр находится в Международной Красной книге и имеет высокую категорию охраны, наравне с вертлявой камышевкой и большим подорликом. Эти животные имеют самую высокую степень охраняемости в Красной книге — их называют уязвимыми, хуже дела обстоят только у исчезающих видов, а таких в Беларуси нет", — рассказал эколог.

Получается, что больные и старые животные обречены на резервный генофонд, где они будут смиренно ждать своей смерти. Но всегда ли можно правильно поставить диагноз? Вдруг зубр просто споткнулся и повредил ногу, а через неделю будет отлично бегать? По некоторым данным, диагнозы зубрам ставят через бинокль чуть ли не с расстояния 50 метров.

Старший научный сотрудник Березинского биосферного заповедника, териолог Александр Каштальян рассказал Naviny.by, что в Беларуси нет отработанной системы выбраковки животных при непосредственном осмотре ветеринаром.

"Сейчас, скорее всего, выбраковка ведется по визуальным наблюдениям за животным и фотоснимкам. В этом случае существует много рисков. Животное может получить незначительную травму, вполне совместимую с жизнью. Ему будет достаточно оказать ветеринарную помощь, назначить лечение", — говорит специалист.

Териолог подтвердил, что биологически самцы стареют раньше самок, однако он не согласен с тем, что на них можно разрешать охоту, "поскольку любая популяция состоит из разных возрастов, важную роль играют и молодые, и старые особи".

Александр Каштальян также считает, что к каждой особи нужно подходить индивидуально, ветеринар должен осмотреть животное и оценить, насколько далеко зашло заболевание и поддается ли оно лечению.

"А для такой работы нужно налаживать нормальные работы по иммобилизации зубра, иметь хороших специалистов. И нужно создавать рабочую группу по зубру из специалистов именно по этому виду. Какую работу могут провести, например, в Осиповичском или Воложинском лесхозе, если там нет таких специалистов?", — отметил териолог.

По его словам, на ранних стадиях большинство заболеваний подвергается лечению. На последних стадиях, оценить, стоит ли браться за лечение животного, может только ветеринар. Это особенно важно, если заболевание заразное.

"Но для того, чтобы лечить таких животных, стране нужен свой зубропитомник, а сейчас таких карантинных центров у нас нет. И этот вопрос пока даже не поднимается. У поляков такой зубропитомник есть в Беловежской пуще, у россиян их даже два. Правда, в России отказались от разведения беловежского зубра и разводят кавказского", — рассказал специалист.

Он также отмечает, что деление зубров на основной и резервный генофонд в Беларуси происходит по территориальному принципу: если стадо находится в пределах какой-то особо охраняемой территории, то все особи относятся к основному генофонду, независимо от их здоровья.

"Получается какой-то абсурд, потому что животные, которые находятся за пределами особо охраняемых территорий, к основному генофонду не относятся", — возмущается Александр Каштальян.

"Наша березинская популяция вообще находится в странном положении, потому что лето она проводит на территории заповедника, а зимой уходит в места обитания, расположенные в 25-30 км от его границ", — говорит он.

Териолог считает, что большинству собственников стад выгодно проводить регулярную выбраковку животных, чтобы зарабатывать средства на поддержание жизни популяции, поскольку госфинансирования для этого не хватает.

"Но такие охоты вызывают массу нареканий среди экологической общественности и специалистов. Поскольку статус зубра не предполагает проведение охот, а если заниматься выбраковкой, то делать это нужно, как на Западе — без коммерции", — говорит он.

В Польше, к примеру, решение об отстреле зубра выносится коллегиально, а сам отстрел производит егерь, и охотничьи туры никто не продает. Кроме того, у польской Беловежской пущи есть своя коллекция трофеев, а у Беларуси даже коллекционного материала нет, все продается, отмечает кандидат биологических наук Николай Черкас.

Егери знают больных зубров в лицо

Мало того, что больным зубрам диагнозы ставят издалека, так их еще и никак не помечают — никаких чипов и даже "коровьих" бирочек. Непонятно, как этого зубра находят и узнают, когда приезжает заказчик-охотник.

Сергей Сосункевич объясняет это тем, что в каждом охотничьем хозяйстве есть перечень зубров, отнесенных к резервному генофонду. "Выбор объекта охоты происходит, во-первых, исходя из желания заказчика (например, серебро), во-вторых, исходя из состояния здоровья "кандидатов" — приоритет отдается тому животному, которому меньше осталось жить", — говорит представитель турфирмы.

Непосредственный выбор животного, по его словам, делает егерь, а не охотник. Но как найти того самого зубра среди сородичей?

"Зубр — животное стадное, и самцы из резервного генофонда, как правило, отшельники и живут в своем ареале обитания. Поэтому егерь ведет охотника именно на эту территорию, охотник никогда не идет в лес один. Кроме того, зубров из резервного генофонда фотографируют, заносят в специальную книгу с подробным описанием", — пояснил Сосункевич.

Судя по всему, продавать жизни краснокнижников в Беларуси продолжат и дальше, как бы не возмущался народ, ведь, по сути, все законно. Сейчас важно, чтобы под пулю приезжих охотников не попала элита зубриного поголовья. АПБ для этого собирается выяснить, каким же образом проходит отбор животных в резервный генофонд.

"В одном из интервью представитель национального парка говорил, что желающие могут принять участие в контроле за отбором. Мы воспользуемся этим предложением и будем просить о включении в такую комиссию в качестве наблюдателя представителя от общественности", — сказал Виктор Фенчук.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров