Следственный комитет: орган без доверия

Сергей Сацук, "Ежедневник"

С вступлением в должность председателя Следственного комитета Валерия Вакульчика, процесс создания новой структуры вступил в активную фазу. Как распределятся силы в правоохранительной системе страны, и что ожидает Беларусь уже в 2012 году?

Мы наш, мы новый мир построим…

Правоохранительная система страны, будь то Беларусь, Россия или любая другая страна, очень сложным и многогранный механизм. Основными его задачами являются охрана правопорядка и законности, защита прав и свобод человека, охрана прав и законных интересов государственных и негосударственных организаций, трудовых коллективов, борьба с преступлениями и иными правонарушениями.

Для выполнения этих сложных задач, правоохранительные органы наделяются полномочиями и правами, которых не имеют другие государственные структуры. Это касается не только применения специальных средств и оружия в предусмотренных законом случаях, но и возможности вершить человеческие судьбы. Ни от одного другого чиновника не зависит так судьба конкретного человека, как от сотрудника правоохранительных органов.

Причем, не важно, простой ли это милиционер патрульно-постовой службы или генеральный прокурор. Полномочия и возможности у них разные, но работают они в одной системе и пользуются аналогичными правовыми инструментами.

Понятно, что наделенные такой властью сотрудники правоохранительной системы должны быть должным образом контролируемы, чтобы они не могли злоупотреблять этой властью. По своей сути правоохранительная система любой страны, должна состоять из выверенной системы сдержек и противовесов, которая с одной стороны позволит правоохранителям должным образом выполнять свои обязанности, а с другой, не позволит им злоупотреблять властью.

В Беларуси эту систему сдержек и противовесов начали разрушать еще в 90-х годах прошлого столетия, когда было ликвидировано независимое правосудие – опорную точку любого правового государства. В течение последующих 15 лет были последовательно ликвидированы и несущие конструкции этой системы. С созданием Следственного комитета никаких сдержек и противовесов и вовсе не останется.

Независимый, но не самостоятельный

Сама идея создания независимого Следственного комитета, если бы ее правильно реализовать, действительно могла бы укрепить систему сдержек и противовесов и сделать белорусское следствие более объективным и качественным. Тут все достаточно просто. Следственные управления внутри МВД, ДФР КГК или прокуратуры, починенные руководителям этих структур, как ни крути, будут в то или иной степени защищать корпоративные интересы. Если оперативники провели антикоррупционную операцию, задержали предполагаемого взяточника и отрапортовали наверх, то подозреваемому будет очень сложно рассчитывать на объективное расследование, если оно проводится в этой же структуре. Относительную объективность расследования гарантировали лишь прокурорский надзор и последующее судебное разбирательство. Существовали некоторые исключения, но они касались специфических для Беларуси случаев, и не затрагивали большинства населения.

Независимый от МВД, ДФР КГК и прокуратуры Следственный комитет действительно не будет защищать интересы МВД, ДФР КГК и прокуратуры. Это был бы несомненный плюс для страны, если бы ни одно обстоятельство.

Соединяй и властвуй

Еще десять лет назад каждое из ведомств, входящих в систему правоохранительных органов Беларуси, представляло из себя отдельный центр силы. Это создавало массу проблем и для власти, и для всей страны. Но в целом положительного было больше, чем отрицательного.

Да, каждый такой центр силы способствовал разрастанию клановости в белорусской экономике, частым войнам между силовиками, росту коррупции внутри структур. Но на каждый такой центр силы в стране всегда находился другой, что создавало хорошую систему противовесов и устраняло негативные последствия.

Можно вспомнить, сколько было коррупционных скандалов, связанных с каждым таким центром силы: то КГБ против МВД выступит и посадит парочку высокопоставленных чиновников, то Госконтроль доложит президенту о безобразиях в КГБ, то прокуратура выступит с коррупционным разоблачением. При всех негативных последствиях, но каждое ведомство весьма жестко контролировало другое. Для полной отладки системы сдержек и противовесов не хватало только независимого правосудия, которое объективно могло бы расставить все точки на i.

Но президент вместо того, чтобы вернуть правосудию независимость, сам выступил в роли третейского судьи и начал разводить дерущихся сторожевых. Долгое время президенту это удавалось: он выслушивал разные точки зрения, что помогало ему принимать достаточно взвешенные решения относительно того, кого наказать, а кого поощрить. Но долгое время так продолжаться не могло, так как глава государства все же человек, которому свойственно уставать.

И вот несколько лет назад в Беларуси началась кампания по планомерной ликвидации силовых центров силы. Вместо людей, которые не боялись принимать решения, на посты руководителей правоохранительных структур были поставлены исключительно исполнители, а роль третейского судьи была отдана Виктору Лукашенко, старшему сыну президента, отвечающему за национальную безопасность.

Сначала Виктор вершил силовые дела через КГБ, где председателем был поставлен пограничник Вадим Зайцев, потом через Оперативно-аналитический центр, которым руководил Валерий Вакульчик.

С созданием Следственного комитета процесс ликвидации правоохранительных центров силы полностью завершится. Вернее все центры сольются в одном, которым и будет теперь руководить Вакульчик. Не случайно во время назначения за столом сидели только три человека: глава государства, его сын Виктор и сам Валерий Вакульчик.

По сути, новый комитет получит и сконцентрирует в своих руках главные силы МВД, ДФР КГК и прокуратуры. В стороне осталось только КГБ, что в принципе понятно. Зная о планах Виктора, Вадим зайцев сделал ход конем, и отказался от подследственности практически всех статей Уголовного кодекса Беларуси, которые у него были, оставив лишь специфически чекистские направления, касающиеся обеспечения национальной безопасности. Возможно, расчет делался на то, что подследственность вернуть будет проще, чем утерянное следственное управление.

Без контроля и надзора

С 2012 года, когда Следственный комитет начнет работать, именно он будет подводить итог работе МВД, ДФР КГК и, как ни странно, звучит, прокуратуры. Следственный комитет может, как прекратить уголовное преследование человека, тем самым, указав на плохую работу ведомства, откуда пришло дело, так и довести его до логического конца, то есть до суда. При этом объективность судебного рассмотрения теперь будет вызывать еще больше вопросов.

Уже сейчас силовики называют Следственный комитет эдакой Администрацией президента в правоохранительной структуре страны. Это проект Виктора Лукашенко, подчиненный непосредственно президенту и возглавляемый человеком из команды Виктора.

Прокуратура, как и раньше, будет осуществлять надзор за следствием, а суд будет иметь право выносить частное определение в отношении Следственного комитета, если установит, что в процессе расследования были допущены те или иные нарушения закона. Аналогично прокуратура и суд имеют право реагировать и на нарушения закона в Администрации президента. Но кто-нибудь слышал, хоть об одном таком прокурорском реагировании или частном определении суда? Поэтому вряд ли стоит ожидать, что прокуратура, например, осмелится выступить против Виктора Лукашенко и его назначенца по какому-либо громкому делу. И сможет ли кто-нибудь принять самостоятельно решение о том, чтобы начать антикоррупционную операцию в отношении сотрудников комитета?

Вполне вероятно, что Вакульчик, как и говорил президент, честнейший офицер и, возможно, но вполне заслуживает пожизненную индульгенцию. Но вместе с ним, ее же получат и все другие сотрудники Следственного комитета. И чем выше будет должность этого сотрудника, чем приближеннее он будет к Вакульчику, а через него к семье Лукашенко, тем сильнее будет эта индульгенция.

Поэтому Следственный комитет действительно станет независимым следственным органом, независимым от всего, в том числе от контроля и надзора со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это будет мощнейший за всю историю Беларуси центр силы, влияние на который будут иметь только президент и его старший сын.

Как отмечают эксперты, Следственный комитет ни в коем случае нельзя было поднимать над всеми остальными правоохранительными органами и подчинять его непосредственно президенту, да еще назначать на него Вакульчика, каким бы достоинствами он не обладал. В белорусских реалиях это сразу же было понятно отвратно, что до начала деятельности Следственного комитета уже подорвало к нему доверие, в том числе и со стороны самих следователей.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров