Кто научит белорусов качать права в поликлиниках и больницах?

Юрий Лазаревич, "Завтра твоей страны"

На одного белоруса приходится в среднем 12,5 посещений врача в год. И законодательство гарантирует пациентам немало прав. Но способно ли здравоохранение обеспечить их реализацию — оценивает эксперт Государственной службы судебно-медицинских экспертиз Андрей Фоменко.

— У белорусов, как выявило недавнее исследование Института социологии НАН Беларуси, довольно низкий уровень знаний о правах пациентов, — рассказывает Андрей Фоменко, один из сторонников создания в Беларуси Общества прав пациентов. — Лишь около половины опрошенных знали о таких правах, как выбор организации здравоохранения и лечащего врача, а также об участии пациента в выборе методов лечения.

Однако проблема не только в том, что люди не знают о своих правах — чтобы это исправить, достаточно развесить стенды в коридорах поликлиник и больниц или в приказном порядке обязать врачей проводить с пациентами "правовой ликбез". Она гораздо глубже — в возможностях системы здравоохранения обеспечить реализацию этих прав.

Понятие прав пациентов в нашей стране не наполнено смыслом и содержанием, понятным как пациентам, так и врачам. Оно было в одночасье перенесено на нашу почву из законов западных стран, где зарождалось и формировалось постепенно, стало результатом определенных социальных процессов и сложных компромиссов между участниками рынка медицинских услуг (врачебные корпорации, страховые компании, общества пациентов).

В западных странах права пациентов — один из механизмов регулирования взаимоотношений в здравоохранении, от его правильного функционирования зависит работа всей системы. Его суть — в достижении баланса сил между заведомо слабой стороной — пациентом, который находится в уязвимом физическом, психологическом, материальном состоянии, и мощной системой, наполненной ресурсами, знаниями, корпоративными связями. Пациент не в силах избежать этого контакта, поскольку не имеет ни знаний, ни сил, ни средств, чтобы самостоятельно излечиться. Позиция пациента укрепляется наделением его определенными правами, а также административной и юридической поддержкой со стороны общественных организаций и уполномоченных по защите этих прав. Врачи знают, что в случае нарушения прав пациентов последуют большие проблемы, а также существенный материальный урон. В итоге получается, что все стороны действуют цивилизованно, уважая права других и стремясь избежать конфликтов.

— А что у нас?

— На волне переписывания законов, регулирующих деятельность здравоохранения (часто – просто списывания их с законов соседей – бывших стран СССР) положения о правах пациентов вставили туда, особо не задумываясь о том, как это будет выглядеть на практике. Не было ни общественной дискуссии, ни полемики в медиа, ни научного обоснования данной концепции.

С учетом того, что в целом система здравоохранения продолжала оставаться глубоко "советской", появление этого неестественного для нее элемента вызвало когнитивный диссонанс, как у врачей, так и у пациентов. И поскольку это понятие ничем не подкреплялось, врачи восприняли появление прав пациентов как покушение на свою автономию, дополнительное бремя и ничего не значащую формальность.

Пациенты, в целом слабо представляющие себе, в чем заключаются данные права, не решаются ими пользоваться, потому что, оставаясь один на один с системой, боятся усугубить свое положение. Это в магазине можно позволить себе потребовать выполнения прав потребителя, а потом пойти домой и в этот магазин больше не возвращаться. Будет ли пациент в ситуации, когда речь идет о здоровье, жизни и смерти, рисковать хрупкими отношениями с врачом, от которого зависит его дальнейшая судьба?

Представление о том, что пациент может на равных с медиком участвовать в выборе лечения — миф, порожденный неправильным пониманием сути прав пациентов в системе, для которой это понятие чуждо. Обычные люди не имеют знаний и специальных возможностей, которыми обладают медики, поэтому их позиции в этом отношении заведомо неравны.

Положение пациента должно быть укреплено, но не за счет мобилизации его собственных ресурсов (а у нас это понимают именно так), а за счет внешней поддержки. И тут в нашей системе пустота.

— Андрей, но давайте все же напомним, что нам как пациентам гарантировано законом?

— Мне сложно считать те положения, которые перечислены в отдельной статье закона о здравоохранении, "гарантированными", то есть, подлежащими безусловному выполнению в силу неясности того, как они будут выполняться, а также того, как требовать их выполнения.

Закон не дает четкого руководства к действию, написанного простым и понятным языком, а содержит расплывчатые формулировки вроде "пациент имеет право на получение медицинской помощи". Это положение звучит декларативно и не вносит ясности относительно границ этого права, для этого надо обращаться к другим источникам, что для простого человека не всегда выполнимо.

Не очень понятно, что составители закона подразумевали под условиями пребывания в организации здравоохранения, позволяющими "реализовать право на безопасность и защиту личного достоинства". Пациент имеет право "на уважительное и гуманное отношение со стороны работников здравоохранения" — неужели это настолько специфичное право, которое гражданин приобретает, только обращаясь за медицинской помощью, а в любых других условиях на это рассчитывать нельзя? Или работники здравоохранения сплошь хамы и грубияны, на которых можно найти управу только с помощью закона?

"Участие в выборе методов оказания медицинской помощи" — как это должно выглядеть? Формулировка "имеет право… на реализацию иных прав в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства Республики Беларусь" вообще ставит в тупик — каких "иных прав"? Как видим, здесь без квалифицированной юридической помощи не обойтись.

— Мне кажется, что-что, а жаловаться белорусы научились: "горячая линия" Минздрава раскалена каждый день, ведомство получает огромное количество писем-жалоб от недовольных пациентов. Но ни сама общественность, ни Минздрав не предпринимают никаких шагов, чтобы включиться в диалог. Может быть, это должен сделать кто-то третий — например, профсоюз?

— Ситуация с жалобами иллюстрирует неспособность системы решить проблему взаимоотношений пациентов и врачей цивилизованным путем, то есть установлением баланса в их позициях. Вместо того чтобы укреплять позиции пациентов, система "опускает" врачей, распекая их за жалобы и наказывая материально и морально за проступки, которые в основном являются следствием проблем в организации оказания медицинской помощи. Реакция на жалобы — это просто "выпускание пара", но причины, которая заключается в неравенстве позиций, это не устраняет. Профсоюз — это представитель интересов медицинской корпорации, поэтому его вмешательство ситуацию не улучшит.

— А кто или что может улучшить? Юрист по медицинским вопросам Екатерина Орловская, например, не раз говорила о том, что одним из вариантов решения конфликтных ситуаций, которые возникают между врачами и пациентами, могло бы стать появление новой штатной единицы в медучреждениях страны — независимых юристов-консультантов, которые не подчинялись бы главному врачу или администрации медучреждения. Как вам эта идея?

— Представитель интересов пациентов — это как раз та фигура, которая могла бы помочь сдвинуть проблему прав пациентов с мертвой точки. Так что я поддерживаю такую идею. Однако, насколько реально ее осуществление в наших условиях, без решения ряда вопросов ответить нельзя.

Скажем, насколько независимым будет такой сотрудник? Если он не будет подчиняться администрации медучреждения, то кому? Из какого источника будет идти финансирование?

— На ваш взгляд, опытом какой страны в вопросе прав пациента могла бы воспользоваться Беларусь?

— Если говорить о независимых юристах в медучреждениях, то похожая система существует в Финляндии. Там в каждой больнице есть уполномоченный по правам пациентов, который помогает им решать вопросы, возникающие в процессе оказания медицинской помощи. В Дании на уровне муниципалитетов существует отдел по защите прав пациентов, независимый от органов здравоохранения.

Примеров решения этой проблемы довольно много, но насколько они могут быть адаптированы к нашей системе, сказать сложно. В любом случае, это не должно быть простое внедрение некой схемы, без ее детального обсуждения и выяснения того, чего ожидают от нововведений врачи и пациенты.

— Пару лет назад в Беларуси предпринималась попытка создать общественное объединение по защите прав пациентов. Но такая организация так и не появилась. Как вы думаете, по какой причине?

— По причине того, что в существующей системе для такой организации нет места. Как я уже говорил, единственным каналом коммуникации и "выпуска пара" является механизм жалоб, неэффективный и не меняющий ситуацию. Встраиваться в эту схему особого смысла не имеет. Пока понятие "права пациентов" не наполнится реальным содержанием, конфликты между пациентами и врачами будут только усугубляться.

поделиться

Новости по теме

    Медики защищаются от неадекватных пациентов

    Общественное объединение "Белорусская ассоциация врачей" создала адвокатское бюро, чтобы отстаивать свои права и защищаться от неадекватных пациентов. Ведь нередко медики сталкиваются с нескрываемым хамством и не знают, как ему противостоять.подробности

Новости партнёров