Пенсионерка: Хватало бы денег, я бы не торговала

Галина Абакунчик, "Радыё Свабода"

Эта стихийная торговля незаконна, но на улицах Минска и других белорусских городов импровизированные мини-рынки в последнее время можно увидеть часто.

На остановках общественного транспорта и у станций метро несанкционированную торговлю преимущественно ведут пенсионеры. Торгуют продуктами питания, одеждой и разной хозяйственной мелочью.

Фрукты и овощи, банки с маринацией и сушеные грибы, вязаные носки и варежки – обычный ассортимент уличных торговцев. Алла Ивановна – одна из продавщиц возле автобусной остановки на улице Волгоградской – согласилась рассказать о своем, так сказать, "бизнесе":

Пенсионерка: "Зелень продаю, яблочек много. Это все надо собрать, снять с дерева, привезти, высушить – это тяжелая работа".

Корреспондент "Тогда почему вы это делаете?"

Пенсионерка: "Хочу продать, а вместо это что-то приобрести, за газ, свет, квартиру заплатить – за все. Все это надо платить с пенсии. Очень дорого. И хотя небольшая, но помощь".

Корреспондент "Милиция, чиновники не цепляются к вам, что вы здесь стоите?"

Пенсионерка: "Да, бывает. И приходят, и угрожают, что оштрафуют, а штраф довольно большой – до миллиона рублей. Говорят, что нельзя в таких несанкционированных местах продавать. А на базаре своя мафия, и там особо не приткнешься нигде, а платить дорого надо».

Свои товары уличные торговцы устраивают на раскладных устройствах, на колясках, на выступлениях ограждений и даже на газетах, посланных на асфальт. О своей коммерции рассказывают неохотно – боятся штрафа за несанкционированную торговлю. На станцию метро "Институт культуры" Василий Петрович привез на продажу свои яблоки аж из Смолевичей и объяснил – выбросить жалко, а сдать некуда:

Пенсионер: "Привез яблоки из Смолевичей, мы там живем. И жалко же, так валяются, и может, кто-нибудь бы купил. Я же цены не устанавливаю, как вон в ларьках – и по десять, и по пять, и по три могу продать – пусть не покупают эти неизвестные бананы, а наши, белорусские яблочки. Но не очень берут – могу простоять, и никто не спросит. Тогда – в канаву, или назад домой везу – пустое дело, словом".

Корреспондент: "А что, в Смолевичах нельзя продать?"

Пенсионер: "Ой, о чем вы говорите... В этом году нигде нельзя продать – мне 80 лет, но такой урожай видел впервые. Ветки и теперь еще ломаются, так на коляски – и в канаву, выношу и выношу в канаву. А если бы вот ездили и принимали у людей: по 500, по 300 или по 200 рублей – сдал бы. Деньги небольшие, но все же прибыль. И люди пусть бы сок пили или повидло ели – так никто ни разу не приехал. А потом будут из Польши или из Италии яблоки везти".

Пенсионерка Маргарита Петровна, которая продает стельки для обуви, также утверждает, что уличная торговля малоприбыльна. Но она должна ей заниматься, чтобы удовлетворить насущные потребности, на которые не хватает отмеренной государством пенсии:

Корреспондент "Удается ли что-нибудь продать за день?"

Пенсионерка: "Другой раз продашь что-то, а иногда и нет".

Корреспондент "Тогда зачем это делаете? Может, для того, чтобы выйти развеяться?"

Пенсионерка: "Потому что мало денег. В магазине все дорогое, а лекарства сердечные –160 тысяч, а одни же не выписывают, несколько. Как выпишут на 200 тысяч – хочешь, бери, а хочешь, не бери".

Корреспондент "Если бы хватало денег, торговали бы?"

Пенсионерка: "Нет, конечно, нет. Отдыхала бы, конечно".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров