Чего боятся белорусы?

Виктор Листопадов, "Завтра твоей страны"

В белорусском обществе предостаточно социальных страхов. Эксперты диагностируют "болевые точки" и анализируют, как боязнь граждан отражается на развитии страны.

Беларусь окружают враги

Не будет преувеличением сказать, что нередко генератором фобий в белорусском обществе становится государство, отправляя вполне определенный посыл: Беларусь окружают враги.

На пресс-конференции в Минске 15 января Александр Лукашенко среди прочего заявил:

— Поверьте, вокруг нашей Беларуси (я ничего не нагнетаю, мне это не надо для пиара, ни для чего, даже если я завтра президентом не буду, я уже наработался) ходят и зубами щелкают, как голодные волки стадами. [...]Нам надо мир и покой. Все будут нам эти по периметру щелкающие зубами стаи аплодировать, когда у нас будет раздрай в стране. Раздрай будет означать немедленную гибель государства.

Председатель Координационного комитета Национальной платформы, философ, методолог Владимир Мацкевич отмечает: когда в белорусском обществе продуцируется образ внешнего врага и идея, что нашу страну окружают недоброжелатели, речь идет ни много ни мало — о ксенофобии.

— Если мы не понимаем, как мыслят другие, значит, они замышляют что-то недоброе? В Беларуси это большая проблема: мы не понимаем мусульман, европейцев, американцев и уже перестали понимать ближайших соседей — россиян и украинцев. Не понимаем, значит, ждем от них различных неприятностей, — говорит эксперт.

Речь идет об инфицированных страхах, когда порождается извращенное представление о том, куда попали те, кто развивается быстрее белорусов. Например, современная идеология Беларуси прессует общество рассказами об ужасах капитализма, информацией о европейском кризисе и нашествии мусульман.

Есть еще страх инфантильного происхождения. Он строится на потребности людей в безопасности.

— Человек должен исходить из того, что при изменении внешних обстоятельств он знает, как защититься от опасности. Привычка с деланным оптимизмом прогнозировать будущее порождает инфантильный страх перед ним и отсутствие средств для предотвращения негативных последствий, которым надо открыто смотреть в лицо, — отмечает эксперт.

Белорусы боятся болезней и отсутствия должной социальной защиты

Белорусы понимают: в случае "особых обстоятельств", когда они не смогут работать, как раньше (декрет, длительная болезнь, инвалидность), государство не сможет обеспечить им достойную жизнь. Вот почему в белорусском обществе совершенно очевидна фиксация фобий, связанных с потерей здоровья.

— Это реальный страх беспомощности и далее — одиночества, прозябания, — отмечает координатор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский.

Еще одна распространенная фобия — страх перед людьми с психическими заболеваниями.

— Люди даже не представляют, насколько их страх и далек, и близок от реальности. Близок, потому что нет однозначной черты "нормальности". А далек, потому что в воображении общества "псих" — это потенциальный убийца и маньяк, что тоже далеко от правды, — говорит Сергей Дроздовский.

В реальности количество преступлений в группе спецучета психиатрической службы (3400-3600 человек в разные годы) уменьшается. По данным РНПЦ психического здоровья, число правонарушений, совершенных диспансерной группой спецучета, в 2009 году составило 261, в 2010-м — 226, в 2011-м — 195.

Зачем нагнетается моральная паника?

Координатор проекта "Гендерный маршрут" Ирина Соломатина обращает внимание: СМИ пишут, что социально-экономическая ситуация в стране в ближайшем будущем может ухудшиться. Хотя, судя по данным соцопросов, более 72% белорусов считают, что за последние три месяца их личное материальное положение либо не изменилось, либо улучшилось, однако они "боятся бури".

Чтобы отвлечь общество от одной проблемы, достаточно запугать его или привлечь его внимание к другой, отмечает эксперт.

В последние несколько лет белорусские религиозные деятели пытаются влиять не только на пересмотр устоявшегося у населения отношение к аборту, но и на государственную гендерную политику, что, по мнению Ирины Соломатиной, свидетельствует о серьезных сдвигах в распределении власти.

— Появляются разные агенты, которые в своих интересах рационально нагнетают моральную (в том числе и гендерную) панику, борясь за влияние в обществе. Особенно на фоне того факта, что государство не в состоянии экономически поддерживать конкретных людей, т.е. женщин и мужчин с их особенными запросами, потребностями и правами. В центре социальной белорусской политики продолжает стоять семья, где именно женщине вменяется традиционно быть в качестве матери, жены, дочери обеспечивающей не только воспроизводство, но и выживание своей "ячейки", — отмечает эксперт.

Белорусы больше склонны к социальным страхам, чем европейцы

Общественные страхи конкретных людей демонстрируют состояние общества. Бизнес-тренер Лилия Ахремчик говорит, что в обществе действуют механизмы наследования уровня мышления, вертикальной передачи идей.

Согласно социально-эволюционной теории спиральной динамики есть шесть уровней, которые для удобства кодируются различными цветами. Например, третий уровень — красный, которому свойственно эгоцентричное, силовое мышление. Его типичный представитель — воин, который ценит власть и славу и находится в поиске героического статуса. Выживает сильнейший — вот основной девиз.

— Во властной белорусской элите много "красных", — отмечает Лилия Ахремчик. — Люди, застрявшие на этом уровне, любят демонстрировать свой статус и властные полномочия, но они могут оказаться в эволюционном тупике, в какой попали некогда динозавры.

Пятый уровень существования — оранжевый, которому свойственно материалистическое, ориентированное на достижения сознание. Это уровень конкуренции, научных прорывов и делового предпринимательства.

Страхи живут на всех уровнях развития, отмечает Лилия Ахремчик. Во многом приверженность тем или иным страхам психологи объясняют уровнями развития.

— Очень многое зависит от развития. Если человек занимается собой, переходит на другой уровень, его ценностями становятся свобода, независимость. У него начинает формироваться свое мнение по поводу событий, происходящих в стране и мире, а сфера его деятельности расширяется, — говорит эксперт. — Например, в Западной Европе много "оранжевых" людей, а в Беларуси меньше. Наше общество многие годы жило в советской системе с жесткими рамками. В Беларуси общественное устройство также очень иерархично, управление выстроено строго по вертикали. У нас тяжело выделяться, сложно не бояться и проявлять инициативу. Поэтому белорусы во всех слоях больше склонны к социальным страхам.

Тот, кто достигает одного из высоких уровней развития, умеет избавляться от социальных страхов, прилагает с одной стороны гораздо больше усилий для этого, чем, например, живущие в Европе представители тех же поколений и уровня развития. С другой стороны, успехи показывают, что их потенциал очень большой и при более благоприятных условиях они могли бы достигнуть еще больших вершин.

— Экономика Западной Европы во многом рассчитана на "оранжевых" — на достижения, в том числе материальные, и успех. У нас же это происходит с большими усилиями, которые тратятся на преодоление не только общественных стереотипов, но и различных бюрократических препон и законодательных ограничений, — констатирует эксперт.

Мог бы произойти в стране рывок, если бы условия изменились? Лилия Ахремчик считает, что условия не могут измениться, пока у власти находятся красные, которые пишут под себя законы и выстраивают систему.

Как избавиться от социальных фобий?

Люди не могут не беспокоиться о своем будущем. Плохо, когда это вполне нормальное человеческое чувство перерастает в боязнь изменений.

— Такой страх создает ситуацию, когда страна перестает успевать за развивающимся миром и оказывается на обочине прогресса, — считает Владимир Мацкевич. — Один из компонентов социального мужества заключается в том, чтобы ввязываться в изменения, понимая, в том числе, и их издержки. Развитие предполагает отказ от привычного уютного, это тяжелая работа. Однако это нормальное состояние человека.

Чтобы постепенно избавляться от социальных фобий, считает эксперт, необходимо стремиться к высокому интеллектуальному и моральному уровню в обществе, а не вынуждать интеллигенцию опускаться на более низкий.

— Иначе общество потихоньку захлестнет страх мирового кризиса из-за непонимания происходящих событий, а также другие фобии. Если же мы размышляем, спорим и дискутируем, у нас появляется решение проблем. Как только общество понимает, где подстелить соломку, если что, тогда мы и не боимся будущего, — уверен Владимир Мацкевич.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров