Дело о сбитом Porsche Cayenne школьнике все больше запутывается

БелаПАН

Независимый эксперт поставил под сомнение выводы следствия о безусловной виновности водителя "Порше-Кайена" Андрея Забабуро в гибели девятилетнего минского школьника Влада Грудьева 13 ноября 2012 года возле средней школы № 23 на улице Панченко.

12 февраля на процессе во Фрунзенском суде столицы допрошен юрист и инженер-механик Александр Коноплицкий, специалист в области автотехнических исследований. Он является бывшим старшим следователем по особо важным делам Следственного комитета, расследовавшим дела о ДТП с 1981 года. Коноплицкий привлечен к процессу по ходатайству защиты обвиняемого.

Согласно его выводам, осмотр места происшествия сотрудниками милиции был выполнен не должным образом. В частности, из-за того, что на составленной сотрудниками ГАИ схеме неверно указаны колесные базы автомобилей, припаркованных вдоль бордюра. В итоге отображенные на схеме обстоятельства ДТП не соответствуют действительности: расхождение с реальной колесной базой у ГАИ составляет от нескольких сантиметров до полуметра. По выводам же эксперта, реальное расположение автомобилей с изображенным на схеме может отличаться практически на один метр. "Некоторые измерения не проводились вообще, а некоторые выполнены некорректно или неверно", — констатируется в выводах эксперта.

Кроме того, из выводов эксперта также следует, что в деле ошибочно использованы термины. Так, проезжая часть, где произошло ДТП, относится к прилегающей территории. В то же время проезжая часть — это часть дороги, а не прилегающей территории. При этом, как следует из ПДД, они определяют порядок движения по дорогам, а не по прилегающим территориям. На это эксперт обратил особое внимание.

Он также однозначно констатировал, что ни водитель "Порше-Кайена", ни мальчик не могли видеть друг друга. Такой вывод эксперт сделал на основе расчетов, проведенных в том числе с использованием данных следственного эксперимента. Даже во время эксперимента было принято несколько допущений, в том числе из которых появилось несколько траекторий движения мальчика к дороге и по дороге. Согласно одним из них водитель "Порше-Кайена" вообще не мог видеть ребенка, согласно другим — теоретически мог. Время, в которое теоретически водитель мог видеть мальчика, эксперт оценивает примерно в 0,3 секунды. Эксперт уверен, что за доли секунды никаких действий реально предпринять было невозможно.

Следствие же указывает, что водитель видел мальчика не менее чем за две секунды до ДТП. В процессе допроса специалиста адвокат обвиняемого рассказал, что в материалах дела время реакции водителя указано в 0,6 секунды — минимально возможная из справочной литературы. Эти данные были взяты из справочника 1970-х годов, к тому же без учета темного времени суток и темной одежды потерпевшего.

Интересен вывод эксперта относительно нарушения водителем "Порше" правил дорожного движения касательно въезда на территорию школы под запрещающий знак "Движение запрещено". В выводах эксперта отмечается, что знак установлен не по стандарту. Так, слева от него находится стоянка с двумя въездами-выездами. Первый находится до знака, второй — после. Соответственно, если водитель подъехал к школе через стоянку, то правил дорожного движения не нарушил, если не через стоянку, а под знак — нарушил.

Выводы эксперта очень не понравились гособвинителю и адвокату потерпевшей стороны.

Напомним, 37-летний минчанин Андрей Забабуро, водитель автомобиля "Порше-Кайен", под колесами которого погиб девятилетний Влад Грудьев, третьеклассник средней школы № 23 Минска, обвиняется в нарушении правил дорожного движения и совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 317 УК (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров