Эксперт: Новый саркофаг над ЧАЭС - это большой обман

Владимир Дорохов, Deutsche Welle

Автор книг об аварии на ЧАЭС Николай Карпан считает, что недавний обвал здания на станции не ухудшит ситуацию. Эксперт назвал DW проблемы, связанные с постройкой нового саркофага.

Заместитель главного инженера по науке и ядерной безопасности Чернобыльской АЭС в 1979-86 годах, ликвидатор аварии на станции и автор книг "Чернобыль - месть мирного атома", "От Чернобыля до Фукусимы" Николай Карпан считает, что обрушение 12 февраля стеновых панелей и кровли на четвертом энергоблоке ЧАЭС новых рисков к уже существующим не добавит. В интервью DW Карпан предостерег от возможных опасностей в связи со строительством нового саркофага, который, по его мнению, не решит главной проблемы - хранения отработанного ядерного топлива на станции.

DW: По официальной информации, после обрушения стеновых панелей и кровли машинного отделения четвертого энергоблока ЧАЭС радиационная обстановка не изменилась. Насколько безопасна на ваш взгляд ситуация?

Николай Карпан: Разрушение произошло в районе четвертого энергоблока, Кровля машинного зала, возведенная в 1986 году, рухнула из-за накопившегося сверху снега. Обрушение не вызвало выброса радиации на промплощадку, где сейчас ведутся строительные работы по сооружению нового укрытия, и новых факторов риска к тем, что уже есть, это не добавило. Но выявилась неприятная вещь: старый саркофаг в любой момент может развалиться, как эта крыша.

- Greenpeace заявляет также о дисперсной пыли, которая все же несет опасность.

- Это аэрозольное облако висит там постоянно, над значительной территорией - всей промплощадкой, за пределами старого саркофага и за пределами станции. Дело в том, что ядерное топливо, которое было расбросано по территории ЧАЭС в результате взрыва в 1986 году, меняло свою структуру.

Со временем топливосодержащие массы превратились в пемзообразную структуру, а потом появились субмикронные фракции. Подобного рода пыль ведет себя в воздухе как аэрозоль, ветром ее может понести куда угодно. Это опасно и для здоровья, и с точки зрения ядерной безопасности - как угроза, которая может нарастать. Процессы ядерного распада будут идти десятки лет.

- Насколько строительство нового саркофага над ЧАЭС сможет устранить эту опасность?

- Новый саркофаг - это большой обман, я давно об этом говорил и писал. В самом начале задумывалось, что укрытие построят по иному принципу - контайнмента. То есть, это будет герметичное устройство, снабженное технологическими линиями и механизмами для разборки старого саркофага и извлечения из него ядерного топлива. Такое сооружение должно было препятствовать выходу радиоактивных продуктов за пределы четвертого энергоблока, который планировалось накрыть контайнментом. По этому поводу Верховная рада приняла соответствующий закон.

Но позднее, когда стали теряться нити управления чернобыльскими проблемами, проект был изменен на строительство конфайнмента. А конфайнмент - это зонтик, защищающий от дождя и ветра, это негерметичное сооружение, которое не решает задачи обеспечения радиационной безопасности. Заявлено, что конфайнмент простоит 100 лет, но я думаю, что его строительство даже не будет завершено.

- По какой причине?

Во-первых, начали строить в отсутствии утвержденного проекта нового укрытия. Во-вторых, неясно, выдержат ли грунты циклопическое строение гигантской тяжести. Дело в том, что противоаварийные мероприятия 1986-1987 годов изменили плотность почвы. Тогда, чтобы грунтовые воды не попали в реку, рыли специальные траншеи и забивали их глиной, вследствие чего воды накапливались на территории ЧАЭС.

Это привело к тому, что две плиты-основания Чернобыльской АЭС - с первым-вторым и третьим-четвертым блоками - стали смещаться относительно друг друга. Но главная проблема состоит в том, что конфайнмент не будет препятствовать выходу радиоактивной пыли из внутреннего объема блоков и укрытия отходов.

- Кто контролирует ситуацию?

Прежде всего Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Эксперты, которых он привозит, и предложили вместо прежнего проекта концепцию "простого сарая", оцененного в 1 миллиард евро, из которых половина уже освоена. Все это является черной дырой и приведет к скандалу.

- Почему вас не слушают, и где вы об этом говорили?

- Слушают, но во внимание не принимают. А говорим и я, и другие специалисты постоянно, и не только об этом, но и о многих других проблемах, связанных с устранением последствий аварии на ЧАЭС.

- Какая из них видится вам самой серьезной?

- Гораздо более серьезной бедой, чем начавшаяся стройка, является проблема хранения отработанного топлива, накопившегося на Чернобыльской АЭС. Его активность составляет один миллиард кюри. Такой же была и величина выброса при взрыве - один миллиард, а не 50 миллионов кюри, как заявляли официально. Оно находится сейчас в хранилище отработанного топлива номер 1 в бассейнах выдержки под водой. Причем по технологии не предусматривалось держать его там более 5 лет. Перерабатывать его негде, нет таких заводов, в том числе в России. Под водой в хранилище идут реакции, топливо из защитных трубок попадает в воду, а хранится оно в здании, ресурс прочности которого истекает в 2016 году.

Напомню, что в 2000 году состоялся конкурс на выбор проекта и строительство сухого хранилища ядерного топлива. Построили по американскому проекту, но оказалось, что нормы ядерной безопасности не выдерживаются. Так и стоит это сооружение, в которое вбухали 100 миллионов долларов, а сейчас нужно еще 200 миллионов, чтобы перепрофилировать его под другую технологию.

- Что нужно сделать, чтобы ЧАЭС перестала быть опасной?

- Просто вернуться к старому проекту - контайнменту.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров