Гомельский милиционер организовал бизнес на покойниках

Виолетта Дралюк, "Советская Белоруссия"

Утрата близкого человека - всегда потрясение для родных людей. А еще, извините за прозу жизни, весьма доходный бизнес. Когда - корректный и щадящий.

Когда - жесткий и циничный. Шокирующую изнанку ритуальных услуг обнажили в Гомельской области.

Проза жизни

Гомель давно полнился слухами. Мол, стоит упокоиться человеку, как на пороге тут же возникают предприимчивые граждане. С одной стороны - благая миссия. Когда руки опускаются, до этих ли хлопот. С другой - странно, по меньшей мере. Откуда такая осведомленность? Бывало, родственники еще не знают о смерти близкого, а им уже обрывают телефоны коммерческим сочувствием.

Ритуальное "болото" первыми растревожили гомельские чекисты, когда несколько лет назад задержали руководителей патологоанатомического бюро. Сотрудничество с коммерсантами здесь было четко организовано. Что в цепочке "бизнес - ритуал" есть и милиционеры, из догадок в уверенность переросло совсем недавно. Юрий Пономаренко, начальник управления собственной безопасности по Гомельской области ГУСБ МВД, рассказывает, почему в прошлом году они взялись первыми в стране проверить на этот счет милицейские ряды:

- Толчком стали случайные пересечения. Приведу лишь один пример. У горожанки тяжело больна мать. Но она жива. Однако дочери то и дело звонят коммерсанты, предлагают свои услуги. Откуда данные, как попадают к предпринимателям?

Во время проверки правоохранительных органов Гомельщины у сотрудников УСБ появились и другие примеры:

- В больнице умер глава семьи. Дочь хотела подготовить мать к тяжелой вести. Та недавно перенесла инфаркт. Но вдруг звонок коммерсанта. Мать взяла трубку. После разговора пришлось вызывать "скорую".

Довелось быть свидетелями и вовсе дикой картины, когда ритуальщик завозил тело в гараж, чтобы там подготовить его к похоронам... В целом же открылось: четкое территориальное деление среди коммерсантов по районам обслуживания и жесткая конкуренция. На пике спроса - обладатели самой свежей информации. А чтобы таковыми быть, идеально дружить с "первоисточниками". Сейчас в УСБ знают, такие связи обычно складываются по знакомству. Благодарность появляется потом - ставки прошлого года за одно сообщение варьировались в пределах 50 - 150 тысяч рублей.

Признаться, недоумеваю:

- Но ведь это немного...

Пономаренко останавливает:

- Не скажите. За год в Гомеле умирает до 5 тысяч человек. Можете подсчитать.

По итогам проверки около двух десятков милиционеров в Гомеле и Мозыре попали в поле зрения УСБ. В результате 7 сотрудников уволили из органов, по одному - возбудили уголовное дело, первое такое в стране. Собранную информацию направили в другие областные УВД для ознакомления. Передали ее и медикам.

Без права передачи

40-летнего гомельского милиционера Ш. - помощника дежурного оперативной службы одного из РОВД города - задержали в рабочее время ("Информатор получил срок" в "СБ" от 31 января 2013 года). Он вышел на улицу - встретиться с предпринимательницей и взять причитавшиеся 250 тысяч рублей за "отработанные" сообщения... Старший следователь областного управления Следственного комитета Максим Федотов посвящает в предысторию нетипичного уголовного дела:

- Сотрудники УСБ наблюдали за ним два месяца. И все это время он "помогал" информацией коммерсанту. Принимая на дежурстве данные об умерших горожанах, тут же по мобильному звонил ей.

Милиционер и предпринимательница познакомились через общих друзей. Сначала вроде помогал по-приятельски. Потом его стали благодарить. За короткое время сложился свой язык общения. Следователь приводит один из условных знаков:

- Предприниматель всегда перезванивала ему после разговора с родственниками умершего. Слова "заказ прошел" означали, что сотрудника ждет энная сумма.

К слову, размер стимула напрямую зависел от весомости заказа. Если клиент брал весь пакет услуг - от подготовки тела до захоронения, то коммерсант платила 100 тысяч рублей. Если же родственники ограничивались "экономвариантом", то и благодарность не превышала 50 тысяч.

Приговор суда, вынесенный в январе по этому делу, уже вступил в законную силу. Бывший милиционер получил два с половиной года ограничения свободы в исправучреждении открытого типа с лишением специального звания. Сейчас к направлению в суд готовится дело по предпринимательнице, которая обвиняется в даче взятки.

Один наказан. Будет ли другим наука? Реально ли пресечь этот "бизнес", спрашиваю у начальника областного УСБ:

- Думаю, реально. Не буду перечислять все варианты решения проблемы. Есть, в частности, такое предложение: запретить милиционерам во время дежурства пользоваться мобильными телефонами, зарегистрированными на других людей - родственников, друзей. Только личными. Тогда многое встанет на свои места.

Где искать ответы

Что в ритуальных делах надо наводить порядок, уверены и в деревне Залипье Гомельского района. А то ведь скоро из-за горожан на сельском погосте не останется места для своих. Об этом и написали здешние жители прошлой весной в инстанции. Любовь Боровкова, председатель Урицкого сельисполкома, на территории которого находится Залипье, вынуждена была превратиться в папарацци:

- А что делать? Залипье - это пригород Гомеля. Кладбище практически у трассы... Были случаи, когда хоронили и в сельисполкоме разрешения не спрашивали. А по закону должны.

Из восьми кладбищ сельсовета смотритель есть лишь на одном - в Залипье. Местный пенсионер Алексеевич сам вызвался. Платят ему из средств налогообложения с весны по осень. Зимой - нет. Потому как не из чего. Но пожилой активист и без денег меж сезонами ведет наблюдение за погостом. Поначалу даже вступал в борьбу с чужаками. Как правило, среди родственников выделялись организаторы похорон - суровые деловые парни. Но однажды нешуточно пригрозили. Да и как остановишь, если вот он - гроб, вот она - спешно выкопанная могила, опять же люди, убитые горем. Разве покажешь на ворота? Однако сельисполком и жители Залипья довели дело до конца. Несмотря ни на что, собрали фотодосье, куда попали и городские податели ритуальных услуг. Материалы передали в органы. Сейчас стало спокойнее. На сельсоветовском "жигуленке" буксуем у кладбища Залипья. Любовь Тимофеевна окидывает взглядом свежие пятна земли:

- Это местные хоронили. А вот в той стороне - кажется, нет. Фамилия незнакомая. И в сельисполком никто не приходил.

У меня же опять вопрос. Зачем гомельчанам деревенские кладбища? Ведь есть два официальных городских... Оказывается, действующие удалены от Гомеля. Потому стремятся поближе. И, если верить людям, коммерсанты такую возможность предоставляют: пригородные Залипье, Ченки, Красное... Мимо сельисполкомов, мимо регистрации. Хотя есть законные пути. В областной инспекции Министерства по налогам и сборам мне посоветовали быть еще ближе к реальности:

- Пособие, выдаваемое государством на погребение, составляет 4 миллиона рублей. Выручка же, показываемая гомельскими коммерсантами, достаточно скромна. Нетрудно предположить, что нелегальное захоронение - один из способов уклонения от налогов.

Вопросы, вопросы, вопросы... Коль их так много накопилось, быть может, и вправду пришло время искать ответы, чтобы нужное ремесло стало и человечным, и цивилизованным, и прозрачным одновременно?

Кстати

В Гомеле ритуальные услуги оказывают 10 индивидуальных предпринимателей. По официальным данным, в среднем за год они проводят захоронение от 700 до 1 тысячи человек на городских кладбищах, получив на то разрешения.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров