Глобальный фонд уходит. Как лечить ВИЧ-позитивных?


Глобальный фонд уходит. Как лечить ВИЧ-позитивных?

Через два года белорусскому государству придется взять на себя программы по лечению и профилактике ВИЧ-инфекции. Опыт подготовки Украины и России к прекращению зарубежного финансирования изучает "Завтра твоей страны".

Без поддержки Глобального фонда рухнет система профилактики

Пока в Беларуси лечение ВИЧ-позитивных и помощь наркозависимым почти полностью финансирует Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией.

В Украине фонд оплачивает лечение совместно с правительством. В 2012 году госбюджет покрывал около половины расходов. Правительство планирует через 2-3 года полностью закупать лекарства за счет госбюджета.

Однако в Украине большинство антиретровирусных препаратов — это генерики (непатентованные лекарства, являющиеся воспроизведением оригинальных препаратов). Они стоят в несколько раз дешевле лекарств, выпускаемых разработавшими их фирмами. Это означает, что за те же деньги можно обеспечить лечением больше людей. Но генерические варианты существуют только для давно разработанных лекарств. Новые лекарства, которые пришли в клиники два-три года назад, пока доступны только от брендовых производителей и стоят очень дорого.

При неправильном применении лекарств, когда они принимаются нерегулярно и без соблюдения диетических рекомендаций, ВИЧ-инфекция может быстро адаптироваться к тому или иному препарату, и он "перестает работать". Тогда возникает необходимость менять набор используемых препаратов на более новые, а значит, и более дорогие.

— Важно не только покупать лекарства, но еще и поддерживать так называемую "приверженность к лечению" у людей, живущих с ВИЧ, чтобы как можно дольше была возможность получать хорошие результаты лечения при помощи недорогих генерических препаратов. А вот на поддержку приверженности к лечению правительство денег дает очень мало или вообще не дает, — рассказывает Геннадий Рощупкин, сотрудник Международного Альянса по ВИЧ/СПИД в Украине.

Из средств международных доноров в Украине сейчас оплачивается покупка шприцев, метадона и бупринорфина, презервативов, а также зарплата сотрудников проектов снижения вреда. Правительство Украины предоставляет только помещения для проектов заместительной терапии и выплачивает зарплату сотрудникам медучреждений, выдающих лекарство наркозависимым. Однако при необходимости, как считает Геннадий Рощупкин, государство могло бы финансировать и этот способ профилактики.

— Нельзя сказать, что программы снижения вреда стоят очень дорого, и госбюджет не сможет взять на себя 50 или 60% от всех, связанных с ними расходов. Вопрос скорее в культурной и административной составляющих. Стигма в отношении потребителей наркотиков сильна не только среди населения, но и среди администраторов здравоохранения, — отмечает специалист.

Однако в принципе, считает Геннадий Рощупкин, ключевые специалисты Министерства здравоохранения Украины поддерживают снижение вреда как подход в работе с потребителями наркотиков.

Национальные исследования показывают эффективность снижения вреда для профилактики ВИЧ и гепатитов и для улучшения взаимодействия потребителей наркотиков с медицинскими и социальными службами. Есть примеры финансирования снижения вреда из муниципальных бюджетов — в Полтаве городской бюджет оплачивает почти 40% от всех расходов работающего там проекта снижения вреда.

Создается впечатление, что Украина может довольно безболезненно перейти к собственному финансированию программ снижения вреда и лечения наркозависимых. Однако Геннадий Рощупкин так не считает:

— Прекращение финансирования Глобального фонда – очень опасно прежде всего для программ снижения вреда. Не только из-за отсутствия у страны возможности оплачивать все программы, которые нужны. Высокий уровень стигмы перекрывает доступ даже к имеющимся средствам госбюджета.

Если Глобальный фонд перестанет оказывать Украине поддержку, то рухнет система профилактики ВИЧ и гепатитов, а так же мультирезистентного туберкулеза, считает эксперт. Благодаря грантам Глобального фонда сегодня эта работа ведется очень гибко, быстро реагируя на потребности уязвимых групп, которые могут отличаться от региона к региону. Пока Министерство здравоохранение в одиночку не сможет обеспечить такую гибкость и разнообразие профилактики.

Кроме того, участие Глобального фонда — международной структуры, которой уделяется много внимания правительствами европейских стран, США, России, а так же агентствами ООН, – позволяет поддерживать необходимый уровень внимания к вопросам противодействия эпидемии ВИЧ-инфекции у украинских политиков.

— Уже несколько лет Альянс ведет работу не только с экспертами и администраторами из правительства, но и с ведущими политическими партиями в Украине, – рассказывает Геннадий Рощупкин.

И результаты, по его наблюдениям, уже дают свои плоды. Недавно подкомитет Верховной Рады Украины по социально-опасным заболеваниям инициировал первый круглый стол с участием всех ключевых организаций, работающих в сфере противодействия ВИЧ/СПИДу.

"С уходом Фонда стало лучше"

Из России Глобальный фонд уже практически "ушел": финансирует лишь незначительную часть профилактических мероприятий. Однако в этом некоторые эксперты усматривают и позитивную сторону:

— Я, наверное, в меньшинстве, но я считаю, что с уходом Глобального фонда стало лучше, — говорит Александра Волгина, представитель сети женщин, затронутых эпидемий ВИЧ "Ева". — У ГФ очень стандартизированные программы, которые дают мало возможностей развиваться самим некоммерческим организациям. Хотя, конечно, такого массива услуг, как при финансировании фонда, у нас уже нет.

По словам Александры, количество некоммерческих организаций, которые занимаются профилактикой ВИЧ/СПИД в России уменьшилось. И это закономерно. Ведь многие из них и создавались только из расчета, что будут работать, пока действует грант Глобального фонда.

— Хорошо, что остались очень сильные организации и те, кого уже, что называется, "не убьешь ничем". Они научились искать финансирование, развивают свои сервисы, умеют подходить к делу творчески, — говорит Александра.

Кроме того, организации научились сотрудничать друг с другом, объединяясь, чтобы получить совместный грант.

Однако и Александра Волгина отмечает, что от ухода Глобального фонда больше всего пострадали программы снижения вреда, то есть действия, направленные на профилактику ВИЧ среди уязвимых групп — наркопотребителей, представителей коммерческого секса, мужчин, имеющих секс с мужчинами. Сейчас в России не применяется заместительная терапия метадоном и не везде остались программы по обмену шприцев для наркозависимых.

— Снижение вреда сейчас у нас существует в весьма усеченном варианте. Оно существует за счет других фондов и грантов, – рассказывает Александра Волгина.

Лечение ВИЧ-позитивных в России полностью финансируется государством.

— Проблем здесь нет. Государство официально гарантировало, что будет закупать необходимое количество препаратов для всех, кому они требуются, — говорит Александра Волгина.

Единственное опасение у специалиста вызывает то, что в России планируют децентрализацию закупок АРВ-терапии, лекарств для ВИЧ-позитивных людей. Это означает, что за закупку лекарств будут отвечать местные органы власти. Это может привести к сбою закупок, а, как известно, каждый ВИЧ-положительный человек имеет свою схему принятия таблеток. Если из-за отсутствия лекарств схему придется нарушить, то лечение будет менее эффективным.

Несмотря на довольно позитивный настрой, Александра Волгина отмечает, что без Глобального фонда Российской Федерации было бы очень сложно самостоятельно справиться с проблемой распространения ВИЧ-инфекции.

— Глобальный фонд — необходимый стартап. Он принес в страну технологии и первоначальные деньги — запустил весь механизм. Я не знаю, как в ином случае мы могли бы начать действовать, — признается эксперт.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров