Хирург, который оперировал Юлию: Я провел тысячу операций. Жалоб не было


Хирург, который оперировал Юлию: Я провел тысячу операций. Жалоб не было

Родные девушки, погибшей после пластической операции, рассказали о бесправии в частной клинике. Врач, исправлявший Юлии горбинку на носу, ― о своей карьере.

Хирург Виктор Серебро, который оперировал Юлию Кубареву в "Экомедсервисе", работает заведующим отделом пластической хирургии и в одной из государственных клиник. Он имеет высшую квалификационную категорию.

Обращаемся к врачу с вопросом, волнующим, пожалуй, всю Беларусь: "Что произошло во время операции? Почему погибла Юлия?"

Виктор Серебро: "К сожалению, не могу с вами говорить на эту тему. Случаем занимаются следственные органы, и пока предоставлять информацию я не имею права".

Еврорадио: У вас внушительная врачебная практика. Случалось ли когда-нибудь, чтобы умирали пациенты?

Виктор Серебро: "Я провел более тысячи операций. Не было даже жалоб на какие-то мелкие дефекты".

Еврорадио: Так кто виноват в смерти девушки?

Виктор Серебро: "Ведется следствие, и что стало известно во время него ― мы, медики, не знаем. Нам не сообщают. Я сам жду этих результатов".

Напомним, 27 марта жительница Гродно Юлия Кубарева делала операцию по коррекции формы носа в минской клинике "Экомедсервис". По словам родителей, после операции девушка не пришла в сознание, хотя медицинская бригада, проводившая операцию, успокаивала их: все нормально. Реанимационную бригаду вызвали примерно через шесть часов. Четыре недели девушка находилась в состоянии комы и спасти ее, к сожалению, не удалось.

По информации газеты "Наша Ніва", которая беседовала с близким к следствию источником, Юлия отравилась углекислым газом. В аппарате искусственной вентиляции легких был неисправен так называемый абсорбер. Эта деталь отвечает за удаление излишка углекислого газа. Состояние этого абсорбера не проверяли с 2010 года.

Возможность высказаться по трагической ситуации даем и администрации "Экомедсервиса". Разговаривать берется юрист клиники, которого представляют Николаем Анатольевичем.

Юрист: "Мы сейчас никакой информации, помимо той, что есть на сайте, о медцентре не предоставляем. Обращение в медцентр каждого человека ― это врачебная тайна. Поэтому мы по закону не вправе давать комментарии".

Жених: "Медицинская книжка свидетельствовала, что Юленька была полностью здоровой"

"Когда ей было 16, то в нос попал снежок, и произошел перелом. Операцию делали под местным наркозом в гродненской клинике. Юленька говорила, что было тяжело и больно, ― рассказывает Вадим Рыжко, жених Юли. За день до нашего звонка в семье парня произошла еще одна трагедия ― умер дядя. ― Мне Юля очень нравилась, она была красивая. Но ее саму смущала маленькая горбинка на носу. Операцию она хотела сделать специально перед свадьбой. Она сдала все анализы в Гродно, потом в платной клинике. Все у нее было в порядке, никакой аллергии на медикаменты, никаких жалоб. Медицинская книжка свидетельствовала, что Юля была полностью здорова. Операция планировалась простая, ни о чем плохом мы не думали. Очень больно, когда такая ситуация происходит со здоровым человеком".

Отец Юлии: "Когда в детстве дочь сломала нос, медик тоже совершил ошибку. И ему было все равно, и этим"

Родители Юлии Кубаревой убеждены, что дочь погибла не только из-за неисправного аппарата искусственной вентиляции легких.

"У нас есть документ внутреннего служебного расследования "Экомедсервиса". Там они описывают, что во время операции, ближе к концу, у них сломался аппарат, подававший кислород во время наркоза, ― констатирует факты убитый горем отец ― Юрий Кубарев. ― И аппарат не работал определенное время. Они в этот момент вроде бы использовали кислородную подушку. В результате довели операцию до конца и привезли Юлю в палату. И разбежались, не приведя дочь в сознание, в нарушение всех инструкций. Нам о чрезвычайной ситуации ничего не сообщили. Мы волновались, почему Юля не просыпается, а нам сказали: "Так надо. А дышит, захлебываясь, потому что была операция на носу". Если бы они это дело не утаивали, а вызвали реанимационную бригаду хотя бы в течение часа после операции, то дочь спасли бы. А они ее оставили просто на кровати умирать. А нас в 10 часов вечера охрана выгнала: "Все закрывается, просим вас уйти". Звоним через час, нам говорят, что Юля еще не проснулась. Потом вообще трубку не брали. В два часа ночи нам позвонили и сказали, что она в реанимации. В девять утра нас пригласил к себе врач и сказал, что Юлия поступила в очень тяжелом состоянии, при отсутствии всех рефлексов. Оказалось, что произошел отек мозга".

Еврорадио: Все же вы думаете, что основной удар был нанесен во время операции? Были ли у реаниматологов шансы спасти Юлю после операции?

Юрий Кубарев: "Если бы после операции вызвали "скорую", шанс спасти дочь был бы огромный. Потом врачи нам объяснили, что если забить тревогу в первых два часа, то шансы очень-очень высоки. Но хирург Серебро ушел минут через пять после операции, медсестры тоже. Анестезиолог Шуров подходил раза три к двери и в скором времени тоже ушел. После смерти Юли пошли звонки, комментарии. Многие белорусы, как оказалось, с такими ситуациями сталкивались. Из-за халатного отношения к людям кого-то инвалидом сделали, у кого-то мать, отец погибли. Нас тоже утешали, что в Беларуси, мол, из-за зубов умирает пять человек каждый год, из-за наркоза. Это можно понять. Но здесь не было аллергии на наркоз. Сердце остановилось за два дня до смерти, оно месяц после смерти мозга работало. А произошло кислородное голодание, вызванное отключением аппарата".

Еврорадио: Хотели бы вы, чтобы медиков привлекли к уголовной ответственности?

Юрий Кубарев: "Мы хотели бы, чтобы их пожизненно лишили лицензии. Чтобы эти медики не занимались врачебной деятельностью. Юлю не спасти, но хотелось бы, чтобы не зря она себя в жертву принесла. Ведь раньше, если бы не удаляли с сайтов негативные отзывы, мы бы подумали, обращаться ли в эту фирму. А так на сайте только хвалебные оды, мы и попали под этот молох равнодушия и халатности.

В Юлином детстве, когда у нее сломался нос, врач тоже допустил ошибку, не поправил ей должным образом перегородку. Если бы он тогда это сделал, история и закончилась бы, дочь была бы живой. Но и тому врачу было все равно, и этим..."

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров