Как режим Лукашенко добивается лояльности белорусов

Галина Петровская, Deutsche Welle

Эксперты объяснили DW, за счет чего власти Беларуси сохраняют лояльность части общества. По мнению аналитиков, для многих белорусов она все чаще становится лишь формальной.

За счет чего Александру Лукашенко на протяжении почти 19 лет удается сохранять лояльность значительной части белорусского общества, и каким образом в стране действуют механизмы сдерживания политической активности граждан? Опрошенные DW эксперты рассказали, как в Беларуси действует негласный "социальный контракт" власти с разными группами населения.

Воспитание лояльности

Глава совета Международного консорциума "ЕвроБеларусь", политолог Владимир Мацкевич считает, что "белорусская диктатура не стремится к жесткому подавлению общественных институтов, а идет по пути покупки лояльности почти всех без исключения слоев населения".

Мацкевич указывает, что власти страны добиваются этой цели посредством нескольких механизмов: "кнута" в виде репрессий и "пряника" в форме повышения доходов. Кроме того, продолжает политолог, режим Лукашенко умело использует принцип "разделяй и властвуй", когда ресурсные каналы любого очага сопротивления в обществе уничтожаются, а затем туда внедряются люди, намеренно раздувающие внутренние конфликты. Помимо этого официальный Минск, продолжает Владимир Мацкевич, привлекает внешние ресурсы, в том числе и западные, что выдаются пропагандой в качестве достижения правительства.

Директор по исследованиям минского "Либерального клуба", экономист Евгений Прейгерман напоминает о "социальном контракте" - негласном договоре, который белорусские власти заключили с отдельными группами общества. Суть его проста - каждый, объясняет Прейгерман, получает бонус, если не вмешивается в политику. Таким образом, населению гарантируется базовый уровень жизни, но если кто-то перестает выполнять вышеозначенные условия, в ответ следуют репрессии, разгоны демонстраций, суды.

Специфика привилегий

Эксперты говорят о различных видах бонусов, получаемых при выполнении "социального контракта" разными группами населения. Для бюджетников это месячная зарплата в 500 долларов. Симпатии пенсионеров завоевываются стабильной выплатой пенсий. Госчиновники помимо зарплаты пользуются своеобразной рентой за счет доступа к коррупционным схемам и определенным социальным преференциям. К последним относятся бесплатные лекарства и санаторно-курортные путевки, более высокая пенсия. На особом положении судьи и прокурорские работники, которым на строительство жилья выделяются льготные кредиты под низкую процентную ставку.

"Власть поддерживает стабильность и за счет силового блока, который хорошо подпитывается", - убежден подполковник КГБ в отставке Валерий Костко. У нескольких десятков тысяч сотрудников милиции, ОМОНа, спецназа и других силовых структур зарплаты намного выше, чем у рядовых белорусов. Для "силовиков" и их семей также предусмотрены особые льготы и гарантии (например, бесплатное медицинское обслуживание и санаторно-курортное обеспечение), перечень которых есть на сайте МВД.

По выражению Костко, "воспитание" лояльного белорусского бизнеса - явление особое. Мелких предпринимателей, указывает он, нейтрализовали не привилегиями, а жесткими репрессиями. А крупный бизнес, входящий в "ближний круг" правящей верхушки, имеет в обмен на лояльность большие возможности для развития.

Льготы по чинам

Своеобразная покупка верности партий и общественных организаций заключалась в раздаче привилегий. Например, Коммунистическая партия Беларуси (КПБ) и общественное объединение "Белая Русь", выступающие в поддержку президента Лукашенко, имеют льготы по аренде помещения. От членов Белорусского республиканского союза молодежи (БРСМ) власти добиваются послушания с помощью длинного списка скидок на товары и услуги, с которым можно ознакомиться на сайте организации.

Но, замечает политолог Владимир Мацкевич, "кроме копеечных льгот рядовые члены не имеют особых преимуществ". Зато для номенклатурных работников удостоверения члена БРСМ или "Белой Руси" свидетельствуют о "принадлежности к особому клану и дают гарантию продвижения по служебной лестнице".

В то же время руководитель Белорусской аналитической мастерской (BAW) в Варшаве, доктор социологии Андрей Вардомацкий полагает, что лояльность власти большинства белорусов не что иное как миф, поскольку имеет лишь формальное, внешнее ее проявление. "Люди видят очевидное противоречие между быстрым ростом цен и медленным ростом зарплат, но осознают невозможность протеста из-за брутальной реакции властей", - утверждает социолог.

Благонадежность с фигой в кармане

По его данным, электоральная база режима Лукашенко заметно сузилась. В частности, все больше пенсионеров и жителей сельской местности перестают доверять властям. А поскольку ресурсов для поддержки всех групп населения не хватает, режим делает выбор в пользу силовых структур и чиновничьей "вертикали", констатирует Вардомацкий.

Бунт силовиков и чиновников для Лукашенко более опасен, соглашает с ним Валерий Костко. Поэтому, по мнению Костко, лояльности от своих функционеров режим добивается не только льготами-"пряниками", но и грозным "кнутом". В этой связи наблюдатели отмечают, что в Беларуси развернута нарочито показательная кампания по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, которую она же сама и породила.

Вместо протеста - дача

Протесты представителей других слоев населения, озабоченных экономическим выживанием, в Беларуси, говорят аналитики, пока невозможны. Среди причин этого они называют страх перед репрессиями, отсутствие авторитетных лидеров, которые могли бы возглавить массовые акции, а также возможность бесконфликтного выхода для многих из сложившейся ситуации.

"Так, во время экономического кризиса 2011 года, когда курс белорусского рубля снизился втрое, значительное число белорусов не стало протестовать, они поехали в Россию на заработки, а также на дачи выращивать картошку и огурцы", - напоминает экономист Евгений Прейгерман.

Новости по теме

Новости других СМИ