"Если бы в школах выставили настоящие оценки, это стало бы шоком для общества"

Виктор Листопадов, "Завтра твоей страны"

"Наверное, чиновники поймут, что в образовании есть проблемы, когда будут рушиться мосты, построенные выпускниками вузов, которые сначала прошли школу, затем университет и везде получали оценки без знаний", – считают учителя.

В Беларуси дети умнее, чем в Великобритании?

В наших школах практически не оставляют из-за неуспеваемости на второй год. Для людей, вовлеченных в сферу образования, очевидно, что это не отражение успехов школьников, а демонстрация лицемерия и фальсификации, присутствующей в системе среднего образования.

Безусловно, в Беларуси много талантливой молодежи, которая на международных интеллектуальных соревнованиях показывает высокие результаты. Однако мы ведем речь о системе, о том, как выглядит процесс обучения для среднестатистического ученика, который звезд с неба не хватает.

Наша система среднего образования не участвует в международных программах по оценке образовательных достижений учащихся. Поэтому судить о достижениях обычных школьников, можно по контрольным, четвертным, годовым и экзаменационным оценкам. И только раз в год, после оглашения результатов централизованного тестирования, можно услышать о слабом уровне подготовки учащихся. Даже с учетом того, что ЦТ является рейтинговой системой, очевидно, что средний балл по стране, например по математике, около 20 из 100 баллов – это слишком мало.

Директор РИКЗ Николай Феськов сказал БелаПАН, что разница между школьной оценкой абитуриента и его результатом на ЦТ может быть достаточно существенной. Небольшая разница между школьной оценкой и баллом на ЦТ бывает у выпускников гимназий и лицеев, то есть у тех, кто несколько лет целенаправленно готовился к поступлению.

Таким образом, очевидно, что школа выставляет оценки, которые в вузах не подтверждаются. Почему в школе завышают отметки и не выставляют заслуженные "0" и "1", а также не оставляют на второй год?

Преподаватель, в недавнем прошлом директор школы Татьяна Б. отмечает, что наша десятибалльная система предполагает, что перевести в другой класс можно и с отметкой "1". Только "0" не является положительной оценкой. Учитель говорит, что первый уровень (оценки "0" и "1") освоения материала предполагает умение узнавать, распознавать понятия (объекты), различать и устанавливать подобия. Это действительно умеет делать большинство школьников, считает Татьяна Б. Одним словом, знаешь буквы — получи положительную оценку по языку и литературе заодно.

И это при том, что в Европе теперь как раз активно обсуждается низкий уровень подготовки школьников – мол, и второгодников много, и результатами международных оценок довольны не во всех странах. Британская журналистка Кристина Заба на семинаре по проблеме образования рассказала белорусским коллегам, что строгие стандарты образования в Британии не допускают никаких поблажек и фальсификаций. С 14 до 16 лет школьники целенаправленно готовятся к экзаменам на General Certificate of Secondary Education. И около 10% школьников не получают сертификат о среднем образовании!

И в частных, и государственных школах заинтересованы, чтобы школьник имел знания, соответствующие оценке. Это престиж учебного заведения и деньги. Финансирование государственных школ зависит во многом от того, сколько детей обучается, и какие результаты они показывают.

Заба отметила, что около 10% школ в Великобритании частные, и преподают на очень высоком уровне. Государство платит определенную сумму на каждого школьника.

– Безусловно, – сказала Заба, – существует классовая система в образовании. В университеты поступает 50% выпускников частных школ. Здесь нет ничего особенного: в этих школах меньше детей в классах, школьники приучаются к тому, что они значимы, их слушают и уверены в себе. Это вкупе с высоким уровнем подготовки дает им возможность стать студентами университета.

В Беларуси подушевое финансирование школ осуществляется только в рамках пилотного проекта. Для школы не имеет значения уровень подготовки, а вот оценки, выставляемые учителями, и количество олимпиадников важны.

В результате система оценки в средней школе построена на фальсификациях, считают учителя. Никому плохие отметки не выгодны.

Учителю проще поставить оценку чуть повыше, чем заниматься дополнительно

Учитель английского языка Ева Гилевич, которая два года отработала по распределению в одной из минских школ, а затем уволилась, считает, что во многом проблема неадекватной оценки знаний учащихся упирается в стремление властей всеми силами сохранить имидж белорусского образования. Кроме того, в системе образования озадачены тем, чтобы скрыть огромный разрыв, существующий между уровнем подготовки в школах и гимназиях.

– Безусловно, есть разные ученики и в гимназиях, и в школах. Однако в среднем уровень подготовки в школах принципиально ниже. И это скрывается, – отметила Гилевич. – Выставление изначально более высоких оценок в школах – это в числе прочего попытка создать видимость, что в Беларуси существуют равные условия для подготовки школьников, что не соответствует действительности.

Учителя выполняют распоряжения сверху беспрекословно. Даже если выражают недовольство в процессе обсуждения внутри коллектива.

Вот и получается: сверху есть установка на сохранение имиджа школы, даются рекомендации, которые педагоги выполняют, как солдаты – приказы. Если вдруг преподаватель не согласится участвовать в принятой системе выставления оценок и вдруг поставит не ту оценку, то так или иначе будет наказан он, а не ученик.

– Для администрации школы попытка настоять на низкой оценке означает, что преподаватель некомпетентен, не смог мотивировать и вытащить ребенка на какой-то минимальный уровень. Поэтому учителям проще ставить минимальные оценки, чтобы все выглядело красиво.

Казалось бы, почему учителю не позаниматься с ребенком дополнительно, чтобы было за что ставить положительную оценку? Есть же в расписании различные стимулирующие занятия, факультативы.

Гилевич говорит, что не все так просто. Учителя, классные руководители в особенности, перегружены различной бумажной работой. Времени на собственно учебу остается все меньше.

Татьяна Б. в свою очередь отмечает:

– Это родители у нас ни за что не отвечают, а учителя как раз наоборот. Существует рейтинг учебных заведений, школ, районов, согласно которому у нас определяется качество обучения. И даже в такой ситуации многое зависит от личности педагога. Если учитель знает, что он работает качественно, может стоять на своей оценке, хотя выдержать давление со всех сторон не так просто. Понимаете, если бросить все силы на какого-то отстающего ученика, конечно, можно достичь результата. Через определенное время создастся ситуация успеха и может появиться результат, правда, не у всех.

Татьяна Б. в начале своей карьеры работала в интернате с детьми с особенностями развития, чьи родители были лишены родительских прав:

– Не могу ставить плохую отметку, говорила я директору. Ведь я видела личные дела этих детей. В результате появилась своя система выставления оценок по русскому языку: у кого 20 ошибок – три балла, у кого 14 – уже четыре (по пятибалльной системе). Мы так стимулировали учеников, чтобы не давить двойками. И до сих пор я считаю, что были правы.

Дети знают, что как бы они ни учились, школу все равно закончат

Можно говорить о модернизации образования и новых методах обучения, но с учебниками, которые есть в школе, получить результат очень тяжело, отмечает Гилевич. Для того, чтобы в такой ситуации провести интересный урок, молодой учитель должен потратить на подготовку несколько часов, чтобы материал подать в интересном виде. В противном случае на уроках будет царить скука.

Так уже несколько лет говорят о коммуникационном методе изучения иностранного языка. Между тем, считает Гилевич, с существующими учебниками такое трудно себе представить. Разве что если к каждому уроку учитель будет проделывать огромную методическую работу. Многие педагоги в такой ситуации опускают руки.

– Все это накладывается на немотивированность учеников, – продолжает Гилевич. – В обычных школах дети в результате знают, что как бы они ни учились, школу все равно закончат. В результате есть проблемы с дисциплиной. Даже если ребенок не ходит в школу, не выполняет практически ни одно задание, свой минимальный балл он получает. В результате без аттестата никто не остается. На экзаменах пытаются подтвердить годовую оценку. Мне кажется, речи о том, что экзамен по английскому является стимулирующим моментом для изучения языка, не идет.

Если бы в школах выставили оценки, соответствующие действительности, это стало бы шоком для общества. Картина была бы ужасающая, так как открылась бы бездна, говорит Гилевич. Она считает, что осознание проблемы могло бы как-то подвинуть людей, принимающих решения, на то, чтобы начать что-то менять.

– Пока образование находится в зоне комфорта, – говорит Гилевич. – Проще делать вид, что все в порядке. Иначе получилось бы признание собственного краха в образовании. Однако стоит посмотреть на опыт других стран. Проблема ведь не в школьном образовании как таковом, а в том, что низкий уровень подготовки школьников провоцирует низкий уровень подготовки студентов. В результате вся система образования находится в ужасающем состоянии. Знаете, одна моя коллега сказала фразу, с которой я согласна: "Наверное, чиновники поймут, что в образовании есть проблемы, когда будут рушиться мосты, построенные выпускниками вузов, которые сначала прошли школу, затем университет и везде получали оценки без знаний". Пока нет потрясений, вот все и держится. У нас есть выбор — предупредить эту ситуацию, изменяя что-то в образовании, или дождаться ее.

Новости по теме

Новости других СМИ