Правила отъёма

Виктор Мартинович, "БелГазета"

Идея отъема транспортных средств у пьющих водителей - очень интересная идея. Она принципиально отличается от конфискации имущества у неплательщиков налогов, таможенных платежей и т.д. или лиц, виновных в экономических преступлениях. Ибо там есть "имущество, нажитое незаконным путем". Здесь же - исключительно неспособность "слезть со стакана", за которую планируют наказывать отторжением того, что принадлежит на вполне законных основаниях. Законопроект о конфискации транспортных средств - проявление философии прикосновенности частной собственности, которая лежит в основе белорусского порядка вещей.

Признаемся себе: все те многочисленные вещи, которыми мы владеем, на самом деле нам принадлежат не до конца. Признаемся: где-то в глубине души мы чувствуем, что "взрослое" государство просто дало поиграть их нам, несмышленым детям. У нас в отношениях с нашей собственностью нет того основательного чувства владения, данного богом, которое есть у немецкого бюргера или французского буржуа. Мы в своем доме сидим как бы на краешке табуретки, ожидая звонка из ЖЭСа о том, что да, опять уплотняют! И теперь внизу, у подъезда, будет построенное арабами казино или сооруженный русскими торговый центр, а машины нам теперь, похоже, нужно будет ставить просто вертикально, ибо горизонтально они во дворе не помещаются.

В Беларуси могут быть изъяты: конфетный бизнес, спутниковая тарелка (с демонтажом, который оплачивать придется жильцу), транспортное средство класса "люкс", на ввоз которого неверно оформлены документы (и которого как раз очень не хватало какому-нибудь органу власти в представительских целях), стеклопакеты (установленные без согласования с исполкомом), дачный участок вместе с построенным добротным дачным домом (они оказались в зоне строительства важного для государства инвестиционного объекта).

Для того чтобы понять широту ассортимента изъятия, достаточно прогуляться в ближайший магазин, где торгуют "товарами, обращенными в доход государства". Вы увидите там китайские чашки, американские телескопы, тяжелые напольные часы, галстук, вышедший из моды 10 лет назад, и даже писсуар кремового цвета. Вы на очень глубоком уровне поймете: отобрано может быть все. Собственно, никакой другой цели у нормального человека для посещения магазина конфиската быть не может: ибо за каждым товаром тут - личная трагедия, разорение, слезы и поломанная жизнь. При этом очевидно, что магазины этой сети являются одной из истинных туристических аттракций Беларуси, ибо лучше всякой "Линии Сталина" за 15 минут прогулки сообщают наивному западному туристу вообще всё, что ему нужно знать об атмосфере и особенностях нашей родины. Наверное, так мог бы выглядеть магазин в Лондоне XVII в., где лицензированные британской Короной флибустьеры продавали бы раздобытые на водах ценности - с существенной скидкой и, разумеется, без гарантии. Немного б/у.

О прикосновенности частной собственности в Беларуси свидетельствует и то обстоятельство, что торговля конфискатом в Беларуси осуществляется открыто, как во Франции до XVIII в. осуществлялись публичные казни. Думается, делается это отчасти и в воспитательных целях, чтобы люди, которые заходят сюда приглядеть ноутбук по дешевке, сами не думали нарушать белорусское таможенное или налоговое законодательство. Ясно, что отторгнутые государством предметы есть во всех странах: но в Европе и США их реализуют на специальных полузакрытых аукционах, чтобы не травмировать сознание масс крайне скандальным и не укладывающимся в голове фактом того, что чья-то мебель может продаваться не хозяином. Публичные казни в Европе, как известно, в результате отменили, сменив "воспитание зрелищем" на "воспитание символической боязнью смерти". Беларусь же конфискатом торговала, торгует и будет торговать.

В этом смысле наличие выпяченной культуры экспроприации, традиций отъема, не до конца прижившейся культуры владения - то, что стоит на пути Беларуси к экстазу общества потребления. Ибо какое, к черту, общество потребления, когда всё, что ты, теряя голову, натаскал в свою огромную корзинку гипермаркета, у тебя может быть изъято суровыми товарищами на выходе из шопинг-молла? С одной стороны, у Минска - ТЦ "Замок", "Корона", все эти шикарные и огромные пространства, где ты можешь раствориться в своем поклонении товарному разнообразию. С другой - памятником совершенно другому миру и другим богам - магазины товаров, "обращенных в доход государства".

Один крупный ритейлер, попытавшись сформулировать закон, по которому ты можешь попасть в мясорубку отъема собственности, высказал следующее предположение: главное в Беларуси - не становиться объектом интереса серьезных людей. Другой мой собеседник, бизнесмен из регионов, предположил, что для того, чтобы избежать утраты всего, чем владеешь, следует соблюдать некие негласные правила, а именно "не выё...ться" - так он сказал. Но проблема в том, что, во-первых, "правила" эти никто в Беларуси толком не сможет сформулировать, более того, их набор постоянно меняется. Во-вторых, нет никакой закономерности и в упомянутых ритейлером "интересах серьезных людей". Ибо "интересы" в Беларуси растут сразу во все стороны, от гостиничного бизнеса до такой глупости, как гольф, а потому очень сложно предположить, где именно тебя переедет комбайном или машинкой для перевозки клюшек и шариков.

Так что мы бы предложили считать главным законом отношений в треугольнике "белорусы-собственность-государство" следующее утверждение: любой предмет и имущество, движимое или недвижимое, в Беларуси может быть экспроприировано в любой момент времени безо всяких оснований, и это может быть напрямую не связано с действиями, словами или даже мыслями владельцев. Идея отторгаемости собственности плотно вплетена в идею собственности как таковую.

Понимание этого делает нас буддистами. Монах-тхеравада в Мьянме имеет право владеть тремя вещами: робой бордового цвета, шлепанцами и чашей для подаяния. В Беларуси, из-за холодов, предлагаем добавить к набору еще китайский пуховик.

Новости по теме

Новости других СМИ