Правосудие без предела

Дмитрий Растаев, "БелГазета"

Древние греки, преуспевшие в делах правосудия, богиню этого самого правосудия, госпожу Фемиду, изображали с повязкой на глазах и весами в руках. Повязка символизировала беспристрастие правосудия, весы - его меру и справедливость.

Если бы образ Фемиды впервые возник на постсоветcком пространстве, она изображалась бы с чугунным безменом в волосатой клешне и с разбойничьей повязкой на один глаз. Причем глаз был бы сильно выпучен в сторону власть имеющих и буравил бы их немым, но настырным вопросом "Чего изволите?".

Всеслышали поговорку "Закон, что дышло - куда повернешь, туда и вышло". Родилась она не вчера и даже не позавчера, но, в отличие от многих старинных поговорок, актуальности своей не только не утратила, но, пожалуй, даже прибавила. Слоноподобная имперская реальность, достигнув к началу ХХ в. критической массы, перешла в состояние реальности тоталитарной, после чего достигла логического апофеоза и распалась на ряд авторитарных субстанций, впитавших все генетические свойства тоталитарно-имперской матрицы. В субстанциях этих могут происходить удивительные - порой уму непостижимые - реакции. Особенно если речь идет о такой пикантной сфере, как правосудие.

Жестоких убийц здесь могут приговорить к смехотворным срокам и сразу же амнистировать - помните, как в январе 2009г. Александр Григорьевич заступился за "стариков", которые зарубили и сожгли односельчанина, и тех после этого чуть ли не на руках носили? - а кандидату в президенты, утвердительно ответившему на традиционный вопрос постсоветской интеллигенции "Смеешь выйти на площадь?", впаять 6 лет колонии.

Здесь могут начать судебный процесс по факту несуществующего экстремизма в работах лучших фотографов страны - и наоборот не начинать никакого процесса по факту реальной фальсификации итогов голосования на конкурсе "Еврофест".

За "ругательство матом" и "сопротивление работникам милиции", выдуманные самими работниками милиции, здесь можно схлопотать "сутки" - зато милиционеры, применяющие к задержанным незаконные методы воздействия (читай - пытки), чаще всего не бывают даже оштрафованы: у них это называется "факты не нашли подтверждения".

Постсоветское правосудие - сервильное правосудие (российские коллеги называют его еще "басманным"). Не самостоятельная институция, но инструмент в руках действующей власти, с помощью которого та решает свои носорожьи проблемы. Если режим имеет намерение упечь за решетку Навального, Навальный, пусть и ненадолго, оказывается за решеткой. Даже если дело его два раза прекращалось за отсутствием состава преступления. Даже если незадолго до этого чиновник, обчистивший казну аж на RUR376 млн. (Навальному вменили всего RUR16 млн.), приговорен к условному сроку. На чиновника у правосудия заказа не было, или он был отмазочный. А на Навального заказ был, и это заказ посадочный.

Правда, иногда происходит невероятное, и вместо того, чтобы швырнуть человека в застенки, сервильное правосудие отпускает его с миром. Но не нужно обольщаться и искать в этом признаки чуда или рецидив гуманизма: просто это тоже такая разновидность заказа. Если бы главный гуманист Беларуси не мечтал, чтобы гражданка Халип умотала "с вечерней лошадью" куда подальше от синеоких озер и хрустальных сосудов, разве бы освободил ее кто-либо от чего-либо? Если бы положение дел не вынуждало слать замирительные сигналы Западу, кто бы отпустил с миром гражданина Некляева?

"Адвокаты дьявола" могут возразить, что не стоит привязывать эти досадные тенденции только лишь к постсоветским просторам. Что есть на планете места, где с правосудием дела обстоят не лучше, а то и хуже. В конце концов, не побили же Навального камнями, и фотографов не повесили на подъемном кране! Так-то оно так, только ориентиром хочется иметь цивилизованные образчики - тем паче что таковые долго искать не надо.

Когда в США шел процесс по делу Джорджа Циммермана, в ходе самозащиты убившего чернокожего юношу Трейвона Мартина, многие из тех, кто следил за процессом из постсоветского колхозариума, гроша медного на Циммермана не ставили. Еще бы! Ведь сам Барак Обама высказывался в поддержку убитого. "Если бы у меня был сын, он бы выглядел, как Трейвон", - заявил президент США. Поэтому шоком для них обернулось решение суда, который, вынося вердикт, руководствовался не досужими заявлениями президента, а здравым смыслом и духом закона. И Обаме после этого не осталось ничего иного, как призвать симпатизантов Трейвона к "сдержанному осмыслению" законного решения.

В наших зеленях о независимости правосудия от власти пока только приходится фантазировать. Но стремиться к такой независимости надо, и США в этом смысле для нас не самый худший ориентир, что бы там ни бубнили местные патриот-параноики. Да, у западного правосудия есть свои "родовые болячки", однако, в отличие от сервильного постсоветского, оно четко различает предел, за которым кончается цивилизация и начинается дикость.

"Поддержав крыло коршуна, становишься ответственным за его когти", - заметил как-то Виктор Гюго. Если те, кто осуществляют сегодня сервильное правосудие, искренне проникнутся смыслом сказанного, несправедливости в наших судах, возможно, станет меньше, и постсоветская Фемида обретет наконец цивилизованный облик, воспетый еще древними греками.

Новости по теме

Новости других СМИ