Ненаучный скандал

В. Г. Королюк, "Народная Воля"

"Дело профессоров", о котором сообщили сразу несколько сайтов, взорвало интернет. В итоге все перепуталось: и правда, и домыслы, и праведный гнев, и здоровый скепсис. Как член той самой комиссии, которая рассматривала отчеты по научно-исследовательской работе, выполненной под руководством профессора БНТУ Давыда Кукуя для Белорусского металлургического завода, хочу изложить свою точку зрения.

Оговорюсь сразу: эта проблема касается не только трех профессоров БНТУ во главе с Давыдом Михайловичем Кукуем. Она значительно шире и глубже, в нее прямо или косвенно вовлечены десятки ученых и специалистов. Проблема затронула даже соискателей ученых степеней, подготовивших диссертационные работы по металлургическим специальностям, а также лиц, планирующих заняться научной деятельностью в области металлургии. Но обо всем по порядку.


Никому не понадобившиеся исследования

Некоторые СМИ в полном смысле слова шокировали научную общественность, мол, началось преследование научных кадров, "щеглы" в форме выступают рецензентами научных работ, ученых наказывают за то, что в своих работах они ссылаются на результаты своих более ранних научных исследований и так далее и тому подобное. Пишут про какую-то месть, про злопыхателей, про завистников. На самом же деле просто уводят общественное мнение в сторону от нарушений, выявленных в БНТУ при выполнении заданий Государственной программы прикладных научных исследований и подготовки научных кадров высшей квалификации.

Проблема и трагедия трех профессоров заключается не "в преследовании старых научных кадров Беларуси" в силу "чрезмерной ретивости стражей правопорядка". Проблема связана с нарушениями при выполнении ими научно-исследовательских работ, а также общепринятых норм научной этики. И с их уверенностью в том, что, выражаясь образно, можно безнаказанно "стричь капусту", имея покровителей.

Никаких доносов, происков конкурентов, заговоров темных сил в отношении уважаемых ученых не было. Начиналось все с уголовного дела, возбужденного Комитетом государственной безопасности в отношении руководства Белорусского металлургического завода. В рамках этого дела решили проверить, обоснованно ли тратились деньги на научно-исследовательское сопровождение. Не будучи специалистами в этом вопросе, "комитетчики" привлекли к этой работе ученых.

В составе комиссии Минобразования с марта по май 2012 года мне пришлось изучать материалы договоров, заключенных между Белорусским металлургическим заводом и частным коммерческим предприятием ОДО "Интерфаундри". Согласитесь, это странно, что крупное предприятие заключает договор на научно-исследовательские работы не с институтами, не с университетами, а с фирмой, не имеющей ни базы, ни кадрового потенциала. Однако все становится на свои места, если уточнить, что одним из учредителей этого самого ОДО "Интерфаундри" являлась супруга уважаемого профессора Давыда Кукуя. (Ныне эта фирма не существует, по каким-то причинам она была ликвидирована.)

Итак, именно ОДО "Интерфаундри" выполняло для БМЗ научно-исследовательские работы, привлекая по хоздоговорам сотрудников БНТУ – профессора Д.М.Кукуя и сотрудников его кафедры – проф. В.Ф.Соболева, проф. А.Н.Чичко и других.

Комиссия, рассмотрев материалы ряда научно-исследовательских работ между БМЗ и ОДО "Интерфаундри" с общим объемом финансирования, определенным внушительными девятизначными цифрами, установила, что для металлургического предприятия работы носили убыточный характер, так как результаты НИР не были внедрены, цели работ в полном объеме не достигнуты, в некоторых договорах имелась фиктивная отчетность, некоторые работы были закрыты досрочно (после увольнения с должности генерального директора БМЗ Н.В.Андрианова). Каковы убытки? Отвечу так: при выполнении этих работ через частную организацию, по нашим предварительным расчетам, исполнители "разбанковали" свыше 300 тысяч долларов США в эквиваленте.

Одновременно комиссией был установлен еще один нелицеприятный факт.


Псевдоученые

Комиссия обнаружила, что один из сотрудников БМЗ взял материалы из отчета по хоздоговорной тематике между БМЗ и частной компанией и включил их в свою диссертацию. Естественно, об этом факте Министерство образования информировало ВАК Республики Беларусь, поскольку соискатели ученых степеней должны выполнить свою работу самостоятельно.

По поручению председателя ВАК А.А.Афанасьева была создана комиссия, которая проверила диссертации работников БМЗ А.В.Веденеева, С.В.Терлецкого и А.В.Демина. Научным руководителем работ являлся профессор БНТУ А.Н.Чичко.
Комиссия ВАК констатировала следующее:

– В диссертационных работах А.В.Веденеева, С.В.Терлецкого, А.В.Демина установлены факты нарушения пункта 26 Положения о присуждении ученых степеней и присвоении ученых званий в Республике Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 17.11.2004 г. №560. Нарушения были связаны с заимствованием материалов из отчетов НИР по договорам между БМЗ и уже называвшейся частной компанией. Помимо этого, в работе А.В.Веденеева комиссией ВАК были установлены признаки фальсификации документов о частичном внедрении результатов диссертационной работы.

– Научный руководитель диссертаций А.В.Веденеева, С.В.Терлецкого, А.В.Демина – профессор А.Н.Чичко, являясь ответственным исполнителем по НИР между БМЗ, БНТУ и упомянутой частной компанией, способствовал утверждению диссертаций при рассмотрении их на этапе предварительной экспертизы, что было признано абсолютно не соответствующим нормам научной этики.

– Член совета по защите диссертаций Д 02.05.14 при БНТУ профессор В.Ф.Соболев, являясь исполнителем по НИР между БМЗ, БНТУ и ОДО "Интерфаундри", скрыв от совета факт выполнения хоздоговорных работ частным предприятием для БМЗ под руководством Д.М.Кукуя, принимал участие в рассмотрении и утверждении диссертационных работ указанных работников БМЗ. Это тоже, мягко говоря, трудно согласуется с общепринятыми нормами научной этики.

Комиссия также установила, что член экспертного совета ВАК профессор Д.М.Кукуй, являясь руководителем всех НИР между БМЗ, БНТУ и ОДО "Интерфаундри", не только скрыл на заседании экспертного совета ВАК факт заимствования, но и поддержал диссертацию А.В.Веденеева. Впоследствии это стало основанием для принятия ВАКом решения об исключении профессора Кукуя из состава экспертного совета ВАК.

В процессе работы комиссией ВАК были установлены также отдельные факты закрытия заданий по Государственной программе прикладных научных исследований (ГППНИ) "Металлургия", финансируемой за счет республиканского бюджета, материалами научно-исследовательских работ, выполненных ранее сотрудниками БНТУ через упомянутую частную компанию и профинансированных БМЗ.

Об установленных фактах ВАК проинформировал Министерство образования, руководство БНТУ, совет по защите диссертаций Д 02.05.14 при БНТУ и правоохранительные органы.

Особо подчеркиваю: информация в правоохранительные органы пошла именно от ВАК. Хотя профессорам, оказавшимся в эпицентре скандала, удобнее скрывать этот факт и ссылаться на некие доносы и происки. Нет, господа профессора, на вас никто не доносил, ВАК сделала то, что и должна была сделать – информировать органы государственного управления, в том числе и правоохранительные органы.


Честь мундира

На основании справки ВАК по проверке результатов диссертационных работ работников БМЗ министр образования обязал руководство БНТУ в лице ректора Б.М.Хрусталева "провести тщательное служебное расследование и установить круг лиц, ненадлежащее исполнение должностных обязанностей которыми привело к фальсификации научных отчетов по заданиям ГППНИ "Металлургия". А также отстранить профессоров Д.М.Кукуя, А.Н.Чичко, В.Ф.Соболева от научного руководства (научного консультирования) аспирантами, докторантами, соискателями. Пункт 3 – при наличии оснований принять меры по возврату в государственный бюджет финансовых средств, использованных не по назначению.

В БНТУ создается комиссия. На этот раз – для рассмотрения нарушений, выявленных комиссией ВАК. По сути, она должна была либо наказать самих себя, либо защитить честь мундира. В итоге родилась справка, по моему глубокому убеждению, не отражающая реальных фактов.

После этого проректор БНТУ по научной работе Ф.А.Романюк. собирает научно-технический совет НИЧ для рассмотрения справки о внутреннем расследовании (министр образования, кстати, настоятельно требовал рассмотреть материалы и обсудить факты на расширенном заседании Совета университета, но его требования были проигнорированы).

Заседание НТС прошло по заранее разработанному сценарию. Справку комиссии БНТУ зачитал не председатель и не зам. председателя, а член этой комиссии Иваницкий. Обсуждение проблемы свелось практически только к аспирантским работам. Тон задал А.Н.Чичко, продолжил Д.М.Кукуй… Обсуждения по выполнению работ ГППНИ "Металлургия", их содержанию, практически полному заимствованию из отчетов хоздоговоров между БМЗ и частной фирмой, не имеющей к БНТУ никакого отношения, вообще не было. Проректор Романюк, председательствующий на заседании, даже не предложил обсудить основные проблемы. Его больше волновал вопрос, как наказать работников БНТУ, которые входили в самую первую комиссию Минобразования, с заключения которой и начался скандал. В итоге Романюк лично внес предложение вынести взыскание двум профессорам, заведующим кафедрами, входившим в ту комиссию.

Таким образом, руководство БНТУ, формально проведя служебное расследование, по сути, не дало принципиальную оценку сложившейся ситуации. Видимо, не понимали, что своим бездействием не замнут проблему, а выведут ее на более высокий уровень. В итоге делом занялась комиссия Госконтроля, что в результате и привело к возбуждению уголовного дела.


С больной головы на здоровую

Итак, по результатам внутреннего расследования на основе выводов и предложений комиссии БНТУ был издан приказ ректора. В административном порядке были наказаны члены государственных комиссий, участвовавшие в проверке и работающие в БНТУ, за якобы "ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей" при рассмотрении диссертаций (это они оказались виноваты, что в тех трех злополучных диссертациях работников БМЗ, выполненных под руководством профессора Чичко и переданных на рассмотрение в совет по защите диссертаций БНТУ, оказались материалы из отчетов по НИР между БМЗ и частной компанией).

Один из членов комиссии ВАК, уважаемый ученый, член президиума ВАК, был выведен из состава Общего собрания Национальной академии (????) под предлогом ротации кадров.

Конечно, все это мелко и гаденько. Причем не исключаю, что наказания членов комиссий, проявивших принципиальность и порядочность, на этом не закончатся. Сейчас говорят, что под предлогом реорганизации БНТУ могут быть закрыты их кафедры. А значит, люди лишатся своих должностей. И все это – за то, что они честно выполнили свой гражданский долг, не стали врать, выполнили поручение Минобразования и ВАК.

Мои прогнозы столь пессимистичны, потому что на самом деле гонения уже начались. Причем отнюдь не на фигурантов уголовного дела. Они, как это ни парадоксально, оказались на коне и придерживаются простой тактики: лучший способ защиты – это нападение.


…наказать показательно

Впрочем, самое важное решение ректора БНТУ, нанесшее удар не по персоналиям, а по целому научному направлению – это решение о прекращении деятельности совета по защите диссертаций Д 02.05.14. Это означает, что на прикладной металлургической науке и подготовке кадров высшей квалификации в области металлургии в Беларуси поставлен крест. Ведь этот совет являлся единственным в стране по рассмотрению диссертаций по металлургическому направлению (четыре специальности).

Кроме того, прекращена деятельность научного семинара по специальности "Металлургия черных, цветных и редких металлов".

Чтобы вы понимали, профессор Кукуй не металлург, он литейщик. Но итогом скандала, связанного с ними, стало то, что единственный в стране совет по металлургическим специальностям, эффективно работавший с 2000 г. (защищено около 40 диссертаций, в том числе 16 по специальности "Металлургия черных, цветных и редких металлов"), закрывается, в то время как в него должны были поступить диссертации молодых соискателей по металлургической тематике, выполнивших работы на других кафедрах БНТУ. Ученые, работавшие честно, не занимавшиеся плагиатом, получили страшный моральный удар, потому что все ими сделанное пошло насмарку. Но проректор по научной работе Романюк даже не посчитал нужным пригласить к себе этих соискателей, объяснить, как и где они теперь смогут защищать свои диссертационные работы. Зато руководство БНТУ посчитало возможным оттянуть закрытие совета на месяц, чтобы дать возможность защититься соискателю, выполнившему кандидатскую диссертацию под руководством… Давыда Кукуя.

Возникает вопрос, почему же руководство БНТУ пошло на этот шаг – прекратить деятельность, повторюсь, единственного в Беларуси совета по металлургическим специальностям?

Потому что один из более чем 20 членов этого совета, профессор Соболев, скрыл от всех факт выполнения хоздоговоров и собственного участия в них через частную фирму, а потом из этих отчетов заимствовались материалы для диссертаций работников БМЗ? Или все-таки потому, что другие члены этого самого совета, известные и действительно заслуженные в стране ученые, включенные в составы комиссий по проверке тех самых хоздоговоров и выявившие факты нарушений со стороны работников БНТУ – фигурантов уголовного дела, проявили принципиальность и порядочность, отразив это в заключительной справке комиссии?

Попытайтесь сами ответить на этот вопрос.

Для меня очевидно, что, закрыв совет, руководство БНТУ тем самым осознанно закрыло важное для страны научное направление, дискредитировав, помимо этого, известных ученых – членов совета.

Хочу отметить, что председатель совета академик Петр Витязь на последнем заседании, поблагодарив членов совета за добросовестную и плодотворную работу, так и не смог пояснить причин его закрытия. Выяснилось, что с ним этот вопрос просто не обсуждался. И тут возникает еще один, не менее важный, вопрос: почему в нашей стране ответственные должностные лица столь легко могут принять решение, противоречащее интересам государства?


Откуда что взялось?

Наверняка у многих возник вопрос: что же это за научные наработки, которые повторялись из работы в работу, по которым защищались диссертации и писались отчеты?

В СМИ указывалось, что кафедра "Машины и технология литейного производства" под руководством Д.М.Кукуя взялась разработать три программных комплекса по заказам белорусских металлургов в рамках Государственной программы прикладных научных исследований "Металлургия" (ГППНИ "Металлургия"). Это неправда. По крайней мере в утвержденных постановлением Президиума НАН Беларуси планах работ по ГППНИ "Металлургия" ни о каких трех программных продуктах речи не идет. По имеющейся у меня информации, официальный запрос на разработку программных продуктов не поступал ни от одного предприятия страны, дальнего или ближнего зарубежья.

Что касается самих программных продуктов, то фигурантами уголовного дела они действительно в разные годы разрабатывались. Причем эти программы регистрировались ими на свое имя, т.е. собственниками программных продуктов на момент проверок юридически выступали не финансирующие организации (госзаказчики), а частные лица – фигуранты уголовного дела и другие лица.

В своем интервью профессор Д.М.Кукуй указывает, что "эти проекты (имеются в виду программные продукты) зарегистрированы в Национальном центре интеллектуальной собственности. Это собственность страны, которая получена вот за эти копейки". И здесь очень важен вопрос: когда эти продукты стали собственностью страны – до начала проверок или после них? Ответ очевиден. Именно в результате работы проверяющих органов и началась перерегистрация собственника этих программ.

Далее. Профессор Давыд Кукуй заявляет, что эти программные продукты представляют большой интерес для металлургической промышленности и, в частности, для БМЗ. Тогда вопрос: почему же они до сих пор не внедрены на БМЗ? Каково название этих трех программных продуктов, что они из себя представляют, когда и в рамках каких работ они были созданы?

К слову сказать, программа управления 100-тонной дуговой печью ранее фигурировала в отчете по хоздоговорной работе между БНТУ и БМЗ, завершенной еще в 2007 году. А злополучные задания по ГППНИ "Металлургия" начались в 2008–2009 годах. Не эта ли программа фигурирует сейчас в хозяйственном договоре между БНТУ и АО "Востокмашзавод", хотя профессор упоминает о ней как о продукте, полученном в рамках ГППНИ "Металлургия"?

Справка комиссии БНТУ составлялась не на основе материалов глубокого и детального анализа отчетов, а со слов исполнителей, которых приглашали для дачи разъяснений. Нынешним фигурантам уголовного дела, видимо, ничего не оставалось, как придумать версию, что деньги по заданиям программы "Металлургия" были потрачены на разработку программных продуктов. А так как большинство членов комиссии в глаза не видели отчетов по рассматриваемым НИР (официального запроса от БНТУ на БМЗ о предоставлении отчетов по хоздоговорам не поступало, и завод их в БНТУ не передавал), то для них создание программного продукта стало "неоспоримым" фактом. То же можно сказать и о работе комиссии Госкомитета по науке и технологиям. А вот другие комиссии – ВАК и Министерства образования – вообще "не выявили" никаких программных продуктов. Как же так получилось?

Честно говоря, возникает вопрос: какие материалы рассматривали комиссии ГКНТ и БНТУ, тем более что даже наименования программных продуктов в выводах этих двух комиссий существенно разнятся?

№ задания По справке БНТУ По справке ГКНТ
1.23 ПроЛит-1с ПроНРС-2к
1.33 АОМ-2 –
1.34 ПроНРС-1 ПроНРС-2м-кр

При этом не могу не отметить, что комиссии ГКНТ и БНТУ свою работу выполнили в течение нескольких дней или недель, в то время как у других комиссий на это уходили месяцы.

По информации профессора Кукуя, "когда работы были готовы, их отправили для оценки в специально созданную межведомственную комиссию и затем – заказчику, на БМЗ. И там, и там работы были высоко оценены и признаны не имеющими аналогов ни в Беларуси, ни за рубежом".

Опять одни вопросы. Если имеются в виду заключительные отчеты по ГППНИ "Металлургия", то в них нет никакой информации о разработке в рамках заданий программных продуктов (описания программ, инструментальных средств их разработки, инструкций пользователей и т.п.). Более того, БМЗ вообще не являлся заказчиком работ по ГППНИ "Металлургия", поэтому возникает вопрос, какие работы были направлены на БМЗ для оценки?


Вопрос закрыт?

"Разводя руками", сегодня фигуранты уголовного дела рассуждают: почему, мол, нельзя использовать в научной работе данные, полученные в других работах? Конечно же, можно. Но в рамках установленных норм и правил.

Например, при этом нельзя получать по несколько раз деньги за одну и ту же работу, выдавая результаты старой работы за новые. Нельзя, образно говоря, старый отчет, "приклеив" на него новый титульный лист, выдавать за новую выполненную научную работу.

И это не только мое мнение. Это – норма законодательства.

В интервью порталу TUT.by профессор Кукуй сообщил, что "к ректору БНТУ – Борису Хрусталеву – по итогу проверок пришли и предложили вернуть эти 200 миллионов рублей. Сказали, что, если мы рассчитаемся, с нами вопрос закроют". Однако, по требованию КГК, надо было внести не 200, а, учитывая штрафные санкции, почти 600 миллионов рублей. Покрытие этой суммы осуществлено из прибыли научных подразделений НИЧ БНТУ. Знают ли руководители подразделений об этом и кто возместит заработанные ими средства? И что имеет в виду Д.М.Кукуй, говоря: "С нами вопрос закроют"?..

По моему мнению, вопрос далеко не закрыт. Так как на самом деле три известных и уважаемых профессора вводили в заблуждение госзаказчиков и головную организацию ГППНИ "Металлургия" о содержании выполняемых ими работ в рамках программы. Мало того, информация об разработанных с участием фигурантов уголовного дела программных продуктах была опубликована еще до начала выполнения работ по заданиям ГППНИ "Металлургия". Так за что тогда они получали деньги?

Следующий вопрос: если эти программы разрабатывались до начала выполнения заданий ГППНИ "Металлургия", то за счет каких средств (госбюджетных, хоздоговорных)? Не исключено, что эта схема разработки программ за счет бюджетных средств была придумана для того, чтобы, используя бюджетные средства и не оформляя должным образом отчетность, не регистрируя программы в установленном порядке, можно было единолично становиться обладателями интеллектуального продукта, созданного за счет государственных средств. Это позволяло за одну и ту же работу получать плату дважды и трижды.

В мае нынешнего года в БНТУ прошла плановая проверка научной деятельности со стороны КГК. Комиссия состояла из компетентных специалистов из БГУ, Института тепло- и массообмена, а также Объединенного института машиностроения. Вот как раз эта комиссия и подтвердила вопиющие факты нарушений с выполнением и подготовкой отчетности по заданиям программы "Металлургия", выполненных за счет бюджетных средств, что вынудило руководство БНТУ признать факты нарушений и вернуть в бюджет около 600 миллионов рублей. Именно после завершения работы этой комиссии ректором БНТУ был издан приказ (от 22.07.2013 г. №977), в котором отмечено, что "отчеты по указанным заданиям во многом (от 76% до 87%) дублируют отчеты по ранее выполненным хозяйственным договорам между РУП "БМЗ" и ОДО "Интерфаундри", о которых руководство университета не имело информации".

Такова объективная суть этого дела.

Подводя черту, следует четко сказать, что профессорам грозит наказание не за разработку трех программных продуктов и их инициативу, а за нарушения, выявленные при выполнении научно-исследовательских работ; за то, что одни и те же материалы научных разработок ими использовались неоднократно для получения денежного вознаграждения, в том числе от различных заказчиков.

Остается только сожалеть о том, что эти профессора пришли к той черте, за которой заканчиваются как минимум нормы морали и научной этики. Тем более что они посмели вовлечь своих учеников, соискателей, бывших студентов в подготовку фиктивной отчетности, нанося непоправимый вред будущим молодым ученым, закладывая в их умы и души ростки нечестности и непорядочности. Искренне надеюсь, что события будут развиваться по справедливости и по совести.

С уважением и глубоким почтением к научной общественности
В.Г.КОРОЛЮК, бывший заместитель начальника управления подготовки научных кадров и координации научных исследований Министерства образования.


P.S. Профессор Д.М.Кукуй в своих комментариях сознательно представляет меня человеком, далеким от металлургии. Однако я при выполнении своей диссертационной работы лично занимался процессом выплавки сплавов ниобий-титан на одном из заводов Подмосковья и непосредственно создавал в 1988 году Комплексную научно-производственную лабораторию двойного подчинения БМЗ-БПИ. Указанная лаборатория содержала два сектора, которые на основе единых планов эффективно разрабатывали и внедряли технологические инструкции по различным металлургическим процессам на БМЗ. Курировал работу этой лаборатории от БПИ (нынешнего БНТУ) именно я как исполняющий обязанности проректора по научной работе, а со стороны завода – директор М.Г.Тихоновский.

Мне приходилось не менее двух раз в месяц бывать на БМЗ, в его цехах и обсуждать с руководством и специалистами планы и работу секторов, так как шло становление лаборатории. Другой такой лаборатории в Советском Союзе не было. Причем каждая работа научного сектора БПИ получала продолжение в секторе БМЗ и заканчивалась внедрением.

Новости по теме

Новости других СМИ