Эксперимент: в "Белсоюзпечати" иностранцу не могут продать карту, а таксист требует за поездку Br150 тыс

Вероника Юдицкая, "Минский курьер"

Милиционеры и продавцы ходят на курсы английского языка, таксисты скупают разговорники — все готовятся к чемпионату мира по хоккею. Корреспондент "Минского курьера" проверила, легко ли иностранцу ориентироваться в столице.

Екатерина Федорчук и Мария Кубашова — студентки переводческого факультета Минского государственного лингвистического университета. Они согласились поучаствовать в эксперименте и притвориться на вечер гостьями из-за рубежа.

Отправная точка — железнодорожный вокзал. По легенде три иностранки приехали из Германии. Мне пришлось исполнять немую роль, дабы своими скудными знаниями английского ничего не испортить.

Чтобы гостю из-за рубежа начать знакомство с городом, необходимо купить карту. На первом этаже вокзала расположен киоск "Белсоюзпечать". На витрине увидели несколько видов карт, среди них — две на английском языке.

— Хай, ду ю спик инглиш? (Здравствуйте, вы говорите по-английски?) — спросила Катя продавщицу и приветливо улыбнулась. Женщина за прилавком дружелюбием не отличалась: молча таращилась на нас.

— Одер шпрехен зи дойч? (Может быть, знаете немецкий?) — спросила Маша.

Продавщица пожала плечами и обратилась к стоящим в очереди:

— Кто-нибудь понимает, что они хотят?

Люди лишь перешептывались и посмеивались.

— Ну, идите же вы, не задерживайте очередь, — сказала она нам, махнув рукой в сторону, чтобы пропустили следующего покупателя.

Выходим на улицу, видим еще один киоск. Катя заглядывает в окошко и просит на английском карту города. Женщина растерянно улыбается в ответ:

— Простите, я ничего не понимаю.

— Минск сити (город Минск), — подсказывает Мария.

— А-а-а, вы про сигареты "Минск"? — воодушевилась продавщица. — Девчата, нет у нас таких.


VIP-тариф

Решили взять такси. Через дорогу как раз стояла машина с шашечками.

— Гуд ивнинг, уи вонт ту гоу ту зе Нэйшнл лайбрэри (Добрый вечер! Мы хотим доехать до Национальной библиотеки), — говорит Катя.

Водитель сразу предложил сесть в салон, хоть пока и не понимал, куда нам нужно. Мы отказались. Девушки несколько раз повторили просьбу. Таксист силился вспомнить хоть какие-то фразы на анг­лийском, но тщетно. Он то и дело почесывал затылок, повторяя: "Сейчас, сейчас, сейчас"… Затем достал карту Минска, но там оказалось все на русском. Мы покачали головами, мол, ничего не понимаем. Водитель не хотел терять клиенток, даже стал кому-то звонить. Набрал несколько номеров, но абоненты, как назло, были то заняты, то недоступны. Таксист суетился, обращался к своим коллегам с просьбой перевести нашу просьбу, но безуспешно. Вдруг ему кто-то перезвонил.

— Тань, прикинь, у меня тут иностранки! Срочно переведи, куда их везти, я дам им трубку.

Однако и дамочка не вспомнила из школьной программы, что такое "лайбрэри". Маша решила помочь водителю: достала лист бумаги, карандаш и нарисовала здание. Тот с облегчением вздохнул:

— Садитесь! Библиотека им, видите ли, нужна! Так сразу бы и сказали.

— Хау мач шуд уи пэй? Хау мач долаз? (Сколько мы должны заплатить? Сколько долларов?)

Про деньги фразу таксист понял сразу и написал на листике "150.000 = 15 у.е.". Естественно, мы никуда не поехали. Ведь по счетчику проезд от вокзала до&nbs
pи — не&nbs тысяч.


Моя вас понимайт

Самое интересное случилось позже. Поднимаемся из подземного перехода. Я молча шагаю рядом со своими "иностранками", которые что-то обсуждают не по-нашему.
— Девчонки, в школе немецкий изучаете? — интересуется прохожий.

Мы переглянулись, сделали вид, что не поняли. Мужчина выглядел неопрятно: на плече висела грязная дорожная сумка, в руке он держал пакет. Незнакомец перегородил нам путь, поставил ношу на землю.

— Немки? Настоящие? А я ведь 9 месяцев работал в Германии! — он искренне радовался встрече с нами. Стал рассказывать о жизни в небольшом немецком городке, про своих родственников. Половину слов произносил по-немецки, половину по-русски. Как сказали Катя и Маша, иностранцы поняли бы общий смысл его рассказа.

Затем незнакомец достал из сумки небольшие патиссоны, яблоки и вручил каждой из нас со словами "от чистого сердца".

— Девчонки, приходите в эту церковь, — он вытащил из кармана бу м адресил по-немецки, как доехать до места. Мы поблагодарили за приглашение, вернули половину даров осени и попрощались.


Сигаретку, плиз

Привычки и традиции в разных странах, безусловно, отличаются. Например, в Германии не принято стрелять сигареты у прохожих, у нас же это — в порядке вещей. У немцев их можно только купить…

И вот мы подходим к курящим ребятам лет 15-16. Выбор пал на них неспроста: они наверняка владеют хотя бы базовым английским или немецким. К тому же подростки, скорее всего, возьмут деньги.

— Хай гайс! Куд уи аск фор э сигарэт? (Привет, ребята! Можно попросить сигарету?) — спросила Маша. Школьники оцепенели, стало даже неловко.

— Одер кёнен зи дойч? (Может быть, говорите по-немецки?) — уточнила Катя.

Молодежь переглянулась и рассмеялась.

— Чё им надо? — задался вопросом паренек, но его товарищи лишь пожали плечами.

Сперва Маша пыталась объясниться с ребятами на словах, но, сдавшись, показала пальцем на их сигареты. Один из них протянул нам пачку. Девушка поблагодарила и достала из кармана предусмот­рительно прихваченные с собой евроценты, предложив расплатиться. В воздухе снова повисло молчание. Подростки рассматривали блестящие монетки на ладони "иностранки".

— Это бабло… — прошептал кто-то из парней.

— Нет, что вы! Нам не нужно! — ответил другой. — Это бесплатно, просто так.

— Презент? (подарок) — уточнила Маша.

— Да, презент-презент, — засмеялась компания.


Помощь зала

Напоследок решили проверить знания английского у стражей порядка. У проходящего мимо милиционера Катя интересуется:

— Иксьюз ми, вэа кэн ай бай сувиниерз энд презентс? (Извините, где можно купить сувениры и подарки?)

— Гоу ту трэйд сэнтер "Столица" (Сходите в торговый центр "Столица"), — посоветовал прапорщик. Его произношение оставляло желать лучшего, но мы его поняли.

— Вэа из ит ситьюэйтид? (Где это находится?)

— Ого… Это уже сложнее, — вздохнул милиционер. — Сорри, бат ай донт ноу хау ту иксплейн ит. Итс бэтэр ту аск зиз стьюдэнтс (Извините, но я не знаю, как это объяснить. Лучше спросите этих студентов).

Он подвел нас к компании молодежи, попросил ребят объяснить, как дойти до торгового центра. Одна студентка даже согласилась проводить, чтобы мы не заблудились в подземном переходе. Милиционер попрощался с нами и еще раз извинился.

Быть иностранцами понарошку — весело. Некоторые наши сограждане дружелюбны и улыбчивы, готовы помочь. Другие же поглядывали с настороженностью, откровенно оценивали нас с ног до головы. Кто-то даже сетовал: мол, понаехали тут, "ни бе ни ме" по-русски. От этого, честно говоря, становилось грустно.

— Если бы мы действительно были иностранками, пришлось бы туго, — считает Екатерина. — Такси за 15 долларов — не так много, но вот объяснять, куда нужно ехать, очень долго и утомительно. Карту города так и не купили. Хорошо, гостиницы заботятся об этом: приезжим обязательно их выдают.

— Я год жила в Мюнхене. Немцы очень сдержанные, поэтому никогда не замечала к себе пристального внимания со стороны прохожих. Вероятнее всего, для них гости из-за рубежа — не редкость. Там живут и русские, и украинцы, и американцы… Если обратиться за помощью к незнакомцу, он не откажет, — продолжает Мария. — У минчан мы вызвали интерес, представляясь немками. Причем они этого даже не скрывали. Но из-за языкового барьера познакомиться, пообщаться или указать дорогу до гостиницы могут не все.

До чемпионата мира осталось 5 месяцев. Хочется верить, что и продавцы, и таксисты выучат хотя бы нужные для обслуживания гостей столицы фразы.

Новости по теме

Новости других СМИ