"Нет у меня ни одного родного человека. И жилье не дают". Государство больше не хочет выделять сиротам бесплатные квартиры?

Екатерина Синюк, TUT.BY

После того как год назад TUT.BY рассказал, как нуждающиеся в социальном жилье дети-сироты, получая от государства бесплатные квартиры, напропалую сдают их в аренду, Совет министров принял специальное постановление. В нем поручили целому ряду госструктур более тщательно следить за целевым использованием такого жилья. Правительство также постановило, что госструктурам нужно активнее помогать сиротам адаптироваться в жизни, особенно "на этапе жизнеустройства после отчисления из учреждений образования": оказывать им правовую и всяческую другую поддержку. Сам документ в Совмине назвали "системным подходом" по отношению к детям-сиротам.

Но система и сегодня дает серьезный сбой - в отношении тех, кому в прямом смысле жить негде. Сироты опасаются, что государство вообще больше не хочет быть гарантом их права на крышу над головой.


Врач из Гродненской области: с одной стороны сирота, а с другой - нет

У 28-летнего Андрея Макаревича (родом из поселка Берестовица Гродненской области) 13 лет назад умерла мать, а отца вскоре лишили родительских прав. Так он стал сиротой. Никакой квартиры от родителей парню не осталось. Опеку над мальчиком оформил дедушка, у которого есть квартира, но каких-либо прав на дедушкину жилплощадь Андрей не имеет. "В 16 лет я поступил в медицинский колледж в Гродно, в 19 лет окончил его и решил учиться медицине дальше, поступил в медуниверситет в Минске. И в колледже, и в университете я учился на бюджете, а жил в общежитиях, - рассказывает Андрей. – После университета меня распределили врачом-инфекционистом в одну из поликлиник Минска. Конечно, встал вопрос: где жить? Ведь я как сирота имею право на социальное жилье. Меня сначала поставили в льготную категорию учета, а потом перевели в общую, и я в очереди оказался 29-тысячным: вдруг выяснилось, что соцжилье мне не положено".

"Нет у меня ни одного родного человека. И жилье не дают". Государство больше не хочет выделять сиротам бесплатные квартиры?

Сейчас Андрей с друзьями снимает квартиру. Рад бы и самостоятельно купить себе жилье, но "с зарплатой в 3,1 млн копить на квартиру бесполезно"

По белорусским законам сироты входят в одну из нескольких категорий нуждающихся в улучшении жилищных условий, если у них нет собственной жилплощади или в имеющейся не хватает квадратных метров. Государство гарантирует сиротам право получить социальное жилье (в соответствии с положением, утвержденным указом президента № 565). На учет нуждающихся их должны ставить с того момента, как они официально приобретают статус сироты. При этом главная гарантия государства заключается в том, что соцжилье по закону дают не позднее, чем через шесть месяцев после того, как сирота достигает 18-ти лет и выходит из интернатного учреждения. Квартиру таким детям выделяют либо по месту, откуда их изымали маленькими, либо по первому месту их работы. Если же в том месте, откуда ребенок когда-то прибыл в детдом, социального жилья, к примеру, не строится, то есть еще ряд механизмов, как решить вопрос с предоставлением сироте крыши над головой.

Долгое время Андрею Макаревичу, по его словам, вообще не могли разъяснить, в чем дело. И лишь после долгих попыток выяснить, "а где гарантированная государством квартира", в администрации Ленинского района врачу-сироте указали конкретную статью, по которой на соцжилье он… не имеет права. Это 35-я статья нового Жилищного кодекса, согласно которой сирота признается нуждающимся в улучшении жилищных условий в случае, если по состоянию на 8 апреля 2006 года он учился в профтехучилище, ссузе или вузе на дневном отделении и при этом утратил статус лица из числа детей-сирот в связи с достижением 23-х лет. При этом надо, чтобы все это время ребенок-сирота не состоял на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий из-за того, что жил в общежитии.

Конечно, ребенок не становится "менее сиротой" в этом случае - просто оговаривается его статус на случай, если он после детдома или другого учреждения идет учиться, а не сразу работать. Вот для чего эта статья и существует, а главные права детей-сирот прописаны в положении, утвержденном указом № 565. Коротко поясним, почему 23-м годам законодательство уделяет особое внимание. Сиротой считается ребенок только до 18 лет. С 18 до 23 лет он уже считается лицом из числа детей-сирот. А после 23-х лет такой ребенок уже не будет находиться на гособеспечении. При этом, согласно все тому же положению, на соцжилье дети, которые лишились родителей, могут претендовать все равно. Но в случае Андрея его возраст почему-то рассматривают как препятствие.

"Это удивительно! – говорит Андрей. - Я ведь как был сиротой, так и остался. И, кроме того, я и под эту статью Жилищного кодекса подпадаю, потому что 23 года мне исполнилось в процессе обучения. В этой статье просто нету словосочетания "в процессе", и поэтому, видимо, в администрации района трактуют эту статью буквально, без запятых. Я писал во все инстанции, кроме - пока что - Администрации президента, и отовсюду один ответ: поскольку тебе 23 года исполнилось после 2006 года, ты ничего не получаешь". Андрей Макаревич считает, что все, что с ним происходит, можно назвать не иначе, как одним словом - "придрались". Но почему? Молодой человек много раз обращался за консультациями к юристам и адвокатам. "Мне не помог ни один адвокат и ни один юрист. В частных юридических конторах вообще только улыбались и говорили, что не будут браться за мой случай, потому что не видят смысла. И устно мне не смог ответить никто в администрации района", - продолжает он.

Молодой врач рассказывает, что до сих пор не может услышать внятного ответа на вопрос, почему он, с одной стороны, - сирота, а с другой - вроде как и не очень. "Как-то очень уклончиво мне отвечали в администрации района. Но один раз, когда я их достал уже, намекнули, что провели какую-то масштабную ревизию в сфере жилья, в том числе социального. Якобы после выступления президента в сентябре прошлого года. Об этом же говорил мне и адвокат".

Действительно, чуть больше года назад Александр Лукашенко потребовал окончательно навести порядок со списками очередников на жилье и даже пригрозил изъятием квартир: "Формируются соответствующие очереди для тех, кто не может построить, кому государство должно помочь. И что получается? Каждый год в очередях увеличивается количество людей, при том что строятся миллионы квадратных метров жилья". Уже через месяц после выступления президента стало известно о некоторых результатах проверки. Например, о том, что около 8,8 тысячи минчан сняты с очереди нуждающихся в жилье с начала года. Выяснилось, что там "состояли люди, не имеющие для этого оснований". Вся проверка длилась до минувшего апреля. Правда, о том, что эти проверки могут как-то коснуться сирот, президент не сказал.

"Я вижу причину только в этом (21 сентября 2012-го выступил президент, 25-го Андрея поставили на учет на соцжилье, а через два месяца из очереди его неожиданно снимают. - TUT.BY). Но тогда возникает вопрос: если придираться к сиротам по таким нелепым основаниям, то государство, получается, отказывается от своих гарантий перед нами?" - не понимает Андрей Макаревич.


Молодой учитель-сирота: Ни одного родного человека и без жилья

Дмитрию Мурашко 24 года. Стал сиротой в 1995 году, когда обоих родителей лишили родительских прав. Сам он родом из Червенского района Минской области. Сегодня молодой человек работает по распределению учителем физкультуры в Смиловичах. "Работа есть, а все равно я человек без определенного постоянного места жительства", - говорит Дмитрий. Сегодня у Дмитрия вообще нет прописки - нигде.

"Нет у меня ни одного родного человека. И жилье не дают". Государство больше не хочет выделять сиротам бесплатные квартиры?

Если кто-то из родственников может узнать Дмитрия Мурашко на этом фото, сообщите об этом на адрес журналиста katerina@tutby.com. Дмитрий говорит, что ему было бы интересно пообщаться с кем-то из родных людей, если они у него есть

Как так вышло, парень и сам не понимает. С того момента, как в три года его у родителей забрали, он поменял шесть детских домов и интернатов, причем в некоторые возвращался по несколько раз. Последним он покинул Жодинский детский дом, переехал в Минск и поступил в Белорусский государственный университет физкультуры. "Все это время я жил в общежитии, был прописан там и поэтому как-то не задумывался поначалу, где буду жить после. Сейчас я отрабатываю распределение учителем физкультуры в Смиловичах. Еле удалось выбить для себя комнату в общежитии, потому что без прописки это сделать трудно". В любом случае эта комната у Дмитрия - лишь на время отработки распределения. А вот куда идти потом - непонятно.

"Когда мне исполнилось 23 года, я задумался, где же я потом буду жить, и поехал обратно в Жодинский детский дом (Дмитрия должны были поставить на учет, еще когда он был их воспитанником. - TUT.BY). Но там смогли лишь сказать, откуда я когда-то маленьким к ним прибыл – из деревни Слободка Червенского района (Дмитрий раньше не знал даже, откуда его привезли в детдом. – TUT.BY). Я поехал в Слободку, мне говорили, что там у меня мать. Я ее нашел, но она меня не помнит, и постоянное ее место пребывания - в больнице. К ней туда какие-то родственники, говорят, приезжают, но я их не знаю. Братьев, сестер у меня тоже нет, или я просто о них не знаю". В общем, пока нет у парня, по его словам, ни одного родного человека. И жить, по сути, негде. Его зарплата в качестве педагога сегодня чуть больше четырех миллионов, поэтому перспектива построиться самому у Дмитрия, как и у врача Андрея Макаревича, тоже весьма туманна.

Дмитрий обратился в Червенский райисполком, чтобы его поставили на учет, раз за столько лет его так и не учли. По его словам, устно ему ответили, что в Червенском районе соцжилье не строится. На письменное обращение там пока не ответили.


"Кем сегодня надо работать, чтобы заработать на квартиру?"

Социальное жилье приемный воспитатель Жодинского отдела образования Алла Потемкина "выбивает" для своего бывшего приемного ребенка уже два года. Скоро ее воспитаннику будет 22, в приемной семье, он, понятно, уже не значится – ушел в самостоятельную жизнь. Однако Алла Владимировна беспокоится о том, где парень будет жить. Все это время она ведет переписку с разными инстанциями: исполкомами, прокуратурой, Комитетом госконтроля - с просьбой встать на защиту жилищных прав сироты.

"Я пришла к выводу, что пункт в законе, по которому сиротам должны давать жилье в течение шести месяцев после достижения ими совершеннолетия, сегодня не работает. Почему-то получается так, что учетные списки детей-сирот с момента получения сиротства успешно перетекают в "очередь" по достижении 18-летнего возраста. Например, в Жодинском исполкоме на сегодняшний день в очереди более 100 сирот, которым уже исполнилось 18 лет и по отношению к которым уже нарушены их права на социальное жилье. Нигде в законе вообще нет определения слова "очередь", потому что ее не должно быть. Получается, гарантии, данные государством, не выполняются", - говорит Алла Владимировна.

В случаях Андрея и Дмитрия, говорит педагог, сегодня также не должно быть проблем. Оба стали сиротами уже давно. Андрей, поскольку работает в Минске, может стоять на учете в Мингорисполкоме с даты получения сиротства, и в дальнейшем по учетному списку он может получить квартиру в Минске, так как именно здесь его первое место работы. Дмитрий же сегодня до сих пор не стоит ни на каком учете и, подчеркивает Алла Потемкина, он должен добиваться постановки на учет либо по месту рождения, либо в Смиловичах по месту работы. Конечно, пока сирота даже на учете не стоит, претендовать на какую-либо крышу над головой сложно.

"Я пыталась узнать о том, кто же в таком случае контролирует, как сироты устраиваются после выхода из домов-интернатов, детских домов, из приемных семей. Оказывается – никто. У нас в республике нет данных по детям-сиротам после 18 лет. Получается, если до 18-ти государство вкладывает в сирот немалые средства, то что происходит с ними после 18-ти, никого не волнует, - делает свой вывод Алла Потемкина. – Кроме того, год назад указом президента № 13 сирот лишили права внеочередного льготного кредитования на строительство собственного жилья и поставили в общую очередь: теперь они стоят среди афганцев, многодетных и т.д. Очередь по моему подопечному на льготное кредитование - 1115. Получается, и социального жилья не дают, и кредитоваться по льготному не положено".

В то же время от многих чиновников сегодня можно услышать, что сирота – это "иждевенец", "нахлебник", который сам должен позаботиться о том, чтобы купить себе квартиру, добавляет Алла Потемкина. "Но посмотрите вокруг: откуда квартиры у благополучных детей? Как правило, таким детям либо родители материально помогают квартиру купить, либо оставляют детям квартиру после себя. Либо, конечно, эти дети сами много зарабатывают. Но кем сегодня надо работать, чтобы заработать на квартиру? А представьте: молодой человек, сирота, без всякой базы. Чаще всего идут сироты после интернатных учреждений в училища. Сколько денег можно зарабатывать после училища? Им даже кредит на строительство собственного жилья не дадут - зарплаты не хватит выплачивать. Один выход у них в таком случае – воровать. Государство, получается, их на какое-то время изъяло из неблагоприятной среды, от грязи отмыло, а потом снова в грязь их. Но разве они виноваты в том, что с рождения у них крыши над головой нет или что родители – алкоголики?"

Кстати, до сих пор не могут решить вопрос с жильем и двое братьев-сирот Владимир и Николай Климовы, историю которых TUT.BY рассказывал в мае. До 18 лет они находились в семье под опекой, а потом собрались было возвратиться в родительскую квартиру, из которой их когда-то забирали. Однако выяснилось, что сирот из нее кто-то выписал, а саму квартиру уже давно продали. Причем выписывали сирот именно в администрации района. 11 лет братья судились с местной властью и добились пока только одного – им взамен дали социальную квартиру. Вот только если бы их изначально не выписали из родительской квартиры, братья могли бы квартиру продать и разделить: как-никак у взрослых мужчин по-разному может сложиться жизнь. А социальное жилье нельзя ни продать, ни приватизировать – с ним вообще ничего нельзя делать. Братья считают это неравноценной заменой и уже который год просят суды просто поменять квартире статус.

"Нет у меня ни одного родного человека. И жилье не дают". Государство больше не хочет выделять сиротам бесплатные квартиры?

Владимир Климов

В этой ситуации действительно соцжилье можно перевести в статус "общего пользования" - решением Мингорисполкома или решением президента, если городские власти считают, что на это у них нет полномочий. Городские власти в случае с Климовыми посчитали, что у них таких полномочий нет. В мае братья подали жалобу в Верховный суд. Только вчера - 4 декабря - им пришел ответ: Верховный суд принятие такого решения не считает своей компетенцией, а указывает, что это компетенция... исключительно местной власти, суды с которой ни к чему не привели и лишь стали поводом обратиться в Верховный суд. Сейчас братья готовят обращение в Администрацию президента.

Новости по теме

Новости других СМИ