Последнее слово анестезиолога "Экомедсервиса": дайте мне работать на скорой

Марина Воробей / Фото: Дмитрий Брушко / TUT.BY

В своем последнем слове бывший анестезиолог "Экомедсервиса" Александр Шуров сказал, что искренне сожалеет о трагедии. Он признает, что в случившемся есть и его вина.

Рассказывает о сотнях спасенных жизней и считает, что не его действия привели к смерти Юлии Кубаревой спустя 4 недели после операции.

"Я постоянно в мыслях возвращаюсь к проведенной операции и думаю о том, что можно сделать иначе", - зачитал последнее слово Александр Шуров.

После того как в системе газоснабжения пропал кислород и до интубации Кубаревой, говорит Александр Шуров, его действия были правильные, "что подтвердила комиссия".

Анестезиолог признает свою вину в невыполнении некоторых нормативных документов и считает своей ошибкой то, что не смог выявить начинающийся отек головного мозга у пациентки в раннем послеоперационном периоде.

Шуров объясняет такую оплошность тем, что у пациентки не было клинических проявлений отека головного мозга.

Специалист уверен, что поставить правильный диагноз вряд ли удалось бы и другому специалисту - без специальных методов исследования. "Комиссия экспертов сказала, что это сделать невозможно, - отметил врач. - Если бы я находился рядом более длительное время, возможно, мне это и удалось бы. Остается только гадать".

Вместе с тем Шуров убежден, что допущенные им нарушения не находятся в непосредственной причинно-следственной связи с развившимися последствиями у пациентки:

Я не согласен, что именно мои действия вызвали наступившие негативные последствия у пациентки спустя 4 недели после проведения операции.


Причина трагедии - и не в использовании не прошедшего проверку наркозно-дыхательного аппарата, и не в отключенном газовом анализаторе, считает врач:

Потому что на этом аппарате с этими же неисправностями было проведено с декабря 2012 года 43 успешные операции. А вот кислород в системе газоснабжения до этого случая никогда не пропадал.


Так, Шуров считает, что причина трагедии – в отсутствии кислорода в системе газоснабжения, и его ошибка - в оценке действительного состояния Кубаревой в раннем послеоперационном периоде.

"Искренне заверяю суд, что если бы состояние пациентки Кубаревой Юлии Юрьевны вызвало бы опасения, я никогда не отошел бы на шаг, не то что ушел из центра", - сказал Шуров.

Стаж врача-анестезиолога Александра Шурова – больше 20 лет. За это время, говорит сам врач, им выполнено более 10 тысяч анестезий при оперативных вмешательствах различного объема и сложности, спасено сотни жизней:

Думаю, что в работе каждого анестезиолога были случаи отказа в работе наркозно-дыхательной аппаратуры. Несколько случаев было и в моей профессиональной деятельности, но ни разу это не заканчивалось трагически.


С декабря 2013 года Шуров работает врачом выездной операционной бригады на городской станции скорой медицинской помощи:

Работа очень трудная. Я надеюсь, что эта трудовая деятельность позволит мне искупить вину ценой спасения других жизней, если суд сочтет возможным назначить мне наказание, позволяющее работать там, где я сейчас работаю.


Шуров попросил учесть в вынесении приговора его положительные характеристики с предыдущих мест работы и "при назначении наказания не лишать меня свободы, а разрешить работать по специальности, мне бы хотелось приносить пользу людям, а не быть для них обузой", сказал врач.

Главный инженер "Экомедсервиса" Вадим Лихута в своем последнем слове отметил, что только недавно учебные заведения стали готовить специалистов по обслуживанию медицинской техники. Но и сейчас найти грамотного инженера по этой части не получается: "Мы пытаемся найти специалиста с июня прошлого года. Люди, которые приходят, все хуже и хуже" (Cам же Лихута получил инженерную специальность в сельскохозяйственном институте. – TUT.BY)

Лихута сообщил, что, к сожалению, приступив к работе в центре, не улучшил работу по обслуживанию медоборудования, но и не ухудшил. А обеспечить сервисное обслуживание аппаратов, считает Лихута, он не мог, "потому что издавать приказы не мог".

Галина Волжанкина в своем последнем слове еще раз отметила, что старалась создать в центре все условия для лечения людей. На работу в центр принимались специалисты с высокими категориями, в центре поддерживали высокий профессиональный уровень - специалистов направляли на обучение, говорит Волжанкина:

Почему мы купили этот аппарат? Он используется очень широко, почти во всех клиниках страны.


Ни о каких неисправностях, говорит Галина Волжанкина, ей не было известно:

Это несправедливо, ставить мне в вину то, что я не обеспечила Шурову возможность выполнять свои обязанности и исключила возможность постановки оборудования на сервисное обслуживание. Не хватает слов, насколько горько мне отвечать на обвинения в преступно плохой организации работы. Тяжело оправдываться за то, в чем не виноват, тем более в присутствии убитых горем родителей.


26 марта прошлого года 25-летняя жительница Гродно Юлия Кубарева сделала пластическую операцию коррекции формы носа в частном медицинском центре "Экомедсервис" в Минске, после которой она попала в реанимацию 4-й клинической больницы Минска с отеком головного мозга и спустя 4 недели умерла, не выходя из комы.

Гособвинитель потребовал признать обвиняемых виновными по предъявленным статьям и запросил для анестезиолога Александра Шурова назначить лишение свободы сроком на 5 лет с запретом в течение 5 лет заниматься определенными видами деятельности. Для главного инженера Вадима Лихуты – лишения свободы сроком на 4 года. Гендиректору медцентра Галине Волжанкиной гособвинитель попросил ограничение свободы сроком на 2 года без направления в исправительное учреждение.

Оглашение приговора по делу состоится 31 января.

Новости по теме

Новости других СМИ