Как искоренить дедовщину в белорусской науке?

Виктор Листопадов, "Завтра твоей страны"

"То, чем сейчас занимаются Академия наук и другие научные организации страны, полезно, но мелко, революционных открытий и разработок нет", – заявил на совещании по вопросам науки глава государства. А почему?

Как отметил ректор Белорусского государственного экономического университета Владимир Шимов, труд молодого ученого в Беларуси сегодня не мотивирован, оттого отсутствует приток в аспирантуру лучшей молодежи, которая все чаще выбирает работу в бизнесе.

Инновационные разработки должны осуществляться в компаниях, которые заинтересованы в том, чтобы эти разработки применялись, считает экономический эксперт Либерального клуба Антон Болточко.

— Мировой опыт показывает, что основные разработки происходят в разных корпорациях, а научные исследования –– в университетах. К этому следует идти. Не стоит концентрироваться только на Академии наук. Нужно развивать науку в университетах, делать разработки, которые будут полезны для экономики Беларуси, — говорит эксперт.

Государство не всегда должно быть гарантом финансирования. Вкладывать деньги в научные разработки могут и компании. Правда, иногда ученые боятся привлекать компании или же компании сами остерегаются финансировать научные проекты. Во-первых, не понимают, зачем это делать. Во-вторых, отпугивает очень сложное налоговое законодательство.

– В этой сфере следует улучшить инвестиционный климат. Бюджет никогда не выдержит слишком больших затрат на науку, — считает Антон Болточко.


Мало желающих сделать науку своей профессией

Пока двигать науку приходится людям, которые достигли пожилого возраста. С одной стороны, возникает проблема смены поколений в будущем, а с другой — в принципе восприимчивости пожилыми людьми нового и способности к прорыву.

Затрагивая тему привлечения в науку молодежи, президент констатировал, что интерес молодежи к исследованиям не ослабевает: с 2005 по 2013 год число студентов, участвующих в научно-исследовательской работе, выросло на 15 тысяч человек. Но все меньше желающих сделать науку своей профессией. Если в 2011 году в аспирантуру поступило более полутора тысяч человек, то в 2013-м – лишь чуть более тысячи.

Число аспирантов на тысячу жителей в Беларуси в два раза меньше, чем в России, и в пять раз меньше, чем в Германии. Нежелание идти в науку во многом связано с невысокими доходами ученых.

В исследовании доцента Европейского гуманитарного университета Андрея Лаврухина, проведенном в рамках проекта BISS «Человеческий капитал в Беларуси как фактор конкурентоспособности и модернизации», отмечается, что с 1988 по 2009 год произошло заметное старение научных кадров в Беларуси.

– Перманентное сокращение исследовательских программ, старение и ухудшение квалификационной структуры научных кадров Беларуси негативно сказываются на качестве обучения студентов, — считает исследователь.

И хотя за последние два года появилась положительная динамика приема в аспирантуру вузов страны практически по всем областям наук — исключение составила фармацевтика (численность осталась неизменной) и ветеринария (уменьшилась по сравнению с 2010 годом), эффективность подготовки научных кадров по-прежнему снижается, считает Андрей Лаврухин.

Если в 2004 году удельный вес выпускников аспирантуры в системе высшего образования, защищавших диссертации в срок обучения составлял 8%, то в 2008 – 4,5%, а в 2011 – лишь 2, 8%.


Молодежь привлекает тематика мирового уровня

Для преодоления разбалансированности возрастной структуры научных кадров, по мнению Андрея Лаврухина, следует установить предельный возраст (65 лет) для профессорско-преподавательского состава и научных сотрудников образовательных и научных учреждений, а также ввести звание заслуженного профессора (Emeritus Professorship). Привлекать в науку молодежь исследователь предлагает через существенное повышение оплаты научного труда, увеличение аспирантских стипендий и предоставление научным организациям полноценных академических прав и свобод.

Председатель Совета молодых ученых НАН Андрей Иванец убежден, что молодежь привлекает современная, актуальная и соответствующая мировому уровню тематика научных исследований, а также возможность повышения своей квалификации через международную интеграцию в научной сфере.

Андрей Иванец предлагает позволить молодым ученым использовать такие инструменты, как коммерциализация научных разработок, работа над решением отраслевых, практически важных задач за счет средств предприятий, развитие молодежного инновационного предпринимательства, в том числе путем создания в ведущих научных организациях стартап-центров.

В первую очередь, должна быть привлекательная зарплата, считает Антон Болточко. Иначе о заинтересованности молодежи не может быть и речи.

По мнению эксперта принцип уважения к старшим базируется в Беларуси не на философии и традициях, а на советской идеологии, когда люди старшего поколения порой не дают молодым идти вперед.

— Например, в Национальной библиотеке некоторые отделы доступны только обладателям определенной научной степени, которую реально получить только в определенном возрасте. Это в числе прочего демонстрирует существующую градацию по возрасту. В научной сфере всегда смотрят, сколько тебе лет. У нас метод обучения такой: вернуть в реальность, остановить, показать мир, убедить, что думать надо в заданных рамках, — говорит Антон Болточко.

А наука лучше разивается в атмосфере свободы.

– Не стоит ограничивать мышление человека в рамках университета, – отмечает эксперт. – Люди должны свободно мыслить, не опасаясь выйти за идеологические рамки, не боясь, что завтра им скажут, что они неправильно думают с точки зрения каких-то норм.

Пока же большинство молодых людей, которые могли бы преуспеть в науке, покидают ее и идут в коммерческий сектор, чтобы зарабатывать деньги, сдерживая свои научные амбиции. Молодежь также уезжает в Западную Европу и Америку, где есть финансовая поддержка и те же самые академические свободы.

Новости по теме

Новости других СМИ