Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным

Юрий Михалевич. Фото: Дарья БурякинаSPORT.TUT.BY

Спустя год после обращения Александра Лукашенко к вопросам развития тенниса в стране влиятельный белорусский бизнесмен Александр Шакутин собрал прессу, дабы представить ей проект Национальной теннисной академии. Корреспонденты SPORT.TUT.BY были в числе тех, кто раньше президента узнал о текущем положении дел в виде спорта из уст главы профильной федерации.

Успех белорусских теннисистов на Олимпийских играх в Лондоне, где ими было завоевано две награды – золото в миксте и бронза в соревнованиях у женщин, а также индивидуальные победы Виктории Азаренко на представительных турнирах в последние годы вдохнули новую жизнь в проект, о котором впервые глава государства Александр Лукашенко заговорил в 2007 году. Речь - о Национальной теннисной академии как системе подготовки юных мастеров ракетки.

– Самое главное – это, конечно, система, – повторил Лукашенко хорошо забытое старое в сентябре 2013 года во время посещения Центра олимпийской подготовки. – За это ты (говорит Александру Шакутину, председателю федерации тенниса. – Прим. ред.) головой отвечаешь! Володя (говорит Волчкову, капитану белорусской сборной. – Прим.ред.), подскажите Шакутину, что нужно, – он все сделает. Нам надо выбрать полсотни перспективных, толковых ребят из тех, кто есть, и чтобы потом хотя бы двое-трое боролись за самые высокие места в мировом рейтинге. Для них нужно создать идеальные условия. Если будет результат, вот вам зарплата, вот вам деньги, зарабатывайте. Если вырастим пару ребят, которые смогут бороться с Рафаэлем Надалем и Новаком Джоковичем, это уже будет достижением. А в женском теннисе мы спокойно можем иметь двух-трех спортсменок, которые будут бороться на уровне Маши Шараповой и Вики Азаренко. Запросто!


Видео: ОНТ

В том разговоре с Лукашенко Шакутин отметил, что для организации эффективного тренировочного процесса необходимо укрепить материально-техническую базу, что позволит преобразовать теннисные центры в академии. На работу в этом направлении председатель теннисной федерации получил "зеленый свет", и вот спустя год после декларации планов он созвал прессу, дабы представить первую академию живьем. Речь идет о новом корпусе, расположившемся на базе столичного Дворца тенниса.

Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным


– С удовольствием анонсируем скорое открытие Национальной академии тенниса, – сказал Александр Васильевич во вступительной речи. – В новом корпусе, как вы видите, расположились четыре корта, имеется инфраструктура для общефизической подготовки. В скором времени займемся строительством закрытых грунтовых кортов, плавательных бассейнов, зала по игровым видам спорта, криосауны, ледогенератора, медицинского центра и гостиницы. Эскизное решение по объектам проходит стадию согласования, после чего будет поставлен вопрос о финансировании. Будет ли вестись строительство за государственные или частные средства, а может, удастся договориться о комбинированном партнерстве, пока неизвестно. Пока же академия находится на балансе у Министерства спорта и туризма. Что касается тренерских кадров, то штатное расписание верстается. Модель работы скоро будет утверждена, но нет сомнений: мы подходим к тому, что в нашем распоряжении имеется вся необходимая инфраструктура для подготовки игроков мирового класса. И наша задача – сделать белорусскую школу одной из самых известных в мире. Пусть звучит пафосно, но, поверьте мне, около тридцати молодых белорусских ребят, способных встать в один ряд с Викой Азаренко и Максимом Мирным, я недавно насчитал.

Журналисты поинтересовались у Шакутина, почему федерация не занялась созданием теннисной академии в 2007 году, зато активно взялась за проект теперь.

– Правду говорить или быть дипломатом? – озвучил мысли руководитель. – Не было условий для того, чтобы заниматься академией...

Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным


На последовавший ответ прозвучала реплика из зала: "А это правда?".

– Я не могу отвечать за то, что было до меня, – продолжил Александр Васильевич (он возглавил федерацию тенниса в апреле 2012 года. – Прим. ред.). – Не имею права судить о состоянии инфраструктуры в белорусском теннисе до того, как я возглавил федерацию. Сегодня же имею полное представление о виде спорта в стране. И вот три наиболее важные вещи, которые позволят нам закрепить успех белорусской школы тенниса. Наличие условий для работы в восьмичасовом режиме – от теннисной практики до общефизической подготовки. Да, на корте теннисисты красивы, но за легкостью и элегантностью стоит крайне тяжелая работа, которую можно сравнить с трудом шахтера или хлебороба. Это работа на износ, под конец дня атлеты едва на ногах стоят, а ведь на следующий день им предстоит выполнить не менее нелегкую программу. Представляете, сколько нам необходимо кортов для интенсивной работы необходимого количества спортсменов. Ведь если они будут работать только по два часа, то вырастут полупрофессионалами, а мы говорим об открытии миру новых белорусских имен. Второе – квалифицированные кадры на тренерском поприще. Третье – качественное медицинское сопровождение, которое возможно при наличии современного оборудования. На основании медицинских показаний выстраивается тренировочный процесс. При попустительстве в этом вопросе можно вырастить не спортсмена, а калеку. То есть академия – это не просто громкое слово, а система, которая позволит обеспечить освоение полного технологического цикла.

На встречу с журналистами Александр Шакутин пригласил юных звездочек белорусского тенниса семнадцатилетнюю Ирину Шиманович, чемпионку и серебряного призера юношеских Олимпийских игр в Нанкине, и шестнадцатилетнего Максима Тыбора, который раньше всех среди белорусских теннисистов заработал очки в профессиональном рейтинге – в шестнадцать лет и два месяца. Таким образом глава теннисной федерации персонализировал будущее вида. Планируется, что для еще сорока восьми теннисистов академия станет новым домом. Все они будут заниматься бесплатно, а ведь ежемесячная стоимость обучения в зарубежных академиях полного цикла в среднем составляет пять тысяч долларов.

Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным


– У нас раньше ведь как было: на детском уровне звездочки мелькнули - и исчезли. А почему исчезли? Потому что для того, чтобы состояться в профессиональном теннисе, у них не было условий – только талант. Генетику из ребенка тренеру удавалось выжать, но дальше встает вопрос атлетизма. До недавнего времени последним теннисистом, вошедшим в первую сотню, был Володя Волчков – в 2000 году. Ольга Говорцова вошла в сотню в 2006 году. И только в 2014 году сразу три белорусских теннисиста попали в сотню, чего еще не случалось. На подходе еще два-три человека, готовых повторить этот результат. Если сравнивать наше достижение с сопоставимыми по численности населения странами, выходит, что мы уже в элите мирового тенниса. То есть нам удалось переломить неприятную тенденцию, когда мы разделили детский и профессиональный теннис. Мы впервые готовы плавно подводить талантливых юношей и девушек к мировому уровню. Для Ирины Шиманович и Максима Тыбора детство закончилось. Несмотря на их юный возраст, теперь они будут играть только в профессиональных турнирах. Не надо тратить время на детство, в котором, увы, белорусский теннис в силу исторических событий задержался…

Говоря об успехах белорусских теннисистов, Александр Шакутин подчеркнул, что достигнуты они были под руководством отечественных специалистов.

– Мы много говорим о том, что у нас нет школы, нет тренеров. Думаю, вхождение трех спортсменов в мировую сотку говорит об обратном. Это ведь было сделано нашими внутренними силами. Очень надеемся, что новых звезд тенниса удастся воспитать в Беларуси белорусским тренерам.

Считается, что теннис – дорогой вид спорта, однако, по словам Шакутина, даже с учетом невысокого уровня благосостояния населения (пятьдесят восьмое место из ста тридцати двух стран) вид спорта способен приносить прибыль тем, кто готов вкладывать в его развитие. Тут дело в неудовлетворенном спросе.

– Теннисные академии во всем мире работают на хозрасчетных принципах. И для академии, и для спортсмена занятие теннисом – это бизнес. Мы же находимся на переходном этапе, когда спорт уходит из социальной сферы. Придерживаемся мнения, что переход должен иметь эволюционный характер, а не революционный, дабы самые талантливые имели возможность реализовать свои способности. А что же касается массовых занятий, то отмечу, что недавно президент подписал семь участков в Минске под строительство теннисных центров, которые будут работать на коммерческих условиях. То есть параллельно государственному сектору в виде спорта будет развиваться и частный. Знаете, только в одной Праге находится полторы тысячи кортов, все они заняты, все окупаются. Наша страна располагает чуть менее чем тремястами кортов, из них лишь треть – крытые. То есть ниша не занята, а спрос имеется. А потому призываю наших бизнесменов вкладываться в теннис.

Александр Шакутин короткой строкой дал список организаций, которые уже являются надежными партнерами ведомой им организации, а также назвал конкретные цели, на которые тратятся привлеченные средства.

– У федерации появились спонсоры, что очень важно для наращивания белорусского представительства в мировом туре. Ведь одна поездка на турнир стоит около трех тысяч долларов. И чем успешнее спортсмен, тем больше у него команда, и, соответственно, увеличиваются расходы на подготовку. Все-таки с одним атлетом работают от четырех до восьми специалистов различного профиля. Кроме того, недавно был учрежден Фонд поддержки тенниса, который аккумулирует средства, выделяемые нашими партнерами, направляет их на укрепление материально-технической базы вида, привлечение к тренировочному процессу ведущих западных специалистов, организацию курсов повышения квалификации для тренеров.

Кстати, директором Фонда поддержки тенниса стал Сергей Кухто, в прошлом известный шоумен и продюсер. Теперь работа в фонде является основной для Кухто.

– Мне очень нравится работать с Александром Васильевичем, – поведал о новом роде деятельности Сергей. – Когда человек настолько "болеет" делом, сомнений на счет его успешности не возникает. Как уже было сказано, фонд работает со спонсорами, финансирует программы федерации, а также старается зарабатывать сам. Каким образом? У нас достаточно слабая нормативно-правовая база. Если в Европе контракты заключаются уже с шестилетними-восьмилетними теннисистами, то у нас такая практика отсутствует. Пока отсутствует. Надеемся поставить процесс на профессиональные "рельсы". Ведь если государство или частная организация вкладывает в развитие спортсмена, то и вправе рассчитывать на определенные гарантии. Мы также рассчитываем эффективно работать в области рекламных контрактов. Считаем, что внимания заслуживают не только топы, но и наши юные спортсмены.

– К нашей большой радости, рост интереса к теннису в стране отмечается и за рубежом, – привел еще один довод в пользу трудов федерации Шакутин. – Как итог, два юных теннисиста попросили о белорусском гражданстве, с аналогичной просьбой обратился один взрослый атлет и два тренера.

Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным


Председатель федерации тенниса признал, что материально-техническая ситуация в столице и регионах нынче полярны по своей сути. Если в Минске готовится к открытию академия, то на местах у юных спортсменов нет возможности развиваться.

– Глядя на инфраструктуру в провинции, мне хочется плакать, кричать, ругаться, хочется прибегнуть к нецензурным выражениям. Возьмите Витебскую область, Брестскую, Гродненскую – стыдно, что в таких развитых регионах нет ни одной теннисной школы! Недавно мне пришло письмо из Мозыря. В нем говорится про девочку, которая тренируется на грунтовых кортах, где толпятся десятки таких же детей, под руководством тренера, чья специализация – гребля. Даже в этих условиях она заняла первое место на чемпионате области, но что ее ждет дальше? Пока мы не можем забрать ее в Минск. Только надеемся, что со сдачей в эксплуатацию гостиницы при теннисной академии сможем привлекать к тренировочному процессу юных талантов из областей.

Шакутин также рассказал о недавнем телефонном разговоре с лидером белорусского тенниса Викторией Азаренко, в ходе которого экс-первая ракетка мира подтвердила готовность сыграть за сборную.

– У меня был двухчасовой разговор с Викторией Азаренко, который открыл мне глаза на многие вещи. Человек абсолютно искренне и честно рассказал, что происходило в белорусском теннисе раньше. Я полностью разделил ее позицию. Позже Вика добавила, что готова оказывать содействие в развитии тенниса в стране, помогать в деле популяризации вида спорта, но самое главное – она подтвердила свое участие в Кубке Федераций. То есть в отборочном турнире, который пройдет со 2 по 8 февраля 2015 года в Венгрии, Вика сыграет за сборную. Уровень белорусского женского тенниса растет. У нас есть Ира Шиманович, удачно выступает Саша Саснович. То есть прямо сейчас формируется костяк команды, который способен привести страну к успеху. Думаю, мы будем бороться за Кубок, а не только участвовать в розыгрыше турнира.

Журналисты поинтересовались у Шиманович и Тыбора, какой профессиональный совет они хотели бы получить от Виктории Азаренко и Максима Мирного.

– Мне было бы любопытно узнать, какие чувства переживают игроки, когда выступают на турнирах серии "Большого шлема", – ответил шестнадцатилетний рекордсмен. – А также узнать их мнение о моей игре – какие ее аспекты следует улучшить.

– В ближайшее время предоставим ребятам возможность пообщаться с нашими звездами, – перенес разговор в практическое русло Александр Васильевич. – Попрошу об этом Вику, попрошу Максима. Они ответят на ваши вопросы. Гарантирую, что так и будет.

Что же, остается дождаться очередного визита Александра Лукашенко во Дворец тенниса, тогда, как планируется, и состоится открытие первой академии. Это событие, как водится, с легкой руки президента способно придать новый импульс в процессе утверждения вида спорта в качестве национального.

Напоследок приведем еще несколько ярких высказываний Александра Шакутина, которые остались "за кадром": о пятой колонне, патриотизме Азаренко, успехе который можно (можно ли?) сравнить с победой в Великой Отечественной войне, и еще четыре любопытных заявления.

Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным
Шакутин: Звучит пафосно, но около тридцати белорусов способно встать в один ряд с Азаренко и Мирным

Новости по теме

Новости других СМИ