Как всемирно известный физиотерапевт "слепил" из Виктории Азаренко первую ракетку мира

Юрий Михалевич / Кирилл Клименков / SPORT.TUT.BY

В конце прошлой недели команду Виктории Азаренко официально пополнил знаменитый физиотерапевт, который работал с белорусской теннисисткой в 2012 и 2013 годах, когда она завоевала два "Больших шлема".

SPORT.TUT.BY пообщался с Жан-Пьером Брюером и узнал, чем обусловлен выход белоруски в лидеры WTA-тура, где у экс-первой ракетки мира слабое место и почему Жан-Пьер сотрудничает именно с ней.

Французский физиотерапевт Жан-Пьер Брюер стал широко известен благодаря сотрудничеству с ассоциацией лаун-тенниса Великобритании в середине прошлого десятилетия, а также с рядом именитых игроков (среди них – Энди Маррей, Тим Хенмен, Грег Руседски, Вера Звонарева), работе в телевизионном проекте "Танцы на льду" и консультациям для звезд Голливуда. Клиенты специалиста всегда тепло отзывались о нем.

Например, в автобиографической книге "Сoming of Age", опубликованной в 2009 году, Энди Маррей вспомнил, как Жан-Пьер помог ему в 2004-м добраться до финала турнира, являвшегося подготовительным для участников юниорского "Уимблдона". Этот успех стал неожиданным для самого британца, потому что долгое время его преследовали боли в суставах, мешавшие выступать стабильно. Врачи, к которым обращался будущий чемпион, не могли точно поставить диагноз и назначить лечение, а потому молодой человек излишне нервничал и даже стоял перед выбором – продолжать ли карьеру или завершить занятия теннисом.

"Я многим обязан Жан-Пьеру, – рассказал Маррей в своей книге. – Брюер был одним из самых заботливых людей, которых я когда-либо встречал. После того, как все предыдущие физиотерапевты просто пытались успокоить меня словами о том, что это были просто боли, вызванные ростом организма, наконец, нашелся кто-то, кто услышал меня. Помню, как Брюер сказал: "Я бы не хотел, чтобы кто-то сбил с пути такого молодого человека как ты. Вопрос здоровья – это то, что касается твоей жизни, и ты сам должен заботиться о нем, а не доверять его другим. Поэтому мой тебе совет – не играй, если тебе больно, кто бы что ни говорил". Как вы можете убедиться, с тех пор я старался следовать совету Жан-Пьера. Он любил драматизировать вещи, но, в конце концов, он ведь француз. На этот счет я не беспокоился, потому что знал, что в своих профессиональных заключениях он был безупречен. А когда у меня болела спина, он говорил: "Хорошо, давай сделаем МРТ". Многие физиотерапевты на его месте сказали бы: "Все в порядке, не о чем волноваться". Жан-Пьер поступал иначе. "Возможно, ты надорвался, – говорил он. – Давай убедимся, все ли в порядке". Я был очень рад тому, что оказался в надежных руках, и в последующем Брюер помог мне избежать еще нескольких травм".

Сегодня Жан-Пьер является владельцем клиники, которая расположена в Лондоне и специализируется на лечении болей в спине, шейном отделе, плечевом и локтевом суставах, предлагает массажные процедуры (спортивный и лечебный массаж) и лечение иглоукалыванием.

Физиотерапевт, мануальный терапевт и фитнес-тренер в одном лице продолжает сотрудничество с теннисистами. Например, он помог россиянке Вере Звонаревой оправиться после травмы кисти, что позволило ей вскоре добраться до решающих матчей на Уимблдоне и Открытом чемпионате США в 2010 году. К работе со спортсменкой врача привлек тренер Звонаревой. В тот период Вера занималась под началом Сэма Сьюмика, тоже француза, позже трудившегося с белоруской Викторией Азаренко. Знакомство Азаренко с Брюером, разумеется, состоялось благодаря Сьюмику.

"Похоже, Сэм остался доволен итогами нашей работы со Звонаревой, а потому он снова связался со мной, – говорит Жан-Пьер, которого в команде Азаренко ласково называют Джей Пи (по инициалам двойного имени – J.P. – Прим.TUT.BY). – Кажется, это был 2011 год, но, честно говоря, я слишком стар, чтобы запоминать даты. В тот момент я был убежден, что после работы с британской ассоциацией и Верой Звонаревой больше никогда не буду связан с теннисом. Когда Сэм обратился ко мне с просьбой помочь Вике, я ответил ему: "Извини, но нет, я этим больше не занимаюсь". Чуть позже, во время "Уимблдона", благодаря общим друзьям состоялась моя первая встреча с Викой. Эта теннисистка показалась мне очень дружелюбной и улыбчивой. Я сказал Сэму: "Да, классная девчонка, но все равно мой ответ – нет". Он продолжил давить на меня: "Послушай, но если ты ей не поможешь, то никто не сможет помочь ей". И тогда я согласился присоединиться к Сьюминку и Азаренко.

Проблема Вики, вынудившая Сьюмика обратиться ко мне, заключалась в том, что ее незаматеревшее, еще детское тело тормозило развитие таланта. То есть ее тело не соответствовало способностям и навыкам, которые она демонстрировала на корте, не справлялось с нагрузками, которые ей приходилось выдерживать, что приводило к частым травмам.

Когда мы начали работу, то понимали: основной фронт придется на "физику". При этом важно было не столько увеличить нагрузку, сколько добиться большего эффекта от занятий в зале. Лишь когда мы научились правильно исполнять физические упражнения, стали повышать интенсивность тренировок. Хотел бы отметить, что в работе со спортсменом не следует заходить за максимум его возможностей, однако знать значение этой величины необходимо, дабы действовать на пределе и не надорваться".

Опыт Брюера помог Виктории добиться многого. Экс-первая ракетка мира не раз признавалась в том, что этот физиотерапевт внес значительный вклад в ее победы на Открытом чемпионате Австралии в 2012 и 2013 годах.

"Я думаю, она сама добилась звания лучшей теннисистки мира, – скромничает Джей Пи. – Моя заслуга столь ничтожна, как жемчужина на нити, в то время как сама Вика – это бриллиант, главное украшение условного ожерелья".

Впрочем, скромность специалиста заканчивается столь скоро, как встает вопрос профессионального отношения к делу и работы спортсмена в связке с фитнес-тренером.

"Фитнес, как разновидность спортивной медицины, является частью повседневных тренировок, – считает Жан-Пьер. – И моя задача – следить за тем, чтобы спортсмен правильно выполнял упражнения и игровые элементы, дабы минимизировать риски получения травмы, а также ускорить процесс восстановления, если повреждения избежать все же не удалось. К примеру, я могу остановить тренировку и сказать: "Вот это движение мне не нравится, так как оно может привести к травме". Еще именно я определяю интенсивность некоторых упражнений на корте и за его пределами. Думаю, мои консультации позволяют Вике чувствовать себя увереннее на площадке, потому что она знает, что в любой момент может рассчитывать на квалифицированный медицинский совет".

Любопытно, с чем же было связано расставание спортсменки со специалистом вскоре после Australian Open-2013, если их сотрудничество было плодотворным.

"Основная причина заключалась в том, что я был вынужден находиться на выезде в течение тридцати пяти недель в году, а это очень тяжело, так как требует больших эмоциональных затрат, – объяснил Брюер. – Я понял, что мне нужна пауза, чтобы "зарядить батарейки", что мне уже не хватает сил на то, чтобы мотивировать Вику, так как я сам не находил достаточной мотивации для продолжения работы".

Сложными для Вики получились отрезок с марта по конец апреля сезона 2013 года, а также практически весь 2014 год, когда она самостоятельно пыталась справиться с травмами голеностопа. Азаренко вновь просила о помощи у Брюера, однако тот чувствовал, что не готов оставить клинику ради работы в теннисе, а потому консультировал белоруску исключительно по телефону.

Джей Пи потребовался еще один год, чтобы восстановиться после изнурительного путешествия вместе с Азаренко к вершине WTA-тура.

"Нынешним летом Вика опять пригласила меня в команду, – говорит француз. – Я не смог присоединиться к ней в Париже, и тогда она пригласила меня на четыре дня в Беларусь. Вот как я оказался в Минске в начале июня".

О том, достаточно ли у Брюера сил для того, чтобы снова пойти в поход за новыми титулами в компании белорусской теннисистки, он отвечает уверенно: "Я думаю, что за время моего отсутствие в команде произвел качественную "перезарядку", так что меня должно хватить на длительный период. Мне снова хочется работать с Викой, да, именно с ней. Она симпатична мне, как спортсмен и личность, и именно ее фигура обусловила мое возвращение в теннис. Мне кажется, немногие знают, насколько Виктория хороший человек, у нее невероятно доброе сердце".

Слова физиотерапевта о доброте Виктории подтверждает история, произошедшая во время последнего визита Азаренко в Минск. Находясь на базе Национальной академии тенниса рано утром, она заметила мальчишку, который находился без присмотра. Он бил мяч ракеткой о стену, представив, что противостоит ему грозный соперник, и даже не заметил появления поблизости знаменитой спортсменки. Та окликнула мальчика, поинтересовалась его делами, и, восхитившись его преданностью тенниса (а он приезжает на тренировки из Борисова), протянула ему несколько сотен долларов, чтобы тот купил себе теннисную форму. Потом она еще уговаривала гордого юнца принять от нее помощь, и он, наконец, послушал ее.

Вскоре после этого в сети появилось видеообращение Тимофея Юткина с благодарностью в адрес Виктории Азаренко, из которого становится ясно, что Тимофей поступил так, как велела спортсменка, и теперь приходит на тренировки в новой форме. Вика поместила это видео в социальной сети с весьма эмоциональной подписью: "Я так рада, что смогла оказать небольшое, но позитивное влияние на этого малыша из Беларуси! Спасибо тебе за это обращение. Помогать другим – самое лучшее дело на свете. Нет ничего более, что делает меня такой же счастливой. Удачи тебе, Тимофей! Буду болеть за тебя".

К слову, появление Жан-Пьера Брюера в Минске также было неслучайным: мотивы у поступка, на который вдохновила специалиста Виктория, весьма благородны.

"Вика просила меня помочь Белорусской теннисной федерации в вопросах медицинского сопровождения атлетов, поэтому я прилетал в Минск, когда она тренировалась здесь, – объяснил спортивный врач. – Я рад поделиться с белорусами своими наработками, внести свой вклад в развитие тенниса в вашей стране".

Будучи в белорусской столице, Джей Пи познакомился с главой национальной теннисной федерации Александром Шакутиным и даже обсудил с ним варианты будущего сотрудничества. Позже специалист провел для спортсменов, тренеров и журналистов конференцию на тему "Новые подходы в развитии тенниса", в ходе которой отметил роль наработок советской школы, необходимость обращения к современной практике и индивидуального подхода в обучении детей теннису, важность комплексного развития юных атлетов и правильного исполнения ими укрепляющих физических упражнений, анатомической грамотности тренеров и учащихся. На этот раз это Вика ассистировала своему помощнику, а не наоборот, как бывает в обычные дни.

Кстати, если верить ее словам, то это была первая встреча Брюера с белорусскими коллегами, а прочтенная им лекция носила вводный характер и что во время своих следующих визитов физиотерапевт намерен поделиться практическими наработками.

Жан-Пьер признался, что действительно с огромным уважением относится к белорусской истории (выше говорилось о наработках отечественной школы тенниса), в особенности к той ее части, которая отличается военным героизмом.

"В один из моих предыдущих пяти визитов в Минск я гулял по городу вместе с Викиным отцом, – вспомнил фитнес-тренер. – Федор Михайлович рассказал мне ужасную вещь, которая никак не зафиксирована во французских книжках по истории. Оказывается, Беларусь сыграла большую роль в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, заплатив за это высокую цену, и что только Минск был уничтожен на восемьдесят пять процентов. Просто с ума сойти!.. Поэтому, я считаю, то, чего вам удалось достичь за последние годы, заслуживает огромного уважения.

Я с интересом наблюдаю за тем, как ваша страна переходит от советского образа жизни к современному пониманию мира. В столице Беларуси построено много новых отелей, по-прежнему радует глаз эта изумительная Национальная библиотека, строятся новые большие стеклянные здания – высокие, почти как в Катаре. А еще у вас есть замечательная хоккейная сборная, которая на последнем чемпионате мира вышла в четвертьфинал. Хотя Вика, конечно, лучше этой команды, так как является одной из сильнейших спортсменок мира в своем виде спорта".

После недельной побывки в Минске, Виктория улетела в Великобританию, где приняла участие в одном из турниров, предвосхищающих старт в Уимблдоне. Тот факт, что Вика снялась с участия в соревнованиях уже после первого матча, не стал для ее штаба большим откровением. Она получила легкое повреждение задолго до поездки в Бирмингем.

"Вика очень невезучая девушка, если мы говорим о травмах, – убежден Жан-Пьер, – а повреждение голеностопа уже можно назвать ее хроническим заболеванием. Когда она звала меня в Беларусь, я предложил ей провести здесь шоковую терапию, если у нас будет необходимое оборудование. В итоге мы сделали эту процедуру".

По сведениям Белорусской теннисной федерации, постоянное наблюдение за состоянием Виктории со стороны Жан-Пьера должно позволить белоруске подойти к "Уимблдону" в оптимальном состоянии, о чем организация сообщила на официальном сайте.

Трудно сказать, сможет ли французский физиотерапевт привести тело Виктории Азаренко в состояние "полной боевой готовности" так скоро, однако в то, что это все же случится, верится небезосновательно. Доверие со стороны ведущих теннисистов планеты было завоевано Жан-Пьером благодаря профессионализму, внимательному отношению к деталям, проповедованию индивидуального подхода в работе и искренней вере в подопечного атлета. В конце концов, однажды Джей Пи уже помог Азаренко взобраться на вершину мирового женского тенниса. Так почему же им не повторить этот трюк вместе еще раз?

"Хотя уже сейчас список побед Азаренко выглядит внушительно, она еще молода и многого может добиться в спорте, – считает Брюер. – Думаю, ее решение о смене команды было смелым и умным. Новые люди должны помочь ей расширить ее представление о теннисе и стать лучше. Чего только стоит сотрудничество с Сашей Бажином! Он – уникальная находка для нас, и нам остается лишь усердно трудиться, чтобы вновь обратить внимание мира на красоту бриллианта по имени Виктория Азаренко".

Новости по теме

Новости других СМИ