"Отзвенели". Тренер сборной Беларуси по плаванию расшифровал причину провала на ЧМ по плаванию

Сергей ВишневскийSPORT.TUT.BY

Главный тренер сборной Беларуси по плаванию Дмитрий Манцевич в интервью SPORT.TUT.BY назвал основные причины провала лидеров сборной Беларуси на чемпионате мира-2015 по водным видам спорта в Казани, где ни один из белорусских пловцов не добрался до финала.

— В начале сезона вы пообещали, что от пловцов стоит ждать сюрпризов. Чемпионат мира в Казани их преподнес, вот только оказались они неприятными…

— Да, конечно, выступление в Казани явилось для нас неожиданностью. Готовились совершенно к другим результатам. Тем более, что динамика показателей спортсменов в этом году, в том числе за месяц до чемпионата мира, позволяла верить в лучшее. В июле некоторые, в том числе и Саша Герасименя, выходили на запланированные секунды — лучшие в сезоне и одни из лучших в спортивной карьере (24,62 на 50 м кролем и 53,81 на 100 м). Это результаты, которые она показывала раньше в полуфиналах чемпионатов мира и Олимпийских игр.

Наш опыт и наш план подготовки предполагали рост и улучшение результатов с момента окончания горной подготовки и до старта мирового форума.

— Но вышло так, что на чемпионате мира лидеры команды значительно уступили не только собственным лучшим результатам в карьере, но и секундам, показанным в середине июля на Кубке Беларуси в Бресте. Промахнулись с пиком формы?

— Действительно, положительная июльская динамика не продолжилась и не стабилизировалась в Казани. Поначалу мы были в очень расстроенном состоянии, потому что не понимали, что происходит. Но потом тренерский состав, научные работники, медперсонал собрались вместе и обсудили ситуацию. Все эти люди находились к команде все периоды подготовки — осенний, зимний, весенне-летний — и наблюдали за состоянием спортсменов. В итоге пришли к следующим выводам, которые попробую донести и вам.

С сентября прошлого года мы перешли на другой принцип планирования тренировочного процесса в годичном макроцикле. Он включает три одинаковых периода. Это успешная современная методика. В Беларуси мы попробовали ее только сейчас. Первый цикл длится с сентября по декабрь и венчается стартами на короткой воде (чемпионаты мира и Европы). Следующий цикл — с января до конца апреля-начала мая. В апреле мы участвуем в международных стартах и проводим чемпионат Беларуси. Затем следует цикл с мая до августа, он завершается главными летними соревнованиями сезона. Каждый из циклов продолжается 15−16 недель.

Смысл всей этой схемы в том, что в течение года трижды повторяются основные принципы, методы и средства построения тренировочной нагрузки. Анализируется реакция спортсменов и то, какой выход дает проделанная работа на соревнованиях.

В паузах между этими циклами есть возможность вносить корректировки и совершенствовать эту программу подготовки.

По ходу первых двух циклов мы завоевали 6 лицензий на Олимпиаду-2016, были установлены рекорды Беларуси, личные рекорды. Некоторые результаты наших пловцов вошли в десятки лидеров сезона в мире (Саша Герасименя, Павел Санкович, Евгений Цуркин).

Система подготовки предусматривает проведение в каждом из циклов сбора в условиях среднегорья. Сборы проводятся в промежутке от 8-й недели цикла, но не позже, чем за 4 недели до главного старта.

В первых двух циклах мы проводили сборы в Фон-Роме, расположенном во французских Пиренеях — одном из популярных центров подготовки (были там в октябре и в марте). Мы знали, какой эффект дает эта подготовка, через какое время после нее наступает выход на пик формы. В случае с Фон-Роме — с 19-го на 35-й день. Это оптимальный промежуток для выступлений после горной подготовки.

Но в третьем цикле мы, к сожалению, не могли отправиться в успешно опробованный Фон-Роме, потому что центр закрылся на капитальный ремонт. Пришлось искать другой центр. Коллеги из Казахстана подсказали базу на озере Иссык-Куль в Кыргызстане. Дополнительным аргументом в пользу этого варианта был то, что центр находится на полдороги в Южную Корею, где проходила Универсиада-2015, куда отправлялась часть нашей команды.
Раньше мы там никогда не были и не знали эффекта, который дает подготовка на Иссык-Куле. Там были хорошие условия, все понравилось. Отлично потренировались. После возвращения делали медико-биологические срезы — анализ состава крови, гормонов, анализ «состав тела». И результаты радовали, были на максимуме, спортсмены «звенели», как говорится.

Часть сборной уехала на Универсиаду, а Саша Герасименя, Света Хохлова и другие поехали на соревнования в Загреб. Потом был Кубок Беларуси в Бресте. И там снова был прогресс результатов.

Если в марте после гор Фон-Роме Евгений Цуркин на сотне баттерфляем плыл 52,20 (сразу же после гор), то через три недели он плыл эту дистанцию уже за 51,44 — это на тот момент второй результат сезона в мире! Он был очень доволен, потому что это время лучше, чем на чемпионате Европы-2014 в Берлине.

После Иссык-Куля на Универсиаде Евгений показал 52,12, и мы ожидали, что до чемпионата мира он еще добавит.

Схожая ситуация и с Герасименей. После Фон-Роме она плыла сотню кролем за 54,40, а полтинник — за 24,94. После Иссык-Куля на Кубке Беларуси было 53,81 и 24,62. Подчеркну — это сразу после гор. Ожидалось, что на чемпионате мира эти секунды станут еще быстрее. Уверенность в это вселяло и состояние спортсменов на заключительном этапе подготовки в Словении. Было видно, что они набирают форму. Но когда приехали на чемпионат мира в Казань, то увидели, что с каждым днем наши подопечные тухнут и тухнут.

Проанализировав ситуацию, мы пришли к заключению, что дело в разнице высоты, на которой расположены центры в Фон-Роме (1950 м) и на Иссык-Куле (1600). Дело в том, что Иссык-Куль расположен на 350 м ниже, поэтому эффект этого сбора наступил раньше, чем после сборов в Фон-Роме. Как я уже отмечал, после французских гор на оптимальные кондиции спортсмены выходили в промежутке с 19-го на 35-й день, а после Кыргызстана — с 15-го на 30-й. А чемпионат мира в Казани пришелся на промежуток с 32-го на 40-й день. Получилось, что наш пик формы был раньше.

Это произошло из-за того, что мы вынуждены были поменять место подготовки. Центр во Франции, кстати, будет закрыт еще всю осень, и возобновит работу в январе, и мы уже зарезервировали там места. Будем готовиться и во втором, и в третьем циклах, непосредственно перед Олимпиадой в Рио-де-Жанейро.
Вот такие, собственно, причины неожиданной для нас динамики результатов на чемпионате мира.

— А что нужно было сделать, чтобы не потерялся эффект от Иссык-Куля? Продлить там пребывание?

— Ну да, можно было остаться там дольше, и мы над этим думали. Но приближалась Универсиада, она диктует свои сроки.

— Вы рассказывали, что при подготовке пользовались также горными комнатами на велодроме «Минск-Арены». Но от разных спортсменов доводилось слышать, что эффект от нее может быть непредсказуем: кому-то идет на пользу, а кому-то — наоборот…

— К сожалению, горные комнаты на «Минск-Арене» не приспособлены для той методики, по которой мы хотим их использовать. Мы хотим использовать их для сна. Но они там оборудованы как фитнес-центры, чтобы в них тренироваться.

В плавании же распространена практика, когда спортсмены спят в горных комнатах, а тренируются в обычных условиях. Ведь оборудовать высокогорные условия в бассейне сложно — слишком большое пространство.

— Но можно поставить кровати в фитнес-центре и там ночевать.

— Мы так и делали в январе и пару раз в феврале. Но эти комнаты все же не адаптированы для сна. Когда поставили кровати, получилась комната на 10 человек, и вентилятор работает так, как в фитнес-центре — шумно, мощно, с напором. О полноценном сне речи в таких условиях быть не может, мы даже снотворное давали, и уговаривали ребят. Но толку немного.

В то же время наши конкуренты такими методиками пользуются, отдыхая в горных комнатах. Кстати, на приеме у министра спорта мы забыли сказать про высокогорные палатки, в которых спят спортсмены. Нам тоже такие нужны. А в Дубае даже создан гостиничный целый комплекс, где созданы условия высокогорья. Спортсмены и днем там время проводят, и кушают, и спят. А тренируются в обычных условиях — выходят в бассейн и плавают. Знаю, что там готовится сборная ЮАР, например. Тот же Чад ле Клосс, чемпион мира.

А Майкл Фелпс и многие другие спортсмены пользуются горными палатками, которые ставятся на постель. В них создается эффект высокогорья — 3500 м, 4500 м, 5000 м… В итоге получается эффект как от приема эритропоэтина. Его использование запрещено, а такой метод — разрешен. Когда мы идем на допинг-контроль, в анкете надо указать, тренировались ли в горах, или жили там, использовали ли в подготовке барокамеры.

— Помимо вынужденного сбора на Иссык-Куле, были еще какие-то проблемы в подготовке? Питание, фармакология, экипировка, восстановление — с этим были вопросы?

— Ну, Иссык-Куль — не проблема, а неправильный расчет. Это моя ошибка, но она вынужденная. У меня не было опыта работы в той местности. Не знал, как этот сбор скажется на спортсменах. В Цахкадзоре в Армении были, в Фон-Роме, в Южной Африке. Но и отказ от поездки на Иссык-Куль — тоже не выход, это ведь тоже изменение того плана подготовки, который мы выстроили.

С остальным проблем нет. Все здоровы, никакой фармакологии мы не используем: все, что помогает — запрещено, а то, что разрешено, не настолько и помогает. Надо хорошо питаться. Используем белковые, углеводные добавки, витамины. Стандартный набор. Никаких инъекций или капельниц не делаем, мы от этого ушли.

Мы первый год плавали по новой схеме. И в связи с этим проблема если и была, то психологическая. Ребята вышли на тот уровень результатов, на котором они очень хотели быть (у Цуркина был второй результат сезона в мире, у Санковича — четвертый). И выйдя на такой уровень, нужно научиться с этим жить. Нужно привыкнуть к тому, что ты один из тех людей, которые задают тон в мировом плавании. Это серьезное психологическое испытание. Теперь у них этот опыт есть.

А для Саши Герасимени это был первый чемпионат мира после 2011 года в Шанхае, где она взяла золото. После серебряной Олимпиады-2012 прошлогодний чемпионат Европы стал для нее первым топ-турниром, но из-за травмы он не был успешным. Думаю, возвращение после паузы сильно давило на Сашу.

— В одном из интервью Саша отметила, что в начале года ее подготовка была несколько изменена, и что акцент сделан на технические моменты, которые до того не совсем удавались. Переделывать технику зрелому спортсмену сложно. Не могло ли это отразиться на результатах?

— Все эти проблемы в основном касаются старта. Она в этом компоненте все еще много проигрывает. Этой проблемой мы и занимались — работали со специалистами в Голландии, Эстонии. Они подсказали, как нам улучшить старт.

Но техника старта не влияет на проплывание дистанции. Она не менялась. На Олимпиаде в Лондоне Саша проплыла быстрее всех, ее скорость была самой высокой. Даже сегодня еще так не плывут, как она плыла в Лондоне. А вот выход со стартового блока… Он у нее чересчур высокий. Если объяснять упрощенно, надо прыгать вперед и вниз, а она прыгала вперед и вверх. Угол выхода со старта был высоким и, соответственно, вход в воду — глубоким. И после этого дольше выбираться наверх.

— Насколько сложно это изменить?

— Это зависит от двух вещей — от координационных способностей человека. Многим пловцам очень сложно менять старт. А вот Евгений Цуркин очень быстро модернизирует технику старта. А второе — это стаж плавания. К примеру, Саша уже столько лет плавает, она уже тысячи раз совершала этот прыжок, что менять тяжело. Молодым здесь, конечно, проще, потому что навык еще не такой устоявшийся.

А вот у Светы Хохловой порой до плача доходит. Говорит: «Надо мной уже столько лет бились, и ничего не смогли сделать. Я это уже не изменю!».
Это действительно очень непросто. В Америке она делает полтора часа прыжков, но она выполняет их неправильно! Какой смысл в этих повторениях, если ты неправильно их выполняешь? Но у нас еще будет время, чтобы поправить этот элемент. Пока у нас его было мало. Но его оказалось достаточно, чтобы она смогла завоевать лицензию «А» на Олимпийские игры.

— В прошлом году вы с уверенностью утверждали, что Саше Герасимене был необходим перерыв после лондонской Олимпиады. Но недавно вы высказали мысль, что, возможно, эту паузу брать не стоило, потому что она утратила соревновательные навыки.

— Да, как оказалось, для нее этот фактор стал дополнительной психологической нагрузкой.

Все-таки большому спортсмену отсутствовать на больших стартах нежелательно. Хотя перерыв-то ведь во многом был вынужденным: травмы обострились, надо было залечивать. Она участвовала в Универсиаде, других стартах. Но, возможно, там не было такого соревновательного накала. Мы думаем поменять эту ситуацию, стараться выезжать на турниры и теснее знакомиться с конкуренцией, учиться побеждать в состязаниях с сильными соперниками. В этом смысле у нас показательным получился открытый чемпионат Испании в Малаге в начале апреля. Там Евгений Цуркин одну дистанцию поляку Конраду Чернику проиграл, а другую — выиграл. А потом Черник оказался чемпионом Европы.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter