Хоккеист "Юности": Захаров еще с лета начал гнобить, а потом натурально забирал мои деньги

Артур Жоль, "Прессбол"

Александр Рядинский. Фото: belarushockey.com
После проигранного финала Кубка Салея в минской «Юности» пошли на кардинальные меры и с формулировкой «не оправдавшие надежд» выставили на драфт отказов сразу троих опытных хоккеистов — защитников Александра Рядинского и Ивана Усенко, а также нападающего Дмитрия Мелешко.

Ни один клуб экстралиги не решился выкупить контракты кого-либо из троицы, и все остались в столице. Правда, теперь, согласно «Статусу хоккеиста», их зарплаты могут сократить на 40 процентов. Как выяснилось, в случае с Александром Рядинским это уже сделано. На днях мы набрали номер 38-летнего ветерана, чтобы справиться о текущих командных делах и послекубковых настроениях, а услышали желание пообщаться более обстоятельно.

Оказывается, рекордсмен чемпионатов Беларуси по количеству матчей (821), недавний капитан «Юности», который в прошлом сезоне выиграл с минчанами все турниры, нынче угодил в опалу к Михаилу Захарову и собирается менять место работы. Перед диктофоном он был откровенен и прямолинеен.

— Как вы узнали о выставлении на драфт отказов?

— Пришел на арену. Один из помощников Захарова сказал, что руководство и тренерский штаб приняли такое решение. Я в команде не первый год, выиграл с ней большинство трофеев. В прошлом сезоне, считаю, здорово смотрелись. Победили в Кубке, «регулярке», плей-офф. Думаю, есть и мой немалый вклад в эти успехи. А здесь такая новость… Честно говоря, шок! Ладно были бы какие-то претензии по игре, ошибался бы. Но ведь неплохо выступили в Лиге чемпионов, за исключением последнего поединка, где «влетели» 0:5. Моей вины там особо нет: как защитник свою работу выполнил — не пропустил ни одной шайбы. В финале Кубка Салея, где уступили 1:4, — тоже ни одного проигранного микроматча. Да, очков не набрал, однако с основными обязанностями справился.

В этом году подписали новых людей, естественно, за хорошие деньги, которые должны давать результат. С них, считаю, и надо спрашивать. У меня же один из самых маленьких контрактов. Но получается, что команда проиграла, высокооплачиваемые хоккеисты ничего не сделали, а крайним оказался я.

— Как вы в последнее время ладили с Михал Михалычем?

— Честно говоря, он еще с лета «подсел» на меня, начал гнобить. Все пошло с того, что тренер захотел начать предсезонку 15 июня. А контракт у меня с 1 июля. И как тренироваться? А если травма — кто оплатит лечение? Тем более что в клубе после завершения прошлого сезона так и не вернули отпускные.

Начислили всего 120 рублей. Полностью отдали только тем, кто уволился. Они обратились к юристам и сразу же получили деньги. Остальным до сих пор должны. Боялись куда-либо обращаться, чтобы не создавать конфликт, а то их могли бы, как меня сейчас, выставить на драфт. Я собирался взять кредит в банке, чтобы как-то провести лето. Однако получил отказ: «У вас нет заработной платы за последние три месяца». Если кто-то говорит, что мы играем за баснословные деньги, то мне хочется спросить: «А где эти деньги?». Перед началом сезона команде сказали, что выделен большой бюджет под Лигу чемпионов. Я этого на себе не ощутил. Играл за скромный контракт, и теперь его еще на сорок процентов урезали.

— Что, правда, собирались кредит брать?

— Правда. А почему нет?

— Всегда казалось, что большинство хоккеистов за карьеру откладывают финансовую подушку безопасности…

— У меня такой нет. Последние лет пять нормально не зарабатываю. А дома жена, двое детей. Надо за учебу платить. В свое время давали хорошие зарплаты в «Керамине», еще в некоторых клубах. Теперь зарабатывают в КХЛ. Или легионеры в «Юности»…

— В принципе, не такая уж плохая затея — перед Лигой чемпионов начать тренироваться пораньше.

— Это понятно — ничего против не имею. Но надо такой труд тоже как-то оплачивать. А то ни отпускных, ни зарплаты. И опять же: а вдруг сломаешься? Какая компания возместит страховку за травму на рабочем месте, если ты еще не трудоустроен? Поэтому занимался самостоятельно, присоединился к команде 1 июля в хорошей форме, изложил свою позицию Захарову.

— В чем проявлялся его «прессинг»?

— Натурально забирал мои деньги. Контракт был составлен следующим образом: если провожу за месяц восемьдесят процентов матчей — получаю весь оклад, если меньше восьмидесяти — около половины. Это делалось с тем расчетом, что хоккеист я уже возрастной и могут преследовать травмы. Клуб перестраховался.

Ладно, согласился на такие условия. Но травм нет. Хочу играть и выхожу против «Шахтера», «Немана», «Гомеля»… Получается, против сильных соперников я нужен. А потом встреча с «Брестом» или «Могилевом» — вне состава. Спрашиваю у тренера: почему? Ответ: «Это мое решение». Но вы же знаете тонкости контракта, сами его утверждали и специально так делаете. Доходило до того, что побеждали «Младу» и «Векше», я выигрывал свои микроматчи, не пропускал, а потом на тренировке катался девятым-десятым защитником и в следующих поединках не выходил. В месяц достаточно не поставить на два матча, чтобы не платить ползарплаты. Подсчитал октябрьскую статистику: из восьми игр чемпионата провел шесть — это семьдесят пять процентов. Ровно столько, сколько надо, чтобы не дали вторую часть оклада. Все продумано.

Три месяца терпел, думал, разрулится, докажу. А теперь понимаю: надо было еще до старта «регулярки» искать другое место. Не получаю даже полагающегося по одному из самых маленьких контрактов в команде. А после драфта и сокращения на сорок процентов будут вообще смешные деньги. Но извините — я очень многое сделал для этого клуба. И чужого не прошу — просто хочу взять свое. Аналогичные слова говорил еще при подписании соглашения.

— Чем конкретно Захаров мотивировал выставление на драфт?

— Конкретного ответа не услышал. Только: «Да ты слабый! Хуже всех!». Спрашиваю: «В чем хуже?». Статистика пропущенных шайб — одна из лучших в команде. У нас все подробно расписано и вывешено в раздевалке: кто сколько сыграл, сколько забросил, сколько пропустил… Сам же Захаров эту статистику всю жизнь и ведет. Причем постоянно хвалил защитников, при которых команда не пропускает. Говорил: «Это лучшие защитники!». А сейчас, получается, уже не лучшие?.. Потом обвинил: «Ты пропустил последний гол от „Немана“ в финале Кубка». Но меня в то время на площадке не было: «Михал Михалыч, вы с кем-то путаете. Или специально врете». При мне в финале действительно не пропустили ни разу.

В общем, внятных причин так и не услышал. Видимо, сугубо личная неприязнь. Потом тренер начал вспоминать прошлые годы: «Да ты ушел в Гродно в свое время…». Так вы же меня тогда точно так же гнобили — вот и ушел! Как я мог остаться, если нормального контракта не давали? Тоже звали людей за деньги, а меня хотели оставить за просто так. Из Гродно позвонили, предложили достойную зарплату — вот и уехал. Какие вопросы?

Потом припомнил полную чушь: «Да ты в 2007-м играл в „Керамине“, когда мы третьими стали! Хотя Солонец (бывший гендиректор „Юности“. — „ПБ“.) тебя звал». Я начал восстанавливать в голове события: ну да, приходил к Солонцу — это правда. Поговорили, сказал, что имею контракт в «Керамине» — на том и разошлись.

Дальше началась откровенная грязь: «Да ты старый, давай заканчивай…». Так если я старый, скажи в конце сезона, что команда берет курс на омоложение, ветераны ей не нужны — и разойдемся по-человечески. Не придется выставлять на драфт, делать козлом отпущения и позорить перед всей страной. Но ты же предлагаешь переподписать контракт, и когда нужен опытный защитник в матчах с сильным соперником, то ставишь в состав! Сейчас, если случится какой-то спад, опять понадоблюсь. И какой же это «старый»?

— Когда возвращались в «Юность» в 2015-м, не было опасений, что возможны какие-то конфликты с Захаровым?

— Нет. Команда четыре года не становилась чемпионом, видимо, он очень хотел снова победить. Переступил через себя, пригласил. Нормально поговорили по душам. Я сказал: «Вы знаете меня как хоккеиста и человека. Сделаю все на благо клуба». Вроде и сделал — в минувшем сезоне выиграли все турниры, в которых участвовали. Недавно Михал Михалыч сказал: «Если сравнивать прошлогодний и нынешний составы „Юности“, то выбрал бы прошлогодний». Так я был в прошлогоднем. Завоевал с ребятами путевку в Лигу чемпионов. Как выяснилось, для того чтобы потом приехали другие люди и зарабатывали здесь деньги, а я остался крайним. Так же было в 2011-м перед уходом в «Неман». В тот год выиграли Кубок, чемпионат и Континентальный кубок, а я набрал шестьдесят очков за сезон. Пришел переподписывать контракт и слышу: «Знаешь, нет для тебя денег». Обидно. Хочется ведь и финансово чувствовать, что ты важен команде. Век хоккеиста короток. Кажется, только недавно начинал, двадцать лет было, а уже тридцать восемь.

— Может, приучили, что Рядинский готов играть за небольшие деньги?

— Не исключено. От моей настойчивости тоже многое зависело.

— С руководством общались после выставления на драфт?

— Руководство претензий не имеет. Сказали, все решает главный тренер.

— Так понимаю, вас лишили капитанской нашивки по его же инициативе?

— У нас все по инициативе Захарова. Михал Михалыч, наверное, считает себя великим человеком, и величественнее никого не должно быть. Цезарь, как мы его называем. Но не одному же Захарову вершить судьбы людей. Да, по белорусским меркам, великий специалист, но в такие минуты не надо забывать, что большинство трофеев выиграли вместе. Я не застал только первые три чемпионства «Юности». А все, что было у команды с 2008-го, добыто при мне. Континентальный, четыре золота экстралиги, четыре Кубка…

Возвращаясь в команду, всегда говорил: «Михал Михалыч, все сделаем! Все выиграем!». И никогда не подводил. А сейчас он набрал высокооплачиваемых игроков, а козлом отпущения сделал Рядинского. Сказал: «Мне мэр поручил разобраться». Ну так разбирайся с теми, кто пришел «под результат». Как происходит в НХЛ, КХЛ… А то устроили показуху. Разве это пример для молодых ребят, которые будут знать, что даже если чего-то добьешься и будешь держать марку — любой тренер может тебя в одну секунду сгнобить?.. Михал Михалычу это ничего не стоит. У него есть золотое правило: «Все равно когда-нибудь ошибешься, и я тебя выгоню». А ошибается любой игрок. Так что нетрудно найти повод и выгнать.

— Почему, на ваш взгляд, проиграли «Неману» Кубок?

— Честно говоря, не та команда была, что побеждала в Лиге чемпионов. Не хватало динамики, бежалось тяжело. Видимо, в яму попали. Может, если бы готовились целенаправленно к финалу, то смогли бы выйти на пик. Но нам пришлось готовиться под «Младу», «Фрелунду» — оставили там много сил.

— В коллективе нет разлада из-за того, что кто-то имеет значительно больше остальных?

— Не знаю, не могу ничего по этому поводу сказать.

— Что теперь?

— Без понятия. Видимо, буду искать другой клуб — смысл за такую зарплату здесь сидеть? Нет никакого стимула выходить и играть. Но сразу нелегко что-то найти — составы у многих сформированы. Надо подождать. Хотя есть два неплохих предложения — не из Беларуси. Раздумываю. Только раньше, когда был помоложе, было проще — собрался и уехал. А сейчас ребенок растет, не хочется срываться. Дочь танцами увлекается, ее недавно взяли в группу поддержки «Юности». Несколько недель назад дебютировала на домашнем матче. Думала, будет за папу танцевать — а папа уже и не нужен клубу. Переживает. Вот заболела — видимо, это тоже сказывается на здоровье.

Я родился в этом городе, воспитанник «Юности»… Почему сейчас должен куда-то уезжать, а другие — оставаться за хорошие деньги?.. И если уж хотите выпроводить, то поступайте по-человечески — увольняйте и выплачивайте компенсацию. А не драфты отказов, сокращения…

— Несколько лет назад вы ездили на Украину. Как вам тот опыт?

— Нормально. Только война началась. Сразу все развалилось, стали накапливаться задолженности.

— Если не останется выхода, поедете за рубеж?

— Конечно, а что делать? Думаю, после этого интервью в Беларуси будет нелегко трудоустроиться. «Юность» начнет мешать. Бывает, звонишь в клуб, а там говорят: «С нами уже связывались. Говорили, чтобы мы вас ни в коем случае не брали — очень слабый». Когда-то хотел перейти в одну белорусскую команду. Тренер горел желанием видеть: «Приезжай, выбью под тебя контракт. Только ни с кем пока не подписывай». Ладно, не вопрос. Потом перезванивает: «Саша, а ты что, нашему руководству дорогу перешел? Директор наотрез отказывается брать». А я ни разу в глаза не видел того директора. Видимо, нашептали…

— Сколько еще отмерили себе в хоккее?

— С такими, как Михал Михалыч, который везде ставит палки в колеса, можно уже и закончить. Но хочется поиграть. По себе чувствую, что сил и желания еще хватает, статистика достойная…

Новости по теме

Новости других СМИ