Коноплев: Системе госуправления я не нужен

Юрий Михалевич, фото Андрей Градабоев, SPORT.TUT.BY

Бывший спикер Палаты представителей вспоминает, как Григоров и Алексеенко вынудили его возглавить федерацию гандбола и чем были полезны виду спорта "терки" между Бородичем и Наумовым.

Владимир Коноплев убежден, что президент страны мог бы стать олимпийским чемпионом во многих видах спорта, а также рассказывает о страсти ходить пешком.

"Не пустят в Испанию, буду смотреть чемпионат мира в пабе у сына"

– Владимир Николаевич, случилось то, чего вы так долго ждали. Мужская сборная по гандболу пробилась на чемпионат мира. Как праздновали победу?

– Правду рассказать?

– Да.

– С мужской командой у нас есть договоренность. Добились парни важной победы – у меня для них ресторан. Идем на вечер кто с женами, кто с любимыми девушками. Первый свой ресторан сборная заработала победой над румынами на отборочном этапе. Сейчас вот второй раз собрались. Начали гулять в шесть часов вечера 18 июня, а закончили где-то в четыре утра. Пришли олимпийские чемпионы, бывшие тренеры сборной. К сожалению, Каршакевич и Миронович улетели в отпуска. Отправил их отдыхать накануне, поэтому их не было. Шароваров, Барбашинский, Михневич, Свириденко. Пригласили также и главного редактора "Советской Белоруссии" Павла Изотовича (Якубовича – прим. ред.). Видите, газета его у нас на столе (показывает)!

– Тема гандбола на первой полосе.

– Впервые за много-много лет. И заслуженно. Знаешь, чувствовал, что игра "дома" получится сложнее, чем на выезде. В первом матче, возможно, словаки просто не ожидали такой прыти с нашей стороны. И мы выиграли. Победа по итогам двух встреч далась за счет силы духа, за счет воли. Кто видел матч, понимает, о чем я говорю.

– Когда счет в ответном поединке со словаками был в пользу соперников, речь о шести мячах, под рукой оказался валидол?

– Мне он был не нужен. Обычно ведь сборная во втором тайме играет сильнее, чем в первом. Прибавляет по ходу матча. Зато когда игра пошла мяч в мяч, разволновался. Думал, на последних минутах встречи уйдем в отрыв. Но этого не произошло. Честно говоря, на следующий день сердце болело. Это ж столько нервов было отдано! А мне ведь скоро 60 лет будет.

Знаю, некоторые удивлялись тому, почему мы радуемся, когда финальная сирена зафиксировала счет 24:25 в пользу словаков. Объясню. Результат – он определяется по сумме двух матчей. На выезде мы выиграли 26:24. Так что, можно считать, второй матч сыграли вничью.

– Один из ваших сыновей владеет рестораном. Там и гуляли?

– Если говорить о сыне, то это кафе-бар. И он является его совладельцем. Вы понимаете, что такое кафе-бар? Это пивной паб. Стыдно было бы вести туда людей. Там так прокурено! Редко туда выбираюсь. Хотя кухня прекрасная, как и пиво. Обстановка для молодежи – лучше не придумаешь. Я вот что думаю. В Европу я невыездной. Так что если не получится поехать на чемпионат мира по гандболу в Испанию в следующем году, буду смотреть его по телевизору с друзьями в пабе у сына.

– Результат сборной ничего не меняет? Дорога в Европу вам закрыта?

– Я в Европу не рвусь. Не пускают? Что ж, это их своеобразная "демократия". Но по идее, если в Европе проходят события мирового уровня, они просто обязаны пустить. Сейчас вот стоит вопрос по Олимпийским играм в Лондоне. Должны пустить президента, представителей других невъездных стран, но пустят ли? Европейцы делают, что хотят.

– Хорошо, мы едем на чемпионат мира. Но что дальше? Какие новые цели у гандбола?

– Для того, чтобы хорошо выступала одна команда, работать должна система. Поэтому много времени уделяем школе белорусского гандбола – нашей кузнице кадров. За ней будущее. Уже сейчас радуют успехи молодежи. Ребятам 1992 года рождения совсем чуть-чуть не хватило для того, чтобы отобраться на чемпионат мира. А вот 1994 год готовится к своему чемпионату, который пройдет в июле. Однако мы понимаем, что гандбол должен быть не только в Минске, но и в регионах. Продвигаемся в этом направлении. Переживаю за родной Могилев. До местных руководителей, отдельных деятелей не доходит то, что нужно развивать вид спорта.

Хочу через вас поблагодарить президента Международной федерации гандбола Хассана Мустафу. Только благодаря ему Сергей Рутенко выступает сейчас за сборную. Сергей ведь долгое время играл за словенцев. По международным правилам он должен был провести один сезон в белорусском чемпионате, чтобы вернуться в национальную команду после "карантина". Я думаю, это неразумное правило. Оно ущемляет права игрока. Мы со своей стороны, конечно, были бы рады тому, что Рутенко играет в Беларуси. Но мы не можем дать ему такой же контракт, какой он имеет в "Барселоне".

Кстати, знаю, некоторые арабские страны предлагали Сергею большие деньги только за то, чтобы он принял их гражданство. Мы не можем дать ему и сотой доли тех денег. Если не тысячной. Но он на это не пошел. Рутенко – настоящий патриот. В отличие от некоторых личностей. Которые меня обманывали, принимая российское гражданство. Имен называть не будем (речь о Сергее Горбоке – прим. ред.). Не хочу произносить фамилию этого гандболиста.

Заканчивая тему целей белорусского гандбола, мы мечтаем об Олимпийских играх в Рио. Как будет? Один Бог знает. Для начала нужно попасть на чемпионат Европы. В нашей отборочной группе румыны, словенцы и исландцы. Все дружины по классу равны. Будет непросто.

"Работаю советником по внешнеэкономическим вопросам в компании хорошего товарища"

– Считаете ли вы 2005 год отправной точкой в движении белорусского гандбола вверх? Тогда президент страны выразил неудовлетворение состоянием дел в виде.

– Честно скажу, президент напрямую мне ничего не говорил на счет гандбола. И вот однажды ко мне пришли Александр Григоров, тогда министр спорта и туризма, и Геннадий Алексеенко, первый вице-президент НОК, с поручением от президента. Мне тогда, поверьте, было не до гандбола. Своей работы хватало: округ, депутаты. Поэтому я им отказал. Тогда они ко мне пришли во второй раз: "Не согласитесь, – говорили, – нам придется оставить свою работу!" Как я мог подвести друзей? Конечно, согласился! Это потом стал жалеть, что так поздно принял руководство федерацией. Мог бы сделать это на пять лет раньше. Ко мне приходил депутат Юра Кулаковский, товарищ мой, и Александр Гречин, главный судья чемпионата страны. Предлагали, но мне нравилась депутатская работа. Отказался. Но гандбол меня настиг.

Бережков (Владимир Бережков, главный редактор "Прессбола" – прим. ред.) недавно высказался, что хоккею нужна диктатура Коноплева в гандболе. Но, поверьте, у меня нет никакой диктатуры! Хотя бы потому, что я не могу быть компетентным во всех вопросах. Поэтому у меня есть Юрий Терещенко, исполнительный директор федерации, тот же Гречин, аксакалы гандбола, как тот же Миронович. Советуюсь с ними. И если что-то идет не так, с них спрашиваю! Председатель федерации нужен для того, чтобы обеспечить материально. Сегодня, когда я не нахожусь на государственной службе, не пользуюсь административными "рычагами", делать это сложнее. Выстраиваю доверительные отношения с людьми. Все держится на контактах.

– Интересно, вы получаете зарплату в федерации?

– В федерации я на общественных началах. Ничего не получаю.

– Что же, разгружаете вагоны по вечерам? На что живете?

– Нет, не разгружаю вагоны. Я ипэшник, это раз. Выполняя определенную работу, получаю деньги. Также в компании одного своего хорошего товарища работаю советником по внешнеэкономическим, если так можно выразиться, вопросам. Получаю официальную заработную плату.

– Какая работа вам нравится больше?

– И та, и та. Потому что работа сопряжена с общением, командировками. Нужно ведь заключать договора, как на местном уровне, так и на международном. А у меня сохранились хорошие отношения с бывшими депутатами разных стран. От Китая до Великобритании. Кстати, многие из них недавно приезжали в Беларусь. На последние президентские выборы.

– Кстати, о контактах. Официальные партнеры федерации – предприятия государственной формы собственности. Частники неохотно поддерживают гандбол?

– Есть такое понятие, как внешнее спонсирование. Порой нужны средства на непредвиденные расходы. Встречи, проводы – это было, есть и будет. Где взять деньги? Частники помогают. Недавно нужно было закупить форму для сборной. Ребята-бизнесмены скинулись и купили. Так что и бизнесменам, и министерству спорта и туризма, и Национальному олимпийскому комитету хочу выразить признательность за ту помощь, которую они нам оказывают. Признателен обществу "Динамо" за клуб в чемпионате, который был создан "с нуля". Благодарен президенту страны. За подписанный указ о поддержке гандбольных клубов. Возвращаясь к бизнесменам, сейчас хотим подтянуть "бедные" клубы чемпионата за счет их средств.

Можете себе представить, что бюджет "Стяуа", румынского гандбольного клуба, – 9 миллионов евро. Две лучших команды страны – "Динамо" и БГК им. Мешкова – вместе взятые не располагают половиной от этой суммы. Для того, что бы команда нормально существовала, нужно 15-16 миллиардов рублей. Мы на такие деньги не претендуем. Нам хватит 6-7. До 10 миллиардов. Чтобы ребята не убегали за рубеж. Пока такие бюджеты только у "Динамо" и БГК.

"Главный недостаток Шевцова – интеллигентность"

– Три года назад главный тренер сборной Юрий Шевцов принял решение заново строить команду. Специалисты тогда шептались, критикуя наставника "националки", а вы поверили в него.

– Помню, когда я только возглавил федерацию, спросил у Миши Маевского, ныне гендиректора "Динамо": "Кто лучший из тренеров?" Маевский ответил: "Шевцов – номер один, Свириденко – второй, Малиновский – третий". Спартак Миронович тогда возглавлял сборную. Понятно, что нужно было что-то менять. Спустя время оказалось, что Малиновский – на контракте. Пригласили свободного Георгия Свириденко. Хороший специалист и человек. Но не для национальной команды. Вскоре пожали с ним друг другу руки и по-хорошему расстались. И вот освободился Шевцов. Это профессионал своего дела. Порядочный человек, главный недостаток которого – интеллигентность. Он порой поздно сообщает мне о чем-либо, чтобы не подставить людей. А также, когда против него строят козни. Переживает ситуацию в себе, хотя подлости не терпит. Он был очень расстроен, когда его подвел Горбок (Сергей Горбок, белорусский гандболист, принявший российское гражданство – прим. ред.). Он был расстроен, когда некоторые игроки по просьбе одной команды заявили, что не хотят играть. Он их вывел из состава. Хотя это хорошие гандболисты. Нашел им замену и сплотил коллектив.

Кстати, после победы над румынами Шевцову федерация другой страны, а также иностранный клуб предлагали контракт. Суммы в них больше, чем мы платим Юрию Анатольевичу. Но мы больше предложить не можем. Как вы думаете, с каким вопросом пришел ко мне Шевцов? "Дальше работаем?" – спросил он. За заботами не заметили, как истекло трехлетнее соглашение с тренером. Будем заключать новое. В случае с Юрием Анатольевичем, как и с Рутенко, деньги не играют определяющей роли. А вот патриотизм – играет.

– А как вы убедили Шевцова возглавить сборную? Он ведь рисковал репутацией успешного тренера, принимая ее.

– О, да! Вспоминаю Кипр, когда мы упустили путевку на предыдущий чемпионат мира. Успокаивал, как мог, Юрия Анатольевича. Тогда и родились слова о том, что "мы начинаем с нуля". И сегодня на каждое место в сборной претендует несколько игроков. Раньше просто за счастье было собрать один состав.

– Если бы сборная не пробилась на чемпионат мира, можно было бы утверждать, что проделанная работа коту под хвост? С такой позицией накануне в прессе выступал главный тренер "Динамо" Сергей Бебешко.

– Никак не воспринимаю слова Бебешко. Хорошо показывать результат силами мастеровитых гандболистов. Часто легионеров. Так что Бебешко – это далекий человек от белорусского гандбола. Но, понимаю, было бы обидно за нашу работу. И болельщики расстроились бы, потому что ждут побед от команды. Но наша работа – она целенаправленная, она на перспективу. SPORT.TUT.BY правильно отметил в статье "Воскресение гандбола, или 5 причин, почему белорусы едут на чемпионат мира", что белорусский гандбол наращивает обороты.

А конфликты сборной с "Динамо" были, есть и будут. Как по мне, лучше бы с "Динамо" работал белорус по уровню равный Бебешко. А то, что я вижу? Состав: по четыре украинца и россиянина, литовец, черногорец и четыре белоруса! Разве это команда, которая должна быть базисом для сборной? Много вопросов. Будем их обсуждать с руководством "Динамо". Я не против легионеров в чемпионате страны. Это здорово, когда есть реальная конкуренция. Но если я почувствую, что ущемляются интересы сборной, введу "лимит трех".

– Расскажите от первого лица о том, как на гандбольной карте страны появилось "Динамо".

– О, это вам больше никто не расскажет. Однажды Юрий Федорович (Бородич, председатель БФСО "Динамо" – прим. ред.) пригласил меня к себе. Встретились с ним, попили чай. А он мне говорит: "Владимир Николаевич, мы заработали деньги. Есть возможность создать клуб". Но вы понимаете, что денежные вопросы в стране контролируются президентом. Тогда, помните, президент для хоккейного и гандбольного "Динамо" подписал указ, наделявший их льготами. Позже действие указа было продлено. Формирование же бюджета на следующий сезон будет осуществляться целиком за счет спонсорских вливаний. Во всяком случае, мне так сказал Бородич.

Кстати, раскрою вам еще один маленький спортивный секрет. Появление гандбольного "Динамо" стало возможным благодаря противоречиям, не высказывавшимся публично, между Бородичем и бывшим руководителем федерации хоккея Владимиром Наумовым. Хотя то, что у них были "терки", об этом я узнал гораздо позже.

"Президент мог бы быть олимпийским чемпионом во многих видах спорта"

– Сами спортом занимаетесь?

– В прошлом году принял участие в товарищеском матче по гандболу. Минут десять, правда, побегал за два тайма. Но мне хватило. В кабинете у меня огромная фотография нашего парламентско-правительственного футбольного клуба "11 плюс". Он уже давно существует. Только пятнадцать лет мы участвовали в сочинском турнире, который трижды выигрывали, трижды становились вторыми, дважды – третьими. Теперь в "11 плюс" играют наши дети. Каждый год 31 декабря команда в полном составе собирается в манеже. Двенадцать часов дня, а мы играем в футбол. Потом у нас банкет, подведение итогов года…

– А кто "мы"?

Андрей Зыгмантович, Виктор Сокол, Игорь Гуринович, Кирилл Савостиков, Виктор Новиков, Валерий Величко, Сергей Гуренко, Михаил Сосонко, Геннадий Алексеенко, Анатолий Красуцкий, Андрей Тур, Василий Стражев, Владимир Макейчик, Евгений Ворсин… Такая у нас "тусовка".

Еще я давно люблю большой теннис. Расскажу случай из жизни. 11-летняя Вика Азаренко только готовилась стать звездой мирового уровня. Как раз на тех кортах, куда порой приходил и я. И вот однажды со своим напарником Володей Кадобиным попросили двух девочек сыграть против нас. Хотели проверить свои силы против детей. Думали, выиграем. Выиграли, но только первый гейм. А потом как начали девчонки нас чесать! В общем, они заслужили обещанный мешок конфет.

Еще я однажды играл в паре с нашим известным теннисистом Володей Волчковым. Против президента и Сергея Тетерина. Смотрю, Волчков начал как-то хитро играть! Первый сет в итоге мы проиграли. Говорю напарнику: "Володь, мне кажется, ты поддаешься!" Профессионалы ведь могут так поддаваться, что ты и не почувствуешь разницы. "Ерундой не занимайся! – продолжался наш разговор. – Играй, как можешь!" – "А можно?" – "Можно!" И мы сразу взяли второй сет.

– О президенте в стране и за ее пределами часто говорят – спортсмен.

– Я думаю, если бы он не был президентом, то мог бы быть олимпийским чемпионом во многих видах спорта. Это физически очень крепкий человек, дай Бог ему здоровья! В свое время он занимался борьбой, но всегда любил футбол. Если я играл в защите, то он – только в нападении. Но потом случилась травма, и он стал играть в хоккей.

– Простите, какая травма?

– В одном из матчей (а это было тогда, когда мы вместе работали в Шкловском районе) между командами хозяйств его ударили коленом по позвоночнику. Неумышленно, конечно. Игровой момент. Но в итоге, образовалась грыжа… Спорт президент любит по-настоящему, а не показушно. Спорт – это его образ жизни.

– Вы говорили про больное сердце, а еще вы астматик. Это обстоятельство не мешает заниматься спортом?

– Современные средства для поддержания состояния здоровья позволяют вести полноценный образ жизни. Например, люблю пешие прогулки.

– С Наумовым ходили?

– Еще до него. И сейчас хожу с двумя палками. Называется это действо скандинавской ходьбой. Во время такой ходьбы работает плечевой сустав, что хорошо для сердца.

– Где вас можно встретить с палками? В районе Дроздов?

– Мой домик там один из крайних. Выхожу – и сразу лыжероллерная трасса. Как пойду, позвоню вам. Оставьте телефон! И если уж пойдем, то, имейте в виду, речь идет о восьми-десяти километрах.

– Коллеги просили, поэтому спрашиваю. Не засобирались ли вы часом вернуться в политику? Недавно вы были замечены в обществе президента…

– В политику я никогда не вернусь, хотя предложения были. Не хочу никого обижать. Но в одну воду дважды не входят. К тому же система госуправления в стране отлажена. Она работает, сбоев не дает. Там я не нужен. А вот гандболу готов помогать. Хорошо, что в этом плане меня понимают как снизу, так и сверху.

– Почему вы вообще ушли из политики?

– Вы же знаете официальную версию. Ушел по состоянию здоровья.

– А о чем расскажет неофициальная версия?

– Я придерживаюсь официальной.

– Вы счастливы сейчас?

– Очень счастлив. Хотя поначалу было непросто. Привык, что государственный телефон не смолкает в течение дня, а мобильный – в течение суток. Уйдя из политики, понял, что для некоторых людей был важен не я, а моя должность. Впрочем, разочарование быстро прошло. Это была в своем роде проверка отношений. А друзья друзьями и остались.

Кстати, вот вы говорите, бизнесмены не помогают! Обратился к ним с тем, чтобы поощрить мужскую сборную по гандболу за выход на чемпионат мира. Помогут. И Шевцов, и Рутенко по этому вопросу высказались, что деньги должны быть поделены поровну между гандболистами. Вот так!..

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров