"Мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша..."

Алесь Сивый, "Народная Воля"

Сегодня - ровно год со дня авиакатастрофы под Ярославлем, в которой погибла вся хоккейная команда "Локомотив". В самолете находились и три белоруса - Николай Кривоносов, Сергей Остапчук и Руслан Салей. Мама Руслана - Тамара Гавриловна Салей - вспоминает тот страшный день и рассказывает "Народной Воле" о том, каким был этот год для их семьи.

…Мы беседуем в квартире, где родился и вырос Руслан. На стенах и в секции - многочисленные фотографии хоккеиста. Вот он в майке "Анахайма", здесь - с любимым детками и женой. Тамара Гавриловна часто смотрит на них и плачет. Плачет она и во время нашей беседы.

- Постоянно на успокоительных таблетках сижу, - начинает она. - Глаза на мокром месте, этот год очень тяжелый для меня. Вот и муж 5 июля умер, не знаю, как все это пережить.

- Когда вы последний раз общались с Русланом?

- 28 августа прошлого года. Он приехал в Минск, кажется, из Риги, где "Локомотив" принимал участие в каком-то турнире. Руслаша заехал к нам, поужинали… Всегда приходил, когда был в Минске. Нравилась ему эта старенькая трехкомнатная квартира, в которой он родился и вырос. Здесь же рядом и его детски

- У вас такие просторные комнаты, здесь можно было и шайбу погонять…

- Шайбу в комнате не гонял, но все стулья и столы у нас были в дырках. Я никак не могла понять, откуда они берутся. Позже узнала, что, когда у сына в клюшке ломался крюк, он его сбивал гвоздями. Естественно, на стульях и столе. В первом классе он пошел заниматься хоккеем, начался путь в большой спорт…

"Мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша..."

- Когда приезжал, подарки вам привозил?

- Всегда и всем. Все его очень ждали и любили. Его приезд - это был праздник. Дочь Анжела даже в честь брата свою дочь Русланой назвала. И племянница просто обожала дядю. А вообще, Руслана любили все дети. Он излучал доброту, и дети, видимо, это чувствовали.

- Я знаю, что на аукционе Руслан продавал свои клюшки, майки, а деньги отдавал на благотворительность - в детские дома.

- Да, но он никогда это не афишировал. Даже дома об этом не говорил, мы из газет обо всем узнавали. Для сына это было в порядке вещей. Он вместе с хоккеистами устраивал благотворительные вечера и в Америке.

"Мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша..."

- И семьянин хороший был?

- Лучше и не придумать. Был… Даже не могу себе представить, что нужно говорить о нем в прошедшем времени.

- Вам с Альбертом Викторовичем понравилась Бэттэн, когда сын познакомил?

- Я всегда придерживалась правила, что выбирают не для меня. Поэтому и старший сын Вадим, и дочь Анжела, и Руслан делали выбор самостоятельно. И я всегда говорила Руслану: "Сына, если тебе девушка нравится, то и нам она будет как родная". Жениться по совету родителей -- не всегда хорошо. И мы с отцом очень спокойно отнеслись к выбору Руслана. Если говорить честно, нам хотелось бы, чтобы жена сына была белоруской. Все-таки проще общаться, родственные души… Но он выбрал Бэттэн. И она прекрасный человек. Очень спокойная, мудрая женщина. Сыну было хорошо, а нам - тем более.

"Мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша..."

- У Руслана и Бэттэн трое детей - Алексис, Александро и Эйва. Они не собирались пополнить семью еще?

- Руслан как-то сказал отцу: "Папа, я тебя все-таки обставлю. У нас будет четверо детей". Но, когда в марте прошлого года у них родился третий ребенок - дочь Эйва, эти планы пришлось отложить. И я могу понять Бэттэн. Во-первых, с тремя детьми довольно непросто. Во-вторых, с возрастом рожать тяжелее. Я сама родила Руслана в 34 года и могу сравнить свои роды в 22 и 24 года и последние. Да и сложно женщине после тридцати воспитывать детей. Во всех отношениях. Это постоянное недосыпание, недоедание, постоянная забота о ребенке. Сложно. К тому же Бэттэн почти все время была одна, Руслан постоянно находился в разъездах. Может быть, приезжал на день-два, неделю… Да и теперь ей нелегко. Трое детей, а везде нужно успеть.

- Но кто-то ей помогает в Америке?

- Мама живет в часе езды, но она еще работает. Сестра тоже работает. Конечно, если нужно оставить детей, Бэттэн берет няню, но в основном - одна.

- Вы с внучками и внуком много общаетесь?

- Конечно, навещаю их. Но сложность в том, что старшие Алексис и Александро не знают русского языка. Правда, Алексис немного понимает по-русски, но как бы стесняется говорить. Мне проще с Эйвой общаться, потому что ей полтора годика и она пока не понимает ни по-русски, ни по-английски. Сейчас Бэттэн в Минске, ей помогает вся наша семья - не только я. Дети Вадима, Анжелы постоянно с ней. Нельзя смотреть на все это без слез. Почему вот так Бог распорядился? Почему он отнял отца у таких маленьких красивых детей? Зачем детям такое наказание?

- В Минске они живут в доме, который построил Руслан?

- Да, дом он построил, вот только в нем так и не пожил. Сын сам проект создавал, почти все проинспектировал… Оставалось мебель в детскую комнату купить. Дом, конечно, очень шикарный, потому что Руслан в этом плане эстет. Если что-то делает, то делает на совесть. Не жалел денег на свое "гнездышко" и всегда говорил нам так: "Я не такой богатый, чтобы покупать дешевые вещи". Жаль, что сын не смог провести в этом доме ни одного дня.

- Но дом Бэттэн продавать не будет?

- Во всяком случае, сейчас она этого делать не собирается. Хочет каждый год приезжать в Минск. А что будет дальше?.. Я не знаю. И уже не загадываю даже на завтра. Потому что в моей жизни в последнее время все переворачивается с ног на голову. Но, повторюсь, Бэттэн планирует раз в год приезжать в этот дом на пару недель. Как получится… Это же не ближний свет - лететь из Штатов. Я вообще не представляю, как можно с тремя маленькими детьми находиться на борту около 18 часов. Она – молодец!

- Бэттэн рассказывала, что за неделю до отъезда Руслана в Ярославль он составил завещание, которым застраховал семью от финансовых неурядиц, не забыл и о родных. Как будто предчувствовал трагедию. А у вас не было никакого предчувствия?

- Нет, ничего такого не припомню. Правда, однажды сидели за столом, речь зашла об авиакатастрофах. Я у сына спросила: "Тебе не страшно летать? Ты же столько времени проводишь в воздухе". Руслан тогда удивился: "Мама, а чего бояться? Кому суждено утонуть, тот не разобьется". И уже после того, как сына не стало, Вадим признался мне, что, оказывается, Руслан в Америке во время полетов несколько раз попадал в такие ситуации, что находился на грани жизни и смерти. Но тогда все обошлось, хотя, возможно, это и были первые тревожные звонки. Может быть, и правда - судьба.

"Мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша..."

- Руслан столько лет играл в Америке и вдруг решил отправиться в Россию, в "Локомотив"… Действительно, какой-то рок.

- В НХЛ сын очень хотел выиграть Кубок Стэнли, но так и не получилось. Тогда решил в КХЛ завоевать с "Локомотивом" Кубок Гагарина. Руслану было уже 37 лет, для НХЛ он считался возрастным игроком, так что понятно его желание попробовать силы в России. Он говорил мне: "Последний год за "Локомотив" сыграю - и все, на пенсию". После Олимпиады в Ванкувере ему сделали операцию, здоровье было уже не то…

- Когда произошла катастрофа, многие надеялись, что Руслан остался жив, отправившись в Минск на своей машине.

- В тот день мы с отцом были на даче, решили на хоккей не идти, а посмотреть его по телевизору. Думаем: все равно ведь сын домой придет поужинать. Около четырех дня позвонил Вадим: "Мама, самолет с "Локомотивом" разбился". Я ему: "Ты что, с ума сошел? Что это за шутки дурацкие?" К сожалению, все сказанное оказалось правдой, хотя мы надеялись до последнего. Ведь сказали, что несколько человек уцелели. А в российских СМИ даже сообщили, что Руслан Салей уехал в родной Минск на машине. Но он, конечно же, никуда не уезжал. Потому что буквально через полчаса после этого заявления по телевидению приехал на дачу старший сын и сказал: "Я разговаривал с Русланом за 20 минут до вылета самолета. Он был на борту". Последние слова Руслаши были: "Ну все, братэлло, я пошел, нас гонят в шею из-за этого треклятого политического саммита, говорят, чтобы быстрее уматывались и освобождали взлетную полосу". Еще и крепким словом прошелся по саммиту и его участникам. Но Руслан на самом деле собирался ехать в Минск на машине, он рассказывал об этом брату. А решение лететь с командой принял буквально в день вылета. Сказал: "Команда есть команда, что я буду, как отщепенец, отдельно от нее ехать?" Полетел с "Локомотивом". Не долетел…

- Кто опознал Руслана?

- На опознание отправились Вадим с дочерью. Я не поехала, потому что вряд ли выдержала бы. Вадим один ходил в морг, сразу опознал брата. Сын не сильно был изувечен. А были и такие, кого вообще невозможно было узнать. От них ничего не осталось.

- Тамара Гавриловна, а как вы пережили, перенесли похороны?

- Я их вообще плохо помню. Все было как во сне. Открывала глаза, где-то всплывало знакомое лицо, цветы, венки… Я была в полуобморочном состоянии. Не хотелось никого видеть и ничего слышать. Думать о том, что Руслана больше нет, было просто невыносимо. На кладбище я не понимала, куда меня привезли. И, когда мы на следующий день снова приехали на могилу, я не могла узнать место, где днем ранее были похороны. Это такая боль и такая печаль, что не дай Бог пережить ни одной матери! Наверное, и на самом деле нет ничего более страшного, чем когда родители хоронят детей. Поверьте мне, страшнее Бог наказания не придумал для родителей. Уж лучше нас забрал бы, чем молодых людей, у которых все в этой жизни только начиналось. Руслан не достиг даже своего жизненного пика.

- Вы сказали, что отец Руслана - Альберт Викторович - тоже не дожил до годовщины смерти сына.

- Да, он умер 5 июля этого года. Не дожил до годовщины буквально два месяца. Он тоже сильно переживал после трагической смерти Руслана, но если я всю боль и эмоции выплескивала через слезы, то он эту боль спрятал в себе. Она его съедала изнутри. Альберт переживал за сына, переживал за меня, ругал меня за то, что плачу. "Все мы там будем, каждому свое. А слезами Руслана не вернешь", - говорил он. Я, конечно, понимала, что не верну, но что может с собой поделать в таких случаях женщина, мать? Муж умер на даче скоропостижно. Ни на что особо не жаловался, но сердце не выдержало. Утром случился обширный инфаркт, за пару часов человека не стало. Может быть, стоило пройти медобследование, но все это понимаешь уже задним умом. Это был для меня после смерти Руслана еще один удар! Около 20 дней я находилась в больнице, до сих пор глотаю антидепрессанты.

"Мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша..."

- 8 сентября откроют памятник Руслану. Вам он понравился?

- Вадим занимается всеми этими делами, но я видела памятник только на фотографии. Вроде неплохой. Хотя, повторюсь, я до сих пор жду Руслана. И ничего с этим поделать не могу. Ведь он никогда не был для нас "звездой". Скорее - добрым и заботливым лучиком солнца. Он приезжал домой раз в год. Вот и теперь мне кажется, что сейчас откроется дверь, зайдет Руслаша, обнимет меня, поцелует и привычно спросит: "Привет, ма! Как дела?.."

Кстати

По делу о гибели в авиакатастрофе ярославского "Локомотива" обвинен экс-замгендиректора "Як Сервис" Вадим Тимофеев. После сложнейших экспертиз межгосударственный авиационный комитет пришел к выводу, что причиной трагедии стала ошибка экипажа: пилоты во время взлета жали на тормоза, сообщает "Советский спорт".

Следователи уверены, что катастрофы можно было избежать, если бы не ряд грубейших нарушений, которые допустил Тимофеев, отвечавший в компании за организацию летной работы.

По словам представителя Следственного комитета России Владимира Маркина, в день катастрофы экипаж должен был проходить переобучение на право управлять самолетами "Як-42", а не осуществлять перевозки.

Авиакатастрофа, унесшая жизни 44 человек, произошла 7 сентября 2011 года.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров