За два дня до смерти юный штангист жаловался на высокое давление и боль в спине

Евгений Волошин, "Еврорадио"

Как думают близкие Жени Шрамко, ни тренеры сборной, ни врач не приняли достаточных мер для оказания помощи.

Трагедия в олимпийском комплексе "Стайки", когда скоропостижно скончался 19-летний штангист Женя Шрамко, произошла уже месяц назад. Но расширенная экспертиза, которая должна назвать точную причину смерти, до сих пор не окончена.

Тем не менее близкие родственники и друзья Жени рассказывают, что за несколько дней до несчастья ему стало плохо, в результате пришлось обращаться в медицинский пункт. Но врач из "Стаек" ограничился выписыванием таблеток.

Скорее всего, Женя умер в ночь с четверга на пятницу 22 февраля. Когда в комнату вошли, он лежал на животе, лицом в матрас. Причина смерти ― сердечная недостаточность, что могло произойти из-за перегрузки и утомленности.

Утром в среду 21 февраля Евгений написал другу сообщения в социальных сетях, где пожаловался на катастрофически высокое давление ― 170 (!!!) на 100.

За два дня до смерти юный штангист жаловался на высокое давление и боль в спине

"Женя в среду пошел в медпункт и пожаловался врачу на боль в спине. Она сделала ему снимок и сказала, что все в норме, ― передает один из последних телефонных разговоров с сыном Наталья Александровна, мама погибшего тяжелоатлета. Женщина согласилась побеседовать, хотя до сих пор говорить ей очень непросто. ― Как оказалось, кардиограмму врач не сделала, на давление должного внимания не обратила. А боль в спину очевидно передавалась из-за проблемы с сердцем, как это часто бывает. Врач дала, как сказал сын, горсть таблеток. После приема таблеток Женя проспал с 11 утра до 7 вечера. Что это были за препараты ― мы не знаем. А уже ночью, скорее всего, Жени не стало..."

Еврорадио: Были ли у вашего сына когда-нибудь проблемы со здоровьем?

Наталья Александровна: "Что вы! Только в подростковом возрасте у него болели колени. Я привела сына в частную клинику, и со временем мы все поправили. Последний расширенный медосмотр сын проходил в декабре, и все было хорошо. Он был очень сильный парень, фанат тренировок, человек большого спорта. Поднять он мог больше, чем сборники. И на предыдущих соревнованиях умышленно не показал свой лучший результат. Он был уверен, что победит на чемпионате Беларуси и поедет на чемпионат Европы. Соревнования были на носу, и результат улучшался. И вот еще что касается здоровья. Сын учился в Академии управления (по специальности "Управление информационными ресурсами", вот-вот его должны были перевести на бюджет. ― прим. Еврорадио), но первоначально поступал в Академию МВД. Поэтому проходил расширенный медосмотр, и здоровье оказалось идеальным, была только мелкая проблема с зубом. О высоком давлении в среду Женя мне побоялся рассказывать, иначе я бы его тут же забрала из "Стаек". Я отправляла здорового и сильного сына в олимпийский комплекс, где, как говорят, тренируется спортивная элита Беларуси. В итоге мне вернули сына в гробу".

За два дня до смерти юный штангист жаловался на высокое давление и боль в спине

Еврорадио: Олимпийский чемпион Арямнов когда-то высказывал мнение, что молодые штангисты в Стайках "ломаются", что некоторые спортсмены становятся расходным материалом. Когда Жене стало плохо, никто из тренеров сборной не зашел, не забеспокоился, он ведь пролежал в комнате в течение суток, а, может, и больше. Изинился ли перед вами кто-нибудь из тренеров национальной сборной?

Наталья Александровна: "На поминках были тренеры из "Спартака", где сын всю жизнь занимался. Не помню, чтобы был кто-то другой. Я знаю, что долгое время никто из минских ребят, хоть у нас есть талантливые тяжелоатлеты, не мог попасть с сборную. Он может быть лучшим, но в сборную не пускали. Отсюда, видимо, и наплевательское отношение к столичным штангистам. Я вам больше скажу: вроде бы собираются возбудить уголовное дело и, как я понимаю, вину спихнут на Вячеслава Лешко, личного тренера Жени. В дни, когда сыну стало плохо, наставник не мог находиться рядом с ним все время, у него есть еще и другие ученики в Минске. Сына в "Стайках" кормили примерно на 70 тысяч в день. Лешко попросил, чтобы его паек отдавали Жене. Тренер был для сына как отец. Десять лет с ним работал, и никогда не возникало проблем со здоровьем. Лешко никогда не сделал бы Жене ничего вредного. Как сын умер, его тренер плачет, сильно похудел, для него это личная трагедия. Но, как это бывает, могут обвинить стрелочника, а виновные будут продолжать свою работу".

За два дня до смерти юный штангист жаловался на высокое давление и боль в спине

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров