Леонид Злотников: Настоящая девальвация произойдет в ближайшие дни


"Черную пятницу" известный белорусский экономист Леонид Злотников подробно прокомментировал charter97.org. В частности, он объяснил, на сколько вырастут цены для конечного потребителя, почему все частные предприятия приостановили торговлю, что будет с бизнесом, когда можно будет купить доллар в свободном доступе и каким будет курс, когда скачки курса закончатся.

— Что означает введение налога на покупку валюты населением?

— Власти решили, что этот налог должно заплатить население, потому что если будет выплачивать один бизнес — он разорится, потому что будут вымываться оборотные средства. Чтобы объяснить, как будет происходить подорожание товаров в результате таких мер, нужно оговориться, что полная импортоемкость продукции в среднем по стране — примерно 55%. Это значит, что к себестоимости продукции в среднем по стране импортные детали, материалы и энергия составляют чуть больше половины. Скажем, в сельском хозяйстве затраты, скажем, газа — небольшие. В основном на газу у нас "сидит" электроэнергетика. Если взять прямую, непосредственную импортоемкость предприятия, то там составляющей газа почти нет. Но там есть электроэнергия, горючее, машины, химия и так далее.

Но вот что получается: если мы возьмем полные затраты электроэнергии по всему народному хозяйству, то они выше прямых затрат в 16 раз. К чему я это говорю. К тому, что там, где, казалось бы, нет импорта производства — скажем, в сельском хозяйстве затраты импорта могут составлять порядка 20%, а в производстве тракторов, скажем, очень много комплектующих поступают из России, и там прямые затраты составляют 60-70% от себестоимости производства трактора. В конце концов, в среднем разные предприятия будут тратить на импорт больше, чем раньше, потому что половины необходимой для закупки импорта валюты надо будет отдавать в качестве налога. Из понимания полной импортоемкости следует, что затраты на товары, производимые разными отраслями вырастут примерно в одинаковой степени, даже там, где, казалось бы, импорта нет. Также вырастет в цене продовольствие.

Из выручки сейчас 50% предприятие оставит себе, а 50% продаст государству. А потом из тех 50%, которые останутся — их же не хватает, чтобы опять купить валюту, потому что придется платить 30% налог и закупать 50% от необходимой суммы — а значит, средний налог на импорт составит таким образом примерно 15%. Результат будет такой: на 15% вырастут цены на все только из-за того, что введен этот налог.

— Сейчас в интернете многие спорят — можно ли считать нововведения Нацбанка девальвацией или нет. Как вы объясните то, что сейчас происходит с валютой в целом?

— Девальвация отдельно ожидалась сама собой, по своим причинам. Это значит, что валюты в стране стало чуть-чуть меньше, валюты не хватало на валютном рынке, цена на валюту должна была расти. И вот, уже по старому курсу ее стало не хватать — и наступил кризис. Раз товара не хватает, цена его должна возрастать. Либо он должен исчезнуть. Насколько должна была вырасти цена валюты? Здесь трудно сказать. Если взять наши отношения с рублем, то по отношению к российскому рублю белорусский рубль укрепился за последние полгода в два раза. То есть покупательская способность белорусского рубля вдвое увеличилась по отношению к российскому.

— Значит, девальвация должна составить 100%?

— Если бы мы работали только с российским рублем в качестве валюты, то надо было бы повысить наш курс в два раза. Но мы еще работаем и с долларом, и с евро. И где-то у нас примерно 40% в общей выручке от общего экспорта составляет рубль. Поэтому не в два раза, должен быть рост курса. Посчитать это сейчас трудно, но в результате крепкая валюта должна была подорожать на 80% по отношению к белорусскому рублю, то есть курс должен был бы стать порядка 16-17 тысяч в результате девальвации. Но вот появился налог, который заставляет нашу валюту тоже девальвироваться.

— То есть, власти сделали хуже? Девальвация могла быть меньше без дополнительных "многоходовок"?

— Может произойти так, что курс доллара может сейчас повыситься в два раза в итоге всего этого. Это может быть не сразу, может произойти прямо сейчас, я не знаю. Сейчас должны начаться прыжки валюты туда-сюда, как в 2011 году, когда была девальвация и доллар был переоценен. И в первой половине 2012 года национальный банк скупил 2.5 миллиарда долларов без дальнейшего повышения курса.

Пока и субъекты хозяйствования, и население будут продавать валюту государству по одной цене, а покупать по цене на 30% выше. Теперь в зависимости от установленного Нацбанком курса население будет покупать валюту по искусственно завышенной стоимости. Сейчас на черном рынке за валюту могут давать и 20 тысяч. Помните, как в 2011 году на черном рынке за доллар давали не 8 тысяч, а 12-15?

— То есть, такие скачки курса валюты — обычное явление для таких моментов в экономике страны?

— Да, это нормально. Когда кому-то очень нужна валюта и он готов за нее отдать сколько угодно — он платит эти деньги. А когда валюта уже появляется в продаже, этот ажиотаж спадет. Но валюта появится. Сейчас пойдут торги, как это было раньше. Межбанковского рынка не будет, как раньше, а будет только торги на валютно-фондовой бирже. В результате торгов будет устанавливаться определенный курс. Скажем, завтра он установится на отметке 12 тысяч — значит, у вас будут покупать по 12 тысяч, а продавать будут на 30% дороже, по 15.600. На следующий день на валютной бирже курс установится на уровне 15 тысяч — значит, соответственно, продавать станут по 19.500.

— Сейчас многие банки приостановили кредитование, а магазины приостановили продажи. Почему?

— Предположим, возьмем импортные телевизоры. Если этот магазин продал телевизор и выручил 5 миллионов рублей, по прежнему курсу это грубо $500. Теперь для того, чтобы этот телевизор привезти снова из-за границы, где он стоит $400, компания должна купить валюту. Идет оборот капитала. Каждый раз с этого телевизора раньше зарабатывали порядка миллиона, 20%. Теперь чтобы купить 400 долларов, они должны заплатить 30% налога — то есть чтобы купить 400 долларов, они должны затратить 5.300.000 в рублях. Предположим, что курс доллара остался 10 тысяч и у них берут только 30% налога на валюту. Даже если не будет никакой девальвации, они теперь должны затратить больше.

Но девальвации еще не было. Но мы видим на примере телевизора — либо должно заплатить больше население, либо свои денежки спустит фирма. Это даже если в том случае, если девальвации не будет. Фирма раз купит, два купит — а дальше не сможет. Поэтому сейчас все фирмы приостановили продажи товаров.

— Как на конечную новую стоимость доллара и всех товаров повлияют девальвация вместе с налогом 30%?

— Вот как плывет лодка по реке — с одной стороны, ее несет течение, с другой стороны, ее гонит ветер. Реальное движение происходит в сумме действий двух сил. Так и тут: на доллар теперь оказывает влияние и введение налога на покупку валюты, и отдельно девальвация. Эти процессы будут друг друга еще и разгонять. Сразу же включится рост цен. Вот почему отключили продажи — чтобы внести это все в ценники. Население сейчас будет покупать телевизор не за 5 миллионов, а за 5 плюс прибыль. Скачок цен будет по крайней мере на 20%. А полная импортоемкость размажет этот ценник не только на телевизоры, а даже и на местную свинину. Казалось бы, подумаешь, это же свое производство, свои корма! Но ведь полная импортоемкость свинины выше. Потому что тот, кто делает комбикорма, электричество — все повысят цены для производителя свинины.

— То есть, реальная девальвация еще впереди?

— Конечно. Поскольку в обменниках не стало валюты, мы пришли к тому состоянию, когда валюты в стране стало не хватать. И вот, наше «мудрое» руководство решает: мы будем повышать курс одновременно со введением этого налога. Курс будет определять биржа как и раньше, но при этом был установлен новый порядок купли-продажи валюты, с налогом 30%.

— Когда она произойдет?

— А через два дня заработает валютно-фондовая биржа — тогда мы и увидим, какой новый курс они установят. Если биржа установит опять курс слишком маленький — валюты по-прежнему будет не хватать. А теперь валюты всем надо больше, потому что наложился ведь еще и третий момент. Если раньше 30% валютной выручки предприятие-экспортер должно было продать государству по рыночному курсу, который есть на бирже, то теперь вы должны продавать 50%. То есть, валюту стали принудительно отнимать. И получается, что вырученную валюту нужно дальше пустить в оборот — и опять надо платить больше.

— По каким слоям населения новые меры властей ударят больнее всего?

— Как это все будет. Я уже сказал, что только один из этих факторов вызывает рост цен на 15%. Второе — будет девальвация. Вот если бы девальвация была без этих трех изменений, а сразу, можно было бы это как-то посчитать, прикинуть… Но экономика — это такая сложная вещь, там очень много цепей взаимодействия, что теперь сказать просто так, как это скажется на итоговом курсе валют очень трудно. Если бы была одна девальвация, то по моим прикидкам должно было "выползти" на отметку 16-18 тысяч. Сейчас я скажу, что на продажу дорастет точно до 16 тысяч, когда все стабилизируется. Но поскольку наложились все эти факторы, поскольку государство забирает слишком много валюты, оно обескровливает частный сектор. Потому что когда валюты начнем не хватать здесь, «внизу». И государственным предприятиям, и бизнесу.

— У кого власти заберут валюту в первую очередь?

— Конечно, у частного бизнеса. Он окажется в более тяжелом положении, многие индивидуальные предприниматели и частные предприятия могут просто обанкротиться. Сколько может бизнес перекладывать на население? Население перестанет у бизнеса покупать. Оно станет покупать белорусское, потому что оно будет дешевле. Но на производство белорусского тоже требуется импорт, но и половину себестоимости белорусского составит импорт, поэтому даже оно подорожает. Правда, не так быстро и не так на много.

— Получается, этими мерами власти решили вынудить народ покупать белорусское?

— Думаю, что да. Импортные товары если и не исчезнут, то станут такой цены, что их никто не сможет купить. Частный сектор зажмут еще сильнее, чем он был зажат раньше. Это вам не сертификаты, это реальные экономические меры. Эдакое «мы вам ничего не запрещаем», зато теперь "само собой" окажется, что у частного бизнеса ничего не покупают. Это очень сильно придавит мелкий бизнес, также будет придавлен средний бизнес.

— Слишком много валюты пойдет "наверх". Прямиком в карман Лукашенко?

— Эти деньги попадут "наверх", где их начнут делить чиновники. Лукашенко и так не мог коррупцию побороть, а теперь и подавно он ее не поборет. Разгул коррупции обеспечен.

— Получается, про "плавную девальвацию", которая якобы шла все это время, населению врали?

— Если в обменниках доллара в свободной продаже нет, значит, курс занижен. Его нужно повышать. Это значит, нужно девальвировать белорусский рубль. Это однозначно! Во-вторых, то, что девальвация будет — для всех было очевидно, потому что из страны «выветривалась» валюта. Если это не золото-валютные резервы уменьшались, то это были деньги населения. Для того, чтобы страна нормально жила, в страну должен быть такой же приток валюты. А он не увеличивался, потому что не было новых долгов. Страна полным ходом шла к этой девальвации — и ее предсказывали все, кто знает, как работает экономика. Девальвация была неизбежна. Но ее пока не было. Некоторые аналитики, а также власти говорили, что девальвация уже идет и идет постепенно, мол, мы не можем сразу обвалить рубль. А теперь давайте посмотрим: цены выросли на 117%, а доллар за это время вырос на 116%, значит, его покупательская способность на 1% упала. Значит до сих пор девальвировал доллар, а не рубль. И темпы роста цен и темпы роста номинального курса доллара только сейчас сравнялись. Никакой девальвации белорусского рубля до этих пор не было. Это были отговорки.

Новости по теме

Новости других СМИ