"Лукашенко выглядит меньшим диктатором, чем Путин". Цитаты недели (14-20 апреля)

Везунчик Лукашенко на коротком поводке, генное преимущество Путина и выбор из трех зол — в обзоре цитат недели от UDF.BY.

1
Светлана Алексиевич, писатель. 16 апреля в интервью "Свабодзе",
Лукашенко выглядит меньшим диктатором, чем Путин. Во всяком случае у нас нет этих диких законов о сексуальных меньшинствах, о защите православия. Я даже удивилась, что мы не повторили эти глупости.
Многие считают, что Беларусь вторична и лишь перерабатывает вещи и явления, которые были произведены как за границей, так и ранее в самой стране. Однако Болотная-2011 случилась после Плошчы-2010. А удушение оппозиции и независимых СМИ в России происходит на добрый десяток лет познее старта аналогичных тенденций в Беларуси. Как однажды сказал лидер "Ляписов" Сергей Михалок, "гангрена… проросла в родной Беларуси, потом появились темные пятна в России, Казахстане, на территории всего бывшего Советского Союза".

В деле развития авторитаризма наша страна — в мировом авангарде. Порой кажется, что для России мы — полигон для политических экспериментов. В бывшем сборочном цехе СССР теперь собирают Левиафана.

Но на самом деле все еще грустнее. Алексиевич считает, что Путин "похоронил мечту о том, что Россия будет европейской". А вместе с ней, считает она, умерла и мечта о европейской Беларуси: "Мы также от них очень зависим, к сожалению, мы очень связаны. Теперь уже продемонстрирована такая сила, что Лукашенко оказался на коротком поводке, ему уж точно не вырваться".
2
Владимир Путин, президент. 17 мая во время "прямой линии" с гражданами России.
Наш генный код, наверное, может быть, почти наверняка является одним из наших главных конкурентных преимуществ в сегодняшнем мире.
На "прямой линии" Путин поведал немало интересного. Признал, например, что "зеленые человечки" в Крыму были россиянами, отказался от претензий на Аляску и попросил подождать с новой первой леди.

Но скорее прочего нам в глаза бросилось утверждение о генетическом преимуществе живущих в многонациональной стране россиян. Оно вполне безобидно само по себе — но прекрасно выделяется на фоне проведенного в Крыму аншлюса, и нам в очередной раз является историческая параллель с Третьим рейхом.
3
Валерий Карбалевич, политолог. 16 апреля на "Свабодзе".
Украинский фактор явился в самое неблагоприятное для Лукашенко время и буквально спас его.
Рейтинг Лукашенко последнее лет десять был жестко привязан к экономическому положению белорусов. До Майдана и крымского конфликта. Сегодня у экономики Беларуси очередное обострение хронических болячек — но белорусы не просто их не замечают, а даже считают, что стало лучше. И причиной тому — события в Украине, которые задали спрос на порядок в стране и жесткую руку лидера. Поэтому белорусскому президенту сегодня в этом плане очень везет, а его рейтинг растет на украинских дрожжах.
4
Виктор Мартинович, журналист. 18 апреля на 34mag.net.
Меня приводит в когнитивный ступор тот факт, что люди, которые счастливы по поводу интернирования бомжей... считают себя христианами. Они ходят в церковь на Пасху, они красят яйца и освящают куличи. Они не понимают, что, плюя в спину нищему, они плюют в Христа, бредущего по Палестине.
Зачисток и выселения бомжей из Минска перед чемпионатом мира по хоккею не будет. Но эти слухи всколыхнули белорусское общество и заставили белорусов задуматься: по-человечески ли это? Мартинович считает, что нет.
5
Дмитрий Растаев, журналист. 18 апреля в "БелГазете".
[Легализация марихуаны] — это не выбор между добром и злом, а выбор из двух зол, одно из которых — меньшее.
Даже из трех зол, уточняет Растаев: "алкоголь смело можно причислить к тяжелым наркотикам: биологические и социальные последствия от его бесконтрольного употребления куда тяжелее, чем от употребления марихуаны". И вместо "травки" люди потребляют "чернила" и водку. Когда плод становится запретным, то годятся и менее сладкие, но порой более опасные заменители.

В последние месяцы в топе популярных тем в Беларуси держится проблема спайсов — химических аналогов марихуаны. Спайсы благодаря своим компонентам являются якобы легальными: когда запрещается одно вещество, изготовители химических наркотиков немного меняют состав — и вуаля, перед нами уже другая "курительная смесь". Проблема усугубляется тем, что спайсы еще вреднее марихуаны: их потребители после первой же пробы сходят с ума и выпрыгивают из окон.

Власти, как всегда, решили решить проблему жэстачайшэ — увеличить ответственность за распространение и даже потребление наркотиков. Но эффективен ли такой метод? Растаев осуждает наркоманию, но доказывает, что нет, неэффективен.