"На танках к нам пока никто не полезет, но давление возрастет кратно". Цитаты недели (14-20 июля)

Бедненькая загнанная в угол Россия, трогательная украинофобская пропаганда и Судный день белорусских колхозов — в обзоре цитат недели от UDF.BY.

1
Сергей Плыткевич, политический обозреватель. 15 июля в статье на TUT.BY.
Да, Россия действительно воспользовалась слабостью Украины и отняла у нее Крым. Но в какой ситуации? На мой взгляд — это отчаянный акт не агрессии, а самообороны!
США вместе со своими западными партнерами загнали современную Россию в угол — Плыткевич в статье "Украинская ловушка для Путина, или Почему большинство белорусов не считает россиян агрессорами?" выражает популярную в Беларуси точку зрения, мол, Россия сегодня — жертва. А значит, имеет право дать сдачи.

Эта точка зрения была бы понятна, если бы это говорил россиянин. Но Плыткевич — гражданин нашей независимой Беларуси, а у нас есть свои национальные интересы. Предположим (чисто гипотетически!), Лукашенко решил вести Беларусь в НАТО и ЕС — и вот Россия нападает на Беларусь, чтобы "защищаться". Мы что, должны будем в этой ситуации посочувствовать России и стать под русские пули? "Пятая колонна", нет?

Ну, хорошо. Россия — дружественная нам страна, скажете вы. А Украина что — менее нам дружественная? И если Россия хочет "дать сдачи" Западу, то почему нападает для этого на Украину?

Более детальный разбор рекомендуем почитать в статье-ответе Валерия Карбалевича "Как выбраться из украинского капкана".
2
Денис Блищ, журналист. 15 июля в своем блоге.
Перед российской пропагандой никто не снимал задачу освещать события в Украине (в известном ключе), а интерес аудитории падает. Захватить внимание, еще раз показать ужасы "жидобандеровцев" — теперь это возможно только при помощи очень ярких образов.
На минувшей неделе белорусов шокировал рассказ какой-то женщины в сюжетах российского ТВ о том, что лютые фашисто-бандеровцы распяли на площади Ленина в Славянске младенца, а его мать привязали к танку и протащили по периметру. А потом оказалось, что в Славянске нет ни одной площади Ленина, героиня сюжета является женой "ополченца", а кошмарную публичную казнь ни один человек не смог снять на мобильный и выложить на YouTube.
3
Віктар Марціновіч, пісьменнік. 16 ліпеня ў калонке на budzma.by.
Нашая падзеленасць на "сваіх" і "чужых", якая дэбютавала ў сярэдзіне дзевяностых, паступова звужала кола месцаў, дзе "можна", і прывяла да таго, што палова краіны з паловай краіны проста не здароўкаецца.
"...Людзі абіраюць пасаду і працоўнае атачэнне не па сваіх прафесійных інтарэсах, а па астаткавым прынцыпе: дзе ўсё ж такі "не сорамна". Нельга працаваць у міліцыі, у судзе, у пракуратуры. Нельга працаваць у ЖЭСе, бо менавіта ЖЭС замалёўваў выяву Быкава, якую намалявалі графіцісты да ягонага юбілею. Нельга рабіць у школе, бо з настаўнікаў складаюцца выбарчыя камісіі. Нельга быць доктарам, бо яны арганізуюць выбары ў шпіталях. Па меры адыходу ад пытанняў, непасрэдна звязаных з існаваннем дзяржавы, межы "можна" робяцца больш празрыстымі, але працягваюць ціснуць на любы індывідуальны выбар...". Але ж гэта парадокс і глупства, лічыць Марціновіч, бо "махнуць рукой, забіць і сысці ва ўнутраную эміграцыю прасцей, чым уласнай энергіяй паспрабаваць прабіць сцяну". А змяняць асяроддзе магчыма толькі праз стасункі з ім.
4
Леонид Заико, экономист. 15 июля в интервью charter97.org.
Убыточные колхозы никому не нужны. Ну разве что Путин купит их и назовет их именем КГБ. А если серьезно, то самый простой вариант, и я его рекомендую, переселить в убыточные колхозы китайцев — и те их подымут.
Для белорусских колхозов настал Судный день. Если за полгода они не выйдут на безубыточную работу, то будут приватизированы, пообещал Лукашенко. Созданные в 1920-х, большинство колхозов были убыточными все эти годы, говорит Заико. Станет ли пендель президента для них волшебным и заставит ли вылечить хронические экономические болячки за полгода?
5
Александр Лукашенко, президент. 17 июля на совещании с дипломатами.
Так называемая мягкая сила будет использоваться по максимуму по всему периметру наших границ. На танках к нам пока никто не полезет, но давление возрастет кратно.
Мягкая сила против жэстачайшего Лукашенко — вот такую борьбу противоположностей мы будем наблюдать совсем скоро. Настоящая интрига, борьба стихий: подточит ли вода камень или все пройдет ножом по маслу?

Как думаете, кто победит?
Кто победит?
Всего проголосовало: 58