Правила Путина

The Washington Times (перевод inopressa.ru)

"Полуцарь, полукомиссар, он убежденный автократ, а не начинающий демократ. Его мечта - восстановить Россию в статусе великой державы, какие бы средства для этого ни потребовались. Это находит отклик у многих из его сограждан, и он это хорошо знает", - пишет о президенте России колумнист The Washington Times Клиффорд Мэй.

"Первейшая из задач Путина, по-видимому, состоит в том, чтобы воссоздать евразийскую сферу влияния России, - говорится в статье. - Он мог бы добиться этого и без вторжений, насилия и территориальных захватов, просто ввергая Украину, Грузию и прочие территории, в прошлом принадлежавшие Советскому Союзу, во все большую зависимость от Кремля. Но Путин, точно Тина Тернер, никогда не поступает "легко и просто", когда есть возможность сделать все "красиво и грубо" (отсылка к песне Тины Тернер Proud Mary. - Прим. ред.".

Его воззрения на конфликты бинарны: одна сторона побеждает, другая проигрывает, обоюдных побед не бывает. Не бывает и "перезагрузок", построенных на взаимных уступках. Конфликты дипломатическим путем не решаются; это лишь война другими средствами. Он уважает силу, а к слабости испытывает отвращение и находит ее провокационной. Как он однажды сказал, "слабых бьют.


На прошлой неделе Фрейзер Кэмерон, директор брюссельского Центра ЕС-Россия, в своей колонке задался вопросом: "Готова ли Россия играть по международным правилам, особенно в части неприкосновенности границ в послевоенной Европе?" Клиффорд Мэй считает ответ очевидным. Кэмерон добавил: "Кроме того, России придется признать, что у каждого государства есть право распоряжаться собственной судьбой, в том числе решать вопрос о членстве в ЕС". Думаю, Путин бы ответил: "А кто заставит Россию это признать?" - пишет автор.

Одной из "глубинных причин" такого положения вещей Мэй считает "слом либерального, основанного на системе правил миропорядка". Он поясняет: "К моменту завершения Второй мировой было две великих державы: Соединенные Штаты и Советский Союз. Их соревнование не было ни безболезненным, ни безопасным, но существовали ограничения. Поскольку ни одна из сторон к мученичеству не стремилась, перспектива взаимного гарантированного уничтожения служила сдерживающим фактором".

"Когда пала Берлинская стена, США взяли на себя бремя мирового лидерства. Однако вскоре как слева, так и справа стали доноситься адресованные Америке призывы снять с себя эту обязанность. Президент Обама взял это за основу политики. Придя на свой нынешний пост, он стал "лидировать негласно", полагаясь на "международное сообщество". Проблема в том, что такого сообщества не существует, - пишет автор. - В Совбез ООН входят Россия и Китай - государства, интересы и ценности которых очень сильно отличаются от ценностей и интересов мультикультурного, охваченного нравственным релятивизмом, разоружающегося Запада. В Генассамблее ООН доминируют тираны и деспоты. Мы точно знаем, что с окончанием холодной войны история не закончилась. И мы знаем, что Путин намеревается вершить историю в Евразии, а также на Ближнем Востоке".

Мэй цитирует сотрудника Института Брукингса Роберта Кагана, работавшего спичрайтером у госсекретаря в администрации Рональда Рейгана: "Ревизионистски настроенные великие державы никогда не бывают довольны. Их сфера влияния им всегда мала, несоразмерна их гордости или растущим потребностям в сфере безопасности. Чтобы сохранить благоприятный миропорядок, Соединенные Штаты не должны позволять использовать сферы влияния в качестве предлога для агрессии".

"Однако, чтобы этого добиться, - продолжает Мэй, - недостаточно одних только речей, в которых тот или иной акт агрессии со стороны России, Сирии, Ирана или Северной Кореи провозглашается "неприемлемым", после чего с ним смиряются, как будто он был неизбежен. Чем сильнее будет Америка в военном и экономическом отношении и чем более убедительной будет готовность Америки эту силу применять, тем реже придется это делать на самом деле. До тех пор, пока этот парадокс не будет понят и внедрен в политику, следует ожидать, что Путин будет на земле и в воздухе испытывать границы дозволенного в обращении с Западом, иранские теократы будут обкатывать новые центрифуги, Северная Корея - запускать новые ракеты, а джихадисты - выкладывать на YouTube новые эпатажные варварские выходки".

Новости по теме

Новости других СМИ