Ливия может обвалить цены на нефть


Иллюстративное фото
Ливия наращивает добычу и может сорвать переговоры о заморозке нефтепроизводства.

Ливия заявляет о планах в несколько раз нарастить производство и начать масштабный экспорт нефти после возврата контроля над нефтеналивными портами Сиртского залива. Это происходит на фоне все более частых разговоров о возврате к идее заморозки нефтедобычи. Теперь Ливия, благодаря своим планам, может сыграть роль Ирана, из-за которого сорвались прошлые переговоры по фиксации мирового уровня производства нефти, пишет gazeta.ru.

Ливия в течение месяца нарастит производство нефти до 600 тыс. баррелей в сутки, сообщила Национальная нефтяная компания Ливии. Помимо этого, в ближайшее время будет возобновлен экспорт через порты так называемого «нефтяного полумесяца» (побережье залива Сирт), контроль над которыми ливийские войска вернули накануне. Технические группы уже приступили к оценке необходимых действий, добавил глава ливийской ННК Мустафа Санаалла.

К концу года уровень производства в Ливии планируется довести до 0,9 млн баррелей в сутки — при условии достаточного финансирования, доступа к портам и открытия нефтепроводов на юго-западе страны.

Ливия до вооруженного конфликта, разгоревшегося в 2011 году, добывала 1,4−1,6 млн барр./сутки, что соответствовало примерно 2% мирового производства. Но в настоящее время добыча в стране составляет лишь около 200 тыс. барр./сутки.

Стоит отметить, что это оценки ООН. По данным Организации стран — экспортеров нефти, в которой состоит Ливия, в августе ежедневное производство в этой стране было выше и составляло 292 тыс. барр./сутки.

«Увеличив добычу и экспорт нефти, мы можем сократить дефицит бюджета и платить за жизненно важные услуги», — отмечается в сообщении ННК Ливии.

Но в текущей ситуации улучшение положения в Ливии может негативно отразиться на мировом нефтяном рынке.

В этом году активно обсуждается тема заморозки уровня добычи нефти с целью стабилизировать мировые цены. Первыми этот вопрос подняли Россия, Саудовская Аравия и Венесуэла еще в начале года, но апрельские переговоры в Катаре, которые должны были привести к окончательному соглашению, сорвались.

Виновником стал Иран, который сначала заявил о том, что поддерживает инициативу, но затем решительно отказался фиксировать добычу. Исламская Республика указала на то, что санкции США и Европы, ограничивающие экспорт нефти из Ирана (а следовательно, и добычу в стране), были отменены только в январе и Иран «не намерен вновь загонять себя в санкции», пока не выйдет на досанкционный уровень производства, что соответствует около 4 млн барр./сутки.

Россия, кстати, тогда заявила, что и без Ирана заморозка способна положительно повлиять на цены на нефть, так как идею поддержали производители, обеспечивающие 73% мирового производства нефти.

Но в последний момент, в ходе переговоров в столице Катара Дохе 17 апреля, заморозку отказалась поддерживать Саудовская Аравия, заявившая, что фиксировать добычу должны все крупные производители.

В этом месяце разговоры о фиксации нефтедобычи в мире вновь активизировались. Предполагается, что тема заморозки будет обсуждаться на Международном энергетическом форуме, который состоится в конце сентября в Алжире, а также в ходе очередной сессии ОПЕКв октябре.

Россия и Саудовская Аравия в рамках недавнего саммита G20 даже подписали совместное заявление с целью стабилизации рынка нефти. В частности, в документе стороны отмечают неустойчивость на нефтяном рынке из-за сокращения капитальных затрат в нефтедобыче и переноса инвестпроектов. Кроме того, Россия и Саудовская Аравия признали необходимость сдерживания излишней волатильности рынка нефти.

Соглашение подразумевает создание рабочей группы для мониторинга рынка и выработки рекомендаций для обеспечения его стабильности. Как говорил ранее российский министр энергетики Александр Новак, обсуждаются сроки заморозки уровня добычи на три либо шесть месяцев. Не исключено, что срок фиксации будет и более полугода.

Впрочем, Иран продолжает делать противоречивые заявления. С одной стороны, Исламская Республика ранее заявляла, что будет поддерживать все инициативы, направленные на стабилизацию рынка. Такую позицию Тегерана подтвердил на прошлой неделе министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане. Но необходимо вспомнить, что Иран делал такие же заявления и в начале года, после чего иранская делегация даже не прибыла на переговоры в Дохе.

С другой стороны, директор Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) по международным связям Мохсен Гамсари в интервью Bloomberg, также на прошлой неделе, заявил, что досанкционные уровни производства будут достигнуты лишь к концу 2016 — началу 2017 года. В августе, по данным ОПЕК, Иран добывал 3,65 млн барр./сутки. Но при этом Гамсари подчеркнул, что со стороны Исламской Республики решение о заморозке будет политическим и принимать его должен как раз Зангане.

Ливия в данной ситуации может оказаться в роли Ирана, чей отказ от заморозки повлек за собой цепную реакцию в виде ухода от соглашения одного из инициаторов этого плана, Саудовской Аравии.

Новости по теме

Новости других СМИ