Официальная Варшава станет предсказуемой

"Rzeczpospolita", перевод inosmi.ru

Интервью с Александром Смоларом, политологом, председателем фонда им. Батория, бывшим советником премьер-министров Тадеуша Мазовецкого (по политическим вопросам) и Ханны Сухоцкой (по внешней политике).

- Усилит ли победа Бронислава Коморовского позицию Польши в Евросоюзе? Так утверждают сторонники партии "Гражданская платформа" (PO), а каково ваше мнение?

- По сравнению с бурным сосуществованием Леха Качиньского с правительством Дональда Туска, теперь мы несомненно станем более предсказуемым партнером. Впрочем, уже в последние месяцы взаимодействие между президентским центром и правительством улучшилось, не было споров о том, кому чем летать, был подписан Лиссабонский договор. Однако невозможно было скрыть принципиальных расхождений в политическом видении и методах работы президента и правительства. Победа Коморовского гарантирует улучшение взаимодействия между двумя центрами власти, а, следовательно, более эффективную реализацию поставленных в сфере внешней политики целей.

- Это обрадовало западноевропейских политиков и экспертов. Вас это удивляет?

- Действительно, я не могу припомнить, чтобы в адрес Леха Качиньского часто звучали слова поддержки. И это можно понять, если вспомнить, каких методов ведения внешней политики придерживались правительство партии "Право и справедливость" и президент Качиньский. То время было отмечено усиливавшейся самоизоляцией Польши (за исключением отношений с Украиной, Грузией и Литвой). В отношениях с Германией и Россией преобладала политика жестов и раздутого самомнения (т.н. "ассертивности"), а сведение исторических счетов подменяло внешнюю политику. Эту политику самоуверенности и ссор хорошо иллюстрируют два факта: срыв саммита "Веймарского треугольника" из-за сатирической статьи во второсортной немецкой газете и "нейтральная почва", как условие для встречи с президентом России. Эта инициатива завершилась жестокой шуткой со стороны Путина, который предложил встретиться в Минске, у Лукашенко. Положительно воспринимая обращение Ярослава Качиньского к россиянам после катастрофы под Смоленском, не следует забывать, как резко он критиковал Дональда Туска за приглашение Владимира Путина в Польшу на мероприятия, посвященные 60-й годовщине начала Второй мировой войны.

- А может, это потому, что интересам стран "старого" Евросоюза угрожал проект европейской политики братьев Качиньских, по которому малые государства должны были стать самостоятельными субъектами, а взаимодействие между странами Восточной и Центральной Европы усилиться?

- Ведущим принципом политики братьев Качиньских был безусловный приоритет союза с США, а также верность идее Пилсудского о пространстве "от моря до моря", т.е. союзе государств, находящихся между Россией и Германией (от Скандинавии до Балкан, включая Украину и кавказские государства). Ставка на тесное союзничество с США было всегда несколько наивным, все это рухнуло с приходом глобальных изменений, мира новых вызовов, с эволюцией политики Вашингтона, когда США отвернулись от Европы.

Если говорить о странах нашего региона, их интересы очень различны, их в большей степени интересуют не региональные союзы, а хорошие отношения с "метрополиями" старого ЕС или с Россией (в энергетической сфере). Даже самый большой друг Леха Качиньского в Евросоюзе, президент Чехии Вацлав Клаус, проводил заметно пророссийскую политику, в частности, выступая против расширения НАТО на восток. Впрочем, правительство "Гражданской платформы" оказалось более способным к формированию коалиции стран Центрально-Восточной Европы для защиты общих интересов (например, в вопросах экологии, политики ЕС во время кризиса).


- Вы не видите никаких светлых сторон европейского проекта Леха Качиньского?

- Позитивным аспектом был приоритет энергетической политики, хотя на практике сделано было мало. Интересной была инициатива Ярослава Качиньского по формированию общеевропейских оборонительных сил, хотя сейчас он отрицает, что это была его идея (т.к. он предлагал финансировать эти силы из средств, выделяемых сейчас на сельское хозяйство). В обоих случаях высказанные на европейской арене (официально или неофициально) предложения поражали непрофессионализмом.

Отдавая Качиньским справедливость, нужно признать, что многие из их неудач во внешней политике были вызваны глубинными изменениями в Европе и в мире, которые они не сумели заметить.


- Например?

- После грузинской войны была оставлена тема расширения НАТО или ЕС на восток. США (еще при Буше), равно как и Евросоюз, в сущности, признали, что они бессильны против притязаний России в соседних с ней странах. На Украине крайне неудачная внутренняя политика Ющенко и Тимошенко привела к победе пророссийски настроенного Януковича. Символичным ударом по политике "Права и справедливости" был отказ литовского Сейма разрешить писать польские фамилии в польской орфографии, это произошло во время визита польского президента, за пару дней до его гибели. В более широкой перспективе нужно понимать, что нашу политику в значительной степени определяют глобальные перемены, которые ведут к спаду интереса к нашему региону (и Европе в целом). В свою очередь растет значение Китая, Индии, Бразилии или ЮАР. Также в Европе и США усилился интерес к России (несмотря на глубокий упадок этой страны) – из-за ее энергетического и военного потенциала, того, что она граничит с основными "горячими" регионами мира.

- Изменят ли что-то во внешней политике нынешнее правительство и президент Бронислав Коморовский?

- Я думаю, что немногое. Дональд Туск и МИД будут и дальше задавать тон. Основными отличительными чертами реализуемой ими политики останутся проевропейская ориентация, углубление интеграции, хорошие отношения с соседями, большое значение, придаваемое НАТО и Америке, которое будет, однако, сопровождаться приведением нашей политики в соответствие с изменениями в политике Вашингтона. Что касается президента Коморовского, я бы ожидал, что он будет продолжать определенные направления в сфере восточной политики, которые были начаты Лехом Качиньским, только уже без систематичной конфронтации с Россией. Не будем забывать, что трагически погибший президент был в тех странах очень популярен, и не стоит разбрасываться таким капиталом. Активность Коморовского на Востоке была бы хорошим дополнением к политике правительства, которое прежде всего обращено к Западу. Внутри страны недооценивают то, как в последние годы усилилась роли Польши, улучшился наш имидж в Европе. Это результат умеренной, открытой внешней политики, относительно хороших экономических показателей и того, что популизму во внутренней политике пришел конец. Наша будущая позиция будет, в частности, зависеть от силы идей и способности создания вокруг них коалиций. Если говорить о нашей политике в ЕС, то было бы важно, чтобы Варшава ясно представила наше видение будущего Европы. Предстоящее председательство Польши в ЕС должно этому способствовать.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров